Можно ли бить девочек: Как фраза «девочек обижать нельзя» ломает детям психику

Содержание

Как фраза «девочек обижать нельзя» ломает детям психику

Даже ужасные родители — мучители, нарциссы и иже с ними — подчас совершенно искренне считают, что все их действия от любви, что уж говорить о нормальных мамах и папах. Несовершенных, со своими «тараканами», конечно, но не жестоких, не зацикленных на себе, а обычных — ведь их намерения тоже благие.

Только мы все знаем, какая дорога такими намерениями выстлана.

Эта фраза намекает, что с девочками что-то не так

Допустим, пришли вы в гости к другу на вечеринку, и друг говорит:

Слушай, тут будет мой приятель Павлик. Так вот, его обижать нельзя.

Что вы подумаете о Павлике? Наверное, что Павлик — либо агрессивный неврастеник, который может сорваться в любой момент (то есть Павлик опасен), либо он, скажем, умственно отсталый или инвалид (то есть не в состоянии отвечать за свои действия и/или совершенно беспомощен).

Даже если всё это не осознаётся полноценно, мозг информацию всё равно впитывает и анализирует в фоновом режиме (мы называем это подсознанием), а детский растущий мозг — особенно. И такими фразами вы, по сути, говорите мальчикам, что девочки — они не такие же, как ты. Они другие. Они либо опасны, либо, более вероятно, «дефективны». Будь с ними осторожен.

Она развязывает руки жестоким девочкам

Эту проблему особенно хорошо видно в отношениях уже взрослых мальчиков и девочек. Готова спорить, вы слышали (или сами рассказали) хотя бы одну версию этой истории.

Она говорит мне гадости, давит на все болевые точки, которые так хорошо знает, намеренно провоцирует, но я молчу и сжимаю кулаки. Не могу ударить женщину. А она это видит и пользуется.

Я вообще-то считаю, что бить людей безотносительно пола — это, скорее, плохая идея. Последний рубеж, который имеет смысл переходить, когда цивилизованные методы, несмотря на все усилия, не работают (а сбежать невозможно) и приходится прибегать к варварским. Особого толку от этого, скорее всего, не будет, но я с лёгкостью представляю ситуацию, где это можно оправдать.

Тут речь о гендерном перекосе. У него есть объективные причины, ведь большинство женщин не смогут адекватно дать сдачи, и да, это так, и это надо учитывать. Но если бы не заложенная в детстве установка «девочек обижать нельзя», позже превратившаяся в «женщин нельзя бить», то многие склонные к манипуляции и эмоциональным провокациям женщины (как и жестокие девочки, которые по части физических сил находятся почти на равных с мальчиками) вели бы себя куда сдержаннее. Даже не из-за морального прозрения, а чтобы не подставляться, потому что знают:

За то, что я сейчас творю, можно и по роже получить.

Кто-то скажет: «А как же домашнее насилие? Разве эта заложенная в детстве установка не способствует в будущем снижению процента жестоких мужей, бьющих своих жён?». Отвечаю: нет.

Адекватные мужья не бьют своих жён не потому, что им в детстве так сказали, а потому что они адекватные и умеют решать конфликты иначе. Неадекватных же, как мы видим, это совершенно не останавливает.

Она лишает девочек статуса равного

Помните Павлика из примера? Которого не тронь, потому что либо опасный, либо дефективный. С «опасными» разобрались выше, а что, если перед мальчиком не опасная девочка? Не скандалит, не задирает. И с виду вроде нормальная, руки-ноги есть, улыбается, говорит что-то. Почему других мальчиков обижать можно, а её и таких, как она, — нельзя?

Потому что слабая? Потому что она в чём-то мне уступает?

Девочки ещё сделать ничего не успели, а мальчика заранее предупреждают о том, как себя с ними (не со всеми людьми, а именно с ними) не вести. Создаётся ощущение, что девочка не вполне человек или человек какого-то особого, непонятного сорта. Что она беспомощна, или что за свои действия и решения она не отвечает. Что, как бы она ни поступила, ей надо всё-всё прощать и быть с ней осторожным.

Мальчики и девочки отличаются, но мы никому не помогаем, приучая мальчиков к мысли, что девочки — это такие странные существа, которых «не тронь, а то развалится». Во-первых, не развалится, а во-вторых, не лучше ли, чтобы развить в сыне доброту, рассказать ему, как утешать девочку, если случайно обидел? А то эти танцы на цыпочках вокруг «хрупких» принцесс больше воспитывают самих девочек. Например, делают из них манипуляторш из предыдущего пункта.

Она сажает мальчиков в «коробку мужественности»

Я тут пользуюсь свободным переводом фразы man box, которую Тони Портер использовал в своём выступлении на TED.

Он рассказывает о кривой культуре мужественности и том, каким критериям в ней должен соответствовать мужчина, чтобы считаться таковым. А критериев легион. Один из них — стойкость. Абсолютная, почти сверхчеловеческая.

Когда мы говорим «девочек обижать нельзя», обратка в виде «а мальчиков — можно» напрашивается сама собой. Отсюда же идёт другая бредовая фраза — «мальчики не плачут». Эти фразы, как и сонм похожих, идут из одного источника и служат одной цели — воспитать «настоящих мужчин», которые всё терпят, никогда не расстраиваются, не показывают эмоций и не имеют уязвимостей.

Кто-то ещё после этого удивляется, почему мужчины умирают раньше.

— Что ты делаешь, когда тебе плохо и тебя рвёт на части?

— Ничего. Терплю.

Так жить нельзя. Никому. Знаете все эти истории, когда жил-был мальчик (а это почти всегда мальчик), такой спокойный и вежливый, а потом он берёт винтовку и убивает 20 человек? Исключая клинических психопатов, которые родились такими, и случаи насилия в семье, мне кажется, вот она, причина. Не единственная, но одна из фундаментальных.

Нормальный ребёнок без жутких психологических травм жил себе и испытывал стресс. Может, его дразнили, может, прочитал что-то обидное или унизительное в интернете, но ему не с кем было поговорить, он боялся выразить свои чувства, показать слабость. А чувства копились, бродили в нём, постепенно, день за днём трансформируя психику — и вот результат.

Хорошие новости — есть множество альтернатив

Например, такая.

Не надо бить девочек, если они не бьют тебя.

Согласитесь, совсем другое дело. Ведь всё началось с того, что девочки физически слабее и нападать на них нечестно, так? Вот и покажите эту разницу, этот баланс.

Или вот.

Постарайся не обижать других, если они не обижают тебя.

Не смейся над другими за то, что они на тебя не похожи.

Лучше решать споры словами, а не кулаками.

Дети любопытны, их сознание очень гибкое, и всё, что вы в него вложите, останется там на всю жизнь. Не упрощайте. Стремление всё упрощать — это от душевной лени. Справедливость и такт — очень тонкие штуки, так что объясняйте, разжёвывайте, вдавайтесь в детали. Пусть не сразу, а через много лет, но вы обязательно увидите плоды своих стараний.

Почему нельзя бить девочек по попе

В первую очередь следует знать, что любой удар – это признак вашей слабости. Папа или мама, у которых не получилось совладать с собой, «падают» в глазах своего ребенка. Малыш часто делает из такой ситуации вывод, что своими провокационными действиями он способен взять над родителями верх. Хотя иногда небольшой шлепок по попе способен утихомирить кроху.

Когда взрослый хлещет ребенка по попе, ребенок визжит, но он не может ответить так же, потому что он физически слаб. Он принимает удары, понимая, что взрослые сильные, маленькие – слабые. Любой родитель решает для себя, допустимо это или нет. Кто-то ответ находит не сразу.

Ударив ребенка, можно почувствовать его беззащитность, бессилие. Ведь я могу его ударить, а он меня нет. А это нечестно, потому что мы в разных весовых категориях. Жестокость по отношению к детям недопустима.

Шлепок по попе физически — немного улучшает кровообращение, психологически может значить все что угодно. Например:

Если шлепок — знак доверия и близости, то близкие отношения только укрепляются.
Если шлепок жесткий и злой, отношения к родителям будут ухудшаться. На фоне недостатка внимания к ребенку и нехватки поглаживаний шлепки могут начать привлекать ребенка, формировать кривые черты характера.

Редкие, уверенные шлепки, когда ребенок проверял родителей на прочность, формирует уважение к родителям и умение принимать наказание без обид.

Всегда смотрите не на шлепки, а на общую атмосферу в семье. Если отношения с родителями нормальные и шлепанье — только сигнал, а не истязание, то вреда никакого.

Шведский психолог Роберт Ларзелер считает, что лучшими формами воспитания ребенка являются регулярные разговоры с ним. А как наказание при неправильном поведении нужно использовать запреты на игры с друзьями, лишение любимых лакомств, игр на компьютере или просмотра телевизора.

Кроме того, Роберт утверждает, что дети, которых родители бьют, могут быть послушными только возле них, но в долгосрочной перспективе они все равно не будут слушаться, получая еще большее количество шлепков.

Часто приходиться слышать, что девочек нельзя бить по попе. Считается, что после семи лет шлепки могут сказываться на детородных органах и функциях девочек. Однако этот факт не находит широкого признания.

Психолог рассказала, почему нельзя бить детей

Недавно у меня на лекции возникла дискуссия со студентами на тему «Можно ли бить детей в воспитательных целях?». Мнение аудитории разделилось примерно пополам. Первые утверждали, что рукоприкладство к детям неприемлемо по ряду причин. Например, их в детстве били родители, и они вспоминают это как страшный сон. Или их никогда родители не били, и они выросли нормальными людьми.Приводились и другие доводы: телесное наказание унижает человека, это негуманно и так далее. Однако нашлись и те, кто говорил обратное. И тоже приводили аргументы. Жаль, что такая полемика вообще развернулась. Потому что – и это надо написать крупными буквами – детей бить категорически нельзя ни при каких обстоятельствах!

ПОЧЕМУ НЕЛЬЗЯ

Странно слышать аргументы от родителей: «сколько можно было ему повторять?», «он сам напросился», «он меня довел!». Как будто вас никогда не доводил начальник, муж, жена, подруга, мама? При этом вы же не решаете вопрос легким подзатыльником и не бросаетесь на них с ремнем? Наоборот – находите альтернативные методы решения вопросов, как-то договариваетесь. Почему же с детьми некоторые родители себе позволяют физическое насилие? Представьте себя ребенком: вы чего-то не знаете, или не понимаете, или не можете запомнить. Или слегка пошалили, или двойку принесли… И вот кто-то очень близкий и родной, тот, кто должен вас учить, защищать, заботиться, на вас за это злится, орет! И не просто злится, а лупит тапкой, дает подзатыльник или еще хуже – порет ремнем. А еще этот обидчик – в полтора раза выше и в два раза тяжелее вас. Вы полностью в его власти, просто потому, что он сильнее. А вам в этот момент нужно соображать, усваивать и воспринимать, делать выводы! Представили состояние ребенка?

Вместо поддержки и совета ему создали предельно стрессовые условия, боль, да еще кричат, что он тупой! В некоторых семьях дети регулярно оказываются в таких условиях… Очевидно, что такой метод воздействия не несет воспитательной функции. Если у вас задача чему-то научить ребенка, то имейте в виду, что даже «легкий шлепок» дезорганизует его, лишая способности воспринимать и усваивать информацию.

Огромное значение также имеет вопрос личных телесных границ ребенка! Он должен понимать, что его тело неприкосновенно. Нарушая его телесные границы, вы формируете в его сознании прецедент восприятия физического насилия как нормы в его будущих отношениях с окружающими.

ПОСЛЕДСТВИЯ

Жестокое обращение с ребенком вызывает необратимые изменения его психического, а порой и интеллектуального развития, формирует неврозы, фобии, панические атаки и соматические проявления. Насилие искажает восприятие реальности – дети, часто подвергающиеся насилию, уходят в мир своих фантазий. Да, порой шлепком вы можете получить быстрый результат, но в долгосрочной перспективе это абсолютно деструктивно для ребенка.

Рукоприкладством вы формируете асоциальное поведение – понимание, что все вопросы решаются насилием. И точно подрываете свой авторитет, вызывая ответную агрессию. Вы разрушаете доверие между вами и доверие ребенка к внешнему миру. Если его так обижают близкие люди, чего же тогда ждать от других… Родителям надо не забывать, что ребенок, которого бьют в детстве, во взрослой жизни более склонен к депрессиям, разным формам зависимостей, ожирению и суициду. Ищите альтернативные формы воспитания и наказания. Берегите и любите своих детей. Вот что главное. 

Каким вырастет ребенок, если его били в детстве Анита Вайакантi

Физическое насилие – это насилие, а не метод воспитания ребёнка. Я знаю, что большинство родителей и без этой статьи понимают всю тяжесть и неконструктивность данного “метода”. Но есть и те родители, кто пока что не может найти другой способ объяснения чего либо ребенку. И речь идет не только о сильном избиении. Под физическим насилием я подразумеваю и удары, шлепки по попе в том числе.

Но давайте разберем, что же такое “насилие” и каким оно бывает.

Четкого определения понятию «насилие» нет, но если разбирать его в широком смысле, то получаем такую формулировку:
насилие – это принудительное воздействие на кого-либо с целью подавления воли и личности жертвы.

Инструменты насилия: физическая сила, оскорбление, унижение, игнорирование, запреты и другие действия, направленные на разрушение и подавление личности человека.

Каким может быть насилие? Сейчас уже для каждого случая насилия подобрана своя категория – психологическое, физическое, сексуальное, экономическое, политическое и т. д.

Мы с вами остановимся на физическом насилии, хотя в воспитании детей и их отношениях с родителями прослеживается и психологическое насилие тоже.

Расскажу, почему я решила написать эту статью. Подавляющее большинство моих клиентов отчетливо понимают, что бить ребенка – это не выход. Есть и те, кто сознается в своих ошибках и хочет все исправить. Но, к счастью, большая часть родителей так и не ступала эту скользкую дорожку. Я думаю, что мне просто везет с клиентами – вы все осознанные, вовлеченные и главное, готовы ВМЕСТЕ работать, а не просто приходите с формулировкой “сделайте с ним что-нибудь”. Спасибо вам за это.

Относительно недавно я виделась со старым приятелем, он живет за границей, своих детей нет, но очень осознанный, развитый, интеллигентный молодой человек. Мы с ним редко обсуждаем воспитание детей и вообще психологию, но тут речь зашла о его четырехлетней племяннице, которую он навещал прошлым летом.

Со слов знакомого – ребенок активный, непослушный, даже злой 🙂. Границы в общении с родителями, другими детьми и посторонними взрослыми отсутствуют. Ребенок, как оказалось, дерется. Колотит маму, папу, младшего братика пытается как-то задеть (благо, здесь родители начеку). А тут приехал в дом новый взрослый, которого малышка не помнит, хоть это и ее дядя. Конечно, она принялась колотить и его. Мой знакомый не растерялся, раз сказал, что ему не окей, два, а на третий раз дал по попе «не сильно» (с).

Я сижу, глаза на выкате, думаю: «Ну как же так. Ты – умный, воспитанный, а главное осознанный человек, а поступаешь так опрометчиво и не по-взрослому».

Не буду дальше грузить вас нашим диалогом, а скажу лишь одно:

Он просто не знал, что шлепок по попе не показывает ребенку причинно-следственную связь, а даже наоборот провоцирует злость и агрессию. Но более того, этот шлепок – шлепок бессилия и его взрослой некомпетентности.

Так почему же родители прибегают к такому способу «воспитания»?

Ответ кроется в 5 пунктах:

  1. Семейные традиции: «Меня так воспитывали и ничего, вон каким/ой вырос/ла». Мне хочется спросить: «Каким?» Нормальным? А нормальным равно счастливым? А вы с радостью вспоминаете моменты, когда вас колотили самые близкие люди? Которые, по моему мнению и мнению всех специалистов, должны защищать.
  2. Нет времени на воспитание, да и желания тоже.
  3. Бессилие. Родительская некомпетентность, отсутствие банальных знаний и навыков общения с детьми разных возрастов. Такие родители показывают, что насилие – это окей, даже между самыми близкими людьми. У меня возникает вопрос: почему им можно, а ребенку нельзя?
  4. Месть (бессознательная). Месть может быть разной: родители могут мстить своим родителям за то, что те их избивали, и поколачивать своего ребенка (приписывая все это под семейные традиции), а могут просто срываться за собственную несостоятельность на малыше криком, физическом насилием, игнором и т. д.
  5. Психическая нестабильность. Ох, это вообще самая болезненная для меня категория. Родители, которым просто жизненно необходимы сильные эмоции, могут бить, кричать на своего ребенка до тех пор, пока ими не напитаются, а потом будут вместе плакать и обниматься с малышом.

И заметьте, пожалуйста, что причина не в ребенке, а в родителях.

 

Почему битье ребенка бесполезно

1. НЕ ФОРМИРУЮТСЯ ГРАНИЦЫ

Любое физическое воздействие, например, единичный подзатыльник, толчок, шлепок, серия ударов, применение ремня и т. д. – все это нарушение личностных границ ребенка. Внутреннее “Я” такого ребенка ущемлено, униженно и даже растоптано. Как следствие, дети, которых родители били в воспитательных целях, не умеют защищать и отстаивать собственные границы даже во взрослом возрасте, не разделяют где “чужое”, а где “мое” (это я про внутренний мир).

Кто вырастет? Зависимый от чужого мнения человек, который посторонние слова воспринимает слишком близко к сердцу. А когда любое слово/действие может ранить, то не очень-то классно живется.

2. НЕ ФОРМИРУЕТСЯ ДОВЕРИЕ к членам семьи, а как следствие К МИРУ

Я часто в статьях упоминают понятие “базовое доверие к миру”, зачем оно нужно и что его формирует мама (почитайте мои статьи). Так вот, вы можете сформировать это доверие, но точно так же своими жесткими методами воспитания его можно разрушить. Все это негативно влияет на социализацию ребенка и его будущую социальную роль, любую. Ребенок растет неуверенным в себе, агрессивным (агрессия как лучший способ защиты).

3. СТРАХ ПОРОЖДАЕТ ТОЛЬКО СТРАХ

Ни о каком уважении и понимании не идет и речи. Страх  – это единственное, чего вы сможете добиться своими шлепками. Более того, страх никак не помогает детям учиться и развиваться. Ребенок, находящийся в страхе, не может нормально усваивать информацию, ведь он сконцентрирован на ожидании наказания от родителей. Такому ребенку даже трудно играть с другими детьми. Одним словом, он постоянно в стрессе.

Страх порождает страх. Дети растут скрытыми и ничем не делятся с родителями. А зачем? Вдруг им еще и за “это” влетит?

Но страх имеет свойство проходить, дети быстро адаптируются под такие условия жизни и все равно продолжают делать так, как им хочется, потому что НЕ ПОНИМАЮТ причину отказа/запрета: «Почему мне нельзя этого делать?».

То есть, ваши действия сейчас – краткосрочные.

4. «НУЖНОЕ» ПОВЕДЕНИЕ РЕБЕНКА КРАТКОСРОЧНО

Ребенок может перестать играть в планшет после шлепка и сядет за уроки, НО он это сделает не по своей воле, а только из-за страха физической расправы. И это с ним прокатит только до определенного возраста.

Вы не воспитываете в ребенке желание учиться, не объясняете ему, почему так важно получать знания, а наоборот растите в нем ненависть к математике или игре на фортепьяно. Думаете шлепок поможет вашему малышу осознать, что играть в планшет вместо выполненной домашки – неправильный выбор?

5. АГРЕССИЯ ПОРОЖДАЕТ АГРЕССИЮ

Ничего кроме этого. Никакого воспитания, осознания или что там еще приписывают к этим физическим действиям по отношению к ребенку. Вы растите агрессора. Ваш пример  – это его будущая модель общения со своими детьми, с вами же, со своей второй половинкой и т. д.

Ребенок, сталкиваясь с родительской агрессией, делает вывод, что все сложные ситуации нужно решать, применяя силу, агрессию и запугивание. Потому что по-другому он не умеет и даже не знает как.

6. УНИЧТОЖАЕТСЯ САМООЦЕНКА РЕБЕНКА

Физическое насилие – это унижение. Ребенок не может дать вам сдачу. Он вообще учится контактировать с миром через вас.
Если семья настроена к ребенку агрессивно (любой шлепок – это агрессия), то что ему ждать от внешнего мира? Формируется четкая установка, что так и должно быть. Мир злой, а я заслуживаю этой злости, ведь я такой плохой. Окружающие имеют право меня оскорблять и обижать.

7. У РЕБЕНКА ПОЯВЛЯЕТСЯ ЖЕЛАНИЕ МСТИТЬ

Ребенок, которого родители воспитывают с применением физической силы, теряет чувство реальности, так как живет он в злости, страхе и желании отомстить. Часто такие дети мстят своим родителям на своих же детях (я писала об этом выше). То есть, своими действиями родители портят жизнь не только своему ребенку, но и своим будущим внукам. Глобально, правда?

8. МОЖЕТ ПОЯВИТЬСЯ ЗАДЕРЖКА В РАЗВИТИИ

Здесь может быть вообще замкнутый круг. Ребенок с задержкой в развитии раздражает своих родителей своим непониманием, тормознутостью (это слова, которые я слышала от родителей, проходя практику в центре ранней помощи) и вместо того, чтобы повысить свою компетентность, набраться терпения и овладеть навыками общения с ребенком, родителям проще по попе дать, так ведь он точно поймет.

Что получим? Ничего хорошего. Такие шлепки по попе порождают апатию у детей, купируют любое стремление к развитию, особенно у деток с задержкой развития, и нарушают их психологическое здоровье.

Такие родители бьют только потому, что по-другому не умеют, или не хотят учиться. Но часто физические действия, наоборот, провоцируют непослушание ребенка.

Понимаете? Шлепок, удар, толчок –  это не способ показать ребенку, что он поступает неправильно. Это лишь способ унизить, запугать и сломать личность малыша.

Помните, физическое наказание – это, в первую очередь, ваша слабость, а не сила. Попробуйте так наказать своего босса или коллегу на работе и посмотрите, что из этого выйдет.

Хотите донести что-то до своего ребенка? Учитесь этому! Я пишу огромное количество статей и делаю это абсолютно бесплатно. Также никогда не отказываю и отвечаю на вопросы родителей, по возможности даю развернутые рекомендации и дополнительные материалы по их кейсам.

Читайте статьи, применяйте знания в своей семье, становитесь мудрее и осознанней. Ведь вы сейчас растите новую личность, здоровье (психологическое) которой сильно зависит от вашего к ней отношения.

Желаю вам удачи и побольше мирных способов воспитания вашей семье!

советы психолога / Новости города / Сайт Москвы

ПЕРИОД БУРИ И НАТИСКА

— Татьяна Романовна, какие изменения происходят с ребенком в переходном возрасте?

— Переходный возраст — трудное время и для детей, и для их родителей. Настроение и поведение подростка часто меняются, он то возбужден, то апатичен, то открыт, то замкнут. Подросток пытается освоиться в бурном мире отношений за пределами семьи. Ему необходимо чувствовать, что родители его поддерживают. Если же нет принятия и чувства безопасности, то результатом может стать агрессия, обращенная на самого себя или вовне.

Подростковый возраст часто называют отроческим, переходным, периодом «бури и натиска», «гормонального взрыва» и пубертата (от лат. Pubertas — половая зрелость). Сложное время. Происходит переход ребенка к взрослому во всех сферах: физической, физиологической, личностной (нравственной, умственной, социальной).

— Могут ли родители заметить, что с ребенком происходит что-то неладное?

— В этом возрасте дети редко откровенничают с родителями. Так что даже если что-то происходит с ребенком, взрослые видят привычную уже картину: их сын или дочь в плохом настроении, закрывается в своей комнате, на расспросы отвечает: «Все нормально, отстань». Здесь важно не упустить момент, если подросток из обычного взрослеющего превращается в «трудного».

В период формирования личности происходит коренная ломка поведения, прежних интересов, отношений. Изменения быстрые, бурные, скачкообразные. Это вызывает сильные переживания, которые подросток не может объяснить. Многое непонятно во взрослом мире. Как в него вписаться? Лев Толстой описал эти метания «пустынями отрочества», их суть — в огромной энергии, рвущейся наружу, чтобы заявить о себе.

ЯБЛОКО ОТ ЯБЛОНИ?

— Многие родители переживают: «Мы неправильно воспитали ребенка, если сейчас он ведет себя таким образом! Мы — плохие родители!» Как им быть?

— Для ребенка родители — самые главные и важные люди. Личный пример мамы и папы больше всего остального влияет на детей. Не имея своего опыта и знаний, ребенок копирует взрослых. Ребенок видит, насколько родители внимательно и уважительно друг к другу относятся, как решают проблемы.

Вспомните себя в переходном возрасте, и будет легче понять сына или дочь. Совместный с родителями труд, досуг, увлечения помогают ребенку формировать ответственность, самостоятельность, внимательность. Взрослые должны показывать подростку, что его мнение имеет значение, что с ним считаются.

Отношения подростка с родителями перестраиваются. Тинейджеры часто критикуют образ жизни родителей, их установки, ценности. Общаться с ребенком становится все труднее, возникают конфликты. Подросток ориентируется на авторитетных для него взрослых, но далеко не всегда его идеал — это отец или мать.

— Как правильно реагировать, если родители застукали ребенка с сигаретой или узнали, что он употребляет наркотики?

— Первое правило: ведите себя достойно. Несмотря ни на что. Вы — взрослый человек и не имеете права на панику и истерику. Не надо кричать, демонстративно пить валокордин и хвататься за ремень. Для начала разберитесь в ситуации. Иногда бывают случаи, когда ребенка сверстники заставляют употреблять психоактивные вещества (ПАВ) — возможно, ему угрожали, били.

Очень важно сохранить доверие. Если будете истерить, ребенок просто замкнется в себе и оттолкнет вас. Найдите в себе силы и постарайтесь стать союзником, а не врагом.

Дальше: перестаньте винить во всем себя. Ваш ребенок уже достаточно взрослый человек и употребление запрещенных веществ — его выбор и ответственность. Он по собственной глупости и самонадеянности начал употреблять ПАВ, зная о вреде.

Ограничьте финансовую поддержку. Ребенок должен понимать, что ваши деньги —это не его деньги. Никогда не поддавайтесь на шантаж и манипуляции со стороны ребенка. Не занудствуйте. Бесконечные разговоры, обвинения, нравоучительные беседы абсолютно бесполезны, могут дать только обратный эффект. Любые, даже отрицательные разговоры о наркотиках вызывают воспоминания о них.

Не злоупотребляйте угрозами. Если вы что-то обещаете — делайте. Не угрожайте впустую. Ребенок прекрасно осознает, что многие угрозы вы не выполните, и пропускает их мимо ушей.

Разрешите ребенку прекратить употребление ПАВ самостоятельно. И если он решился, поддержите его и найдите квалифицированного специалиста.

— Как родителям справиться с переходным возрастом?

— Несколько важных советов, которые реально могут помочь:

  • Не балуйте ребенка.
  • Не бойтесь быть твердым.
  • Будьте последовательны.
  • Не давайте обещаний, которые не сможете выполнить.
  • Не поддавайтесь на провокации.
  • Не обижайтесь, когда ребенок говорит, что ненавидит вас.
  • Не заставляйте ребенка чувствовать себя младше, чем он есть на самом деле.
  • Не поправляйте ребенка в присутствии посторонних людей.
  • Не читайте нотации.
  • Не старайтесь строить из себя идеальных родителей, будьте самими собой и старайтесь стать лучше.
  • Самое главное — любите своего ребенка, несмотря ни на что. Будьте ему настоящим другом.

«МНОГО ЗАВИСИТ ОТ УСТАНОВОК В СЕМЬЕ»

— Как вы оцениваете вред для подростков от негатива в СМИ, соцсетях, фильмах, агрессивных компьютерных играх?

— Проводить прямую связь между каким-либо явлением культуры и поведением ребенка значит сильно упрощать дело. На ребенка влияет множество факторов: семья, школа, друзья и родители, случайные разговоры вокруг, его наблюдения. Разные люди на одну и ту же передачу по ТВ реагируют совершенно по-разному. Многое зависит от того, какие ценности он усвоил в раннем детстве — в первую очередь, от своих родителей.

— Стоит ли опасаться подростковых деструктивных групп в соцсетях?

— Современные дети живут в Сети. Формат виртуального общения многим привычнее, чем беседа с глазу на глаз. Проблема деструктивных групп в соцсетях вполне реальна. Такие сообщества популярны, потому что подростки ищут в них удовлетворение своих интересов. Все, от чего веет тайной, угрозой, привлекает подростков. Часто дети зависают в этих группах из-за недостатка внимания со стороны родителей.

Многие мамы и папы думают, что они работают, обеспечивают семью, а уделять время своему чаду — это необязательно. В итоге дети ищут способы развлечься в сети.

Родителям нужно отслеживать, что ищут их дети в интернете, какие сетевые сообщества посещают. Но главное — больше проводить времени с ребенком, организовывать совместный интересный ему досуг. Стараться понимать его, уметь слушать, искренне интересоваться его жизнью.

— Как родителям справиться с переходным возрастом? Чем тут могут помочь психологи?

— Подростковый период можно назвать вторым рождением личности, когда появляется склонность к самостоятельности, самоанализу, стремление к общению, самовоспитанию. Это положительные характеристики выхода из подросткового кризиса. Психологи социально-реабилитационного центра «Возрождение» оказывают подросткам психологическую, профилактическую, профориентационную и коррекционную помощь. Мы консультируем, как наладить отношения с семьей. Это большая работа по выработке терпимости, поиску точек соприкосновения, взаимопонимания с родителями, избавлению от чрезмерной опеки или, наоборот, попустительства, завышенных требований и ожиданий.

Справочно 
ГБУ СРЦ «Возрождение» — единственное учреждение в Москве, которое специализируется на реабилитационной и профилактической помощи несовершеннолетним и их семьям, попавшим в трудную жизненную ситуацию вследствие употребления наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача, либо употребляющих одурманивающие вещества или алкоголь. Кроме того, с 2018 года психологи Центра работают с несовершеннолетними, у которых возник конфликт с законом.

6 идей папы, как научить мальчика постоять за себя

Фрагмент картины Франсиско Гойя

Я не верю в абсолютную истину в вопросах воспитания. Поэтому не претендую на формулирование «правил». Это лишь идеи, которые кому-то могут быть полезны.

1. Учить должен мужчина

В идеале, конечно, отец. Нет отца — дедушка, крёстный, дядя, друг семьи, тренер, наконец. Задача мужчины: предложить ребёнку систему реакций и действий в конфликтных ситуациях. Научить, как избегать их и выходить из них с наименьшим ущербом.

Женщины порой думают, что мужики — сплошь безголовые агрессоры, при первой возможности пускающие в ход кулаки. И этот алгоритм они заложат и в ребёнка. Основания для таких опасений есть. Но послушайте другую сторону. Нормальный взрослый мужчина — тёртый калач, это про него поговорка «за одного битого двух небитых дают». Мы, мужики, прекрасно знаем, что лучшее оружие в драке — сильные ноги. Не в смысле вертушку а-ля Брюс Ли пробить, а чтобы быстро убежать.

Мы, дети советских улиц, знаем, как ценно умение разруливать проблемы «базаром», это умение ковалось не одним поколением. Мы как раз понимаем силу слова, которое, будучи правильно применено, спасало от избиения толпой с соседнего района.

Это примерно то же, что в диалоге Малыша и мамы в «Карлсоне»: «мирно можно договориться о чём угодно». Но это практическое знание.

Мальчик извлечёт из рассказов отца о стычках с одноклассниками больше навыков переговорщика, чем из абстрактных рассуждений о гуманизме

2. Эта идея для мам. Не сваливайте всё полностью на мужчину

Ваш женский взгляд на разрешение конфликтов тоже очень нужен ребёнку. Тут нет противоречия с первым пунктом. Пусть это будет мужская зона ответственности, но в ней предусмотрено ваше участие. Обсуждайте каждую конкретную ситуацию, предлагайте свои варианты. Мужчины любят простые и быстрые решения, но они не всегда работают.

Вот случай из опыта моих знакомых. В частном садике с разновозрастными детьми их сын столкнулся с задирой, который был самым старшим и самым авторитетным. Двоих своих друзей он тоже настроил против жертвы — и втроём они принялись его усердно доставать. Жёсткий троллинг продолжался, нарастая, несколько месяцев. Воспитатели говорили, что виноваты обе стороны. Родители драчуна заявляли, что у них — золотой ребёнок. Призыв дать обидчику «в бубен» не помог — силы были неравны.

Мама предложила изучить, как происходят конфликты. Тихонько наблюдали за детьми в саду на прогулках. Увидели, что их сын сам даёт повод — он, активный и импульсивный, слишком навязчиво хочет войти в контакт со своими мучителями. Решили подружить мальчишек. Придумывали вместе игры, которые могут заинтересовать «троллей». Воспитатели участвовали в процессе, аккуратно сводили ребят в одну команду в эстафетах. Не сразу, но дело сдвинулось с мертвой точки. Бывшие враги подружились.

Так вот, я сильно сомневаюсь, что такая титаническая и кропотливая работа под силу только папе, даже самому вдумчивому. Я бы точно не смог. Родители действовали в связке — и решили проблему.

3. Не учите ребёнка давать сдачи

Уберите вообще этот оборот из своей речи и своих мыслей. Пусть сама логика «ударом на удар» отсутствует в понятийном аппарате ребёнка. Используйте вместо неё — «защити себя и наладь контакт».

Прошу сразу не закрывать мой текст тех, кто считает, что око — за око, а вторую щёку пусть лохи подставляют. Дойдите хотя бы до следующего пункта — поймёте, что я сам ни фига не пацифист и не толстовец.

Просто, когда вы вдалбливаете «дай сдачи!», вы закладываете безусловную программу. Она хороша своей простотой и, казалось бы, эффективностью. Но последствия могут быть печальны. Ребёнок привыкнет немедленно отвечать ударом на удар, ему будет трудно находить гибкие выходы из ситуации. Он разучится договариваться, не успев научиться. Большинство детских споров с применением одной из сторон физической силы разумно решать, не доводя дело до потасовки. Вы лишаете ребёнка выбора своим «дай сдачи». А захотят ли другие дети играть с тем, кто заряжает в нос по любому поводу? Может, сверстники и перестанут его обижать, но и любить точно не будут. Воспитатели наказывают драчунов, и это ожесточает их дополнительно.

Так вырастают волчата. И кому-то из родителей это даже нравится — мой-то крутой, его все боятся. Увы, гораздо чаще из таких детей получаются злые, но бессильные псы

4. Оставьте ребёнку возможность применить физическое воздействие

Да, есть ситуации, когда нужно ударить. И ребёнку надо понимать, что они есть. Я в этом убежден. Во втором пункте я привёл пример, как «дать в бубен» — не помогло. Так бывает. Обратных примеров, когда травля заканчивалась, едва «бубен» обидчика слегка зазвенел, гораздо больше.

Итак, смысл в том, чтобы избегать крайностей. Не требовать от ребёнка давать сдачи, но и не лишать его права на физическую самозащиту. И тут самое сложное, на мой взгляд, научить различать, когда это право может включиться. Ограничений хватает.

Никогда нельзя бить первым (для уличной драки подростков это сомнительное правило, но для малышей — абсолютное). Никогда нельзя бить девочек, а также тех, кто младше или слабее тебя.

Доступна такая дифференциация для ситуативной мыслительной работы четырёх-, пятилетнего человека? По моему опыту, да. Но это надо прям методично вкладывать, как вежливые слова или правила поведения на улице.

5. «Ручка» на третий раз

Своему пятилетнему сыну Васе я предложил такую модель поведения. Если тебя обижают, отнимают игрушку, щипают, стукают, нужно спокойно сказать, по возможности, глядя в глаза: «Мне это не нравится. Перестань, пожалуйста». Обычно этого достаточно, на самом деле. Не помогло — добавь жёсткости, скажи уже очень строго: «Слышь, хватит!».

На третьей стадии сын побывал пока всего один раз. Я же говорю: договариваться — это разумно и правильно. Если всё-таки не удалось, переходим к физическому воздействию. Аккуратному. Мы с Василием любим регби, у регбистов есть защитный приём — «ручка». Рука с открытой ладонью резко вытягивается в грудь или плечо соперника, отстраняя его. Сын выставил «ручку», его обидчику не было больно, но он всё понял и отстал.

6. Смотрите на вещи проще

Зачастую в том, что пацаны толкаются и мутузят друг друга, нет ничего страшного. Это просто их способ коммуникации и самоутверждения. В таких тумаках нет агрессии, просто мальчишки есть мальчишки. Это нормально. И даже хорошо.

‘Все мужчины бьют своих жен, однажды и вы сделаете то же самое’ | девочки-подростки — глобальная сеть профессионалов в области развития

«Девочки такие глупые и глупые, что их нужно бить, чтобы у них в голове появились хорошие идеи. Об этом говорят мой отец и старшие братья. Теперь мне нужно выяснить, был ли мой отец правильно или неправильно», — говорит восьмилетний Суджан Сингх в деревне Рампур, штат Уттар-Прадеш, во время обучающего семинара для молодежи Джагрити по гендерному равенству. Он добавил, что был сбит с толку, потому что его мать и сестры говорят: «Все мужчины бьют своих жен, однажды ты сделаешь то же самое, это то, что мужчины делают, чтобы быть мужественными».

Мы начинаем молодежные семинары Jagriti с того, что мальчики и девочки в возрасте от 10 до 21 года рассказывают о том, как с ними обращаются дома. «На самом деле я не хочу бить женщин или домогаться их, но мы не можем об этом сказать, потому что тогда меня много дразнят», — говорит один мальчик. Другие мальчики начинают хлопать в знак согласия. «Это неубедительное оправдание, — говорит Рита Кумари. Атмосфера в зале накалена, но без крайней необходимости тренера не вмешиваются.

Конструкции мужественности и женственности на протяжении веков, теперь усиленные массовой культурой, не работают только потому, что девочки наделены полномочиями.В Бихаре и Уттар-Прадеше, где мужественность встречается с расширением прав и возможностей, появляются новые пути для перемен.

«Я хочу рассказать вам, что на самом деле означает «дразнить Еву», — говорит Рита. В деревенском классе все напрягаются, чтобы увидеть и услышать маленькую девочку. «Вы думаете, это весело? Вы убиваете нас, наши мечты и наши права». Рита оживленно объясняет, как сексуальные домогательства, которые часто терпят, подрывают уверенность девочек в себе и в крайних случаях заставляют девочек бросать школу. Мальчик вскакивает на ноги и взволнованно говорит: «Если вы, девочки, так ненавидите наши поддразнивания, почему вы не можете что-нибудь с этим сделать? Говори, скажи что-нибудь!» Девочки отвечают: «и бить прилюдно? Ни за что!».Некоторые мальчики становятся тише, другие громче, когда по комнате пульсирует поток гнева. «Мы не монстры», — насмешливо говорит мальчик. «Мы не собираемся всегда брать на себя вину». Инструкторы чувствуют подходящий момент и вмешиваются.

Для Jagriti Youth найти мальчиков для участия в тренировках и дискуссиях никогда не было проблемой. Как и Суджан, они отчаянно ищут точную информацию и готовы вкладывать средства — билеты на наш семинар по прекращению насилия в отношении девочек и женщин распроданы, и мальчики платят больше, чем девочки.

Семинары часто проходят по одному и тому же сценарию – повседневный сексизм и насилие формируют мышление и действия мальчиков, вне зависимости от расы и географического положения, существует фундаментальное убеждение, что женщины хуже. Помимо пагубных стереотипов, мальчики часто говорят нам: «Мы не понимаем девочек, поэтому делаем то, что делают другие мальчики, потому что это проще».

Эпидемия гендерного насилия, дискриминации и домогательств – от избиения жен (что 54% ​​индийских мужчин считают приемлемым, согласно отчету ЮНИСЕФ за 2012 г.) до детских браков (47% индийских девочек выходят замуж до 18 лет) – требует, чтобы мы работали над изменением отношения и поведения мужчин.«Что толку, — говорит Амит Кумар, молодежный лидер, — если вы продолжаете обвинять мальчиков во всех проблемах и не учите нас думать по-другому?»

В Джагрити мы видим влияние дискурса, описывающего мальчиков как злых преступников, а девочек как жертв, и задаемся вопросом, как разрушить это грубое обобщение. Хотя Men Engage, Promundo, MenCare и другие инициативы привлекают мужчин и мальчиков, для обеспечения гендерного равенства и защиты прав женщин необходим системный подход. Вот почему.

Во-первых, предоставление мальчикам возможности изменить свое отношение и поведение ускоряет достижение гендерного равенства, наделенные полномочиями мальчики, работающие вместе с девочками, ускоряют изменение норм и разрушают стереотипы.Понимая последствия своих действий, мальчики часто мотивированы развивать жизненно важные навыки управления отношениями. В оценках после семинара 87% мальчиков сказали, что рассказ Риты «меняет мое отношение к дразнению Евы». На других семинарах мальчики были потрясены, слушая рассказы девочек, и пытались найти и принять решения.

Во-вторых, мальчики с гораздо большей вероятностью изменят свое отношение к ним под давлением сверстников, а не из-за того, что к ним «приставают или притесняют», как обычно говорят мальчики, «каждая девочка».В Jagriti мы находим неформальные группы сверстников для мальчиков до, во время и после семинаров, которые расширяют приверженность изменениям и обучению других мальчиков. Предоставление мальчикам возможности исследовать угнетающие представления о мужественности со своими сверстниками-мужчинами приветствуется обоими полами, девочки часто говорят: «Не возлагайте бремя на нас одних, чтобы убедить мальчиков».

В-третьих, привлечение мальчиков также влияет на гендерные стереотипы и динамику власти на уровне сообщества. С тактической точки зрения позиционирование мальчиков как образцов для подражания в предотвращении, прекращении и, в конечном счете, прекращении вредных практик может иметь положительные результаты.Мы слышали от родителей: «Мой сын согласен с тем, что девочек нужно уважать» и «Наш сын заставил нас понять, что моя дочь так же драгоценна, как и мой сын». Оценки сообщества Jagriti постоянно показывают, что изменения в отношении и поведении больше проявляются у мальчиков, когда мы обращаемся к девочкам.

Мировое сообщество реагирует все чаще; делегаты от широкого круга организаций и правительств на 58-й сессии Комиссии ООН по положению женщин говорили об инвестировании в мальчиков для изменения гендерных ролей.

Я основал Jagriti Youth как платформу для незамужних девушек и юношей, чтобы они имели право голоса и право выбора, чтобы изменить свои сообщества и свой мир. В Индии 243 миллиона молодых людей в возрасте от 10 до 19 лет. Представьте, если мальчики в следующих поколениях уважают права девочек и женщин. «Мы должны измениться вместе, — сказал 14-летний мальчик на семинаре, — потому что, если вы измените только половину уравнения, разве вы не получите половину результата?»

Рема Нанда является основателем Jagriti Youth .Подпишитесь на @JagritiYouth в Твиттере.

Присоединяйтесь к сообществу профессионалов и экспертов в области глобального развития. Станьте членом GDPN , чтобы получать больше подобных историй прямо на ваш почтовый ящик

Насилие ставит женщин на место

Эта статья была изначально опубликована на Kilden — Информация и новости о гендерных исследованиях в Норвегии. Прочитайте оригинальную статью.

«Насилие определяется не только тем, что мужчины жестоко обращаются с женщинами, — говорит Хильде Якобсен.

Гендерное насилие является важной темой ее докторской диссертации о домашнем насилии в Танзании, представленной в Департамент укрепления и развития здравоохранения (Центр HEMIL) Бергенского университета.

По словам Хильде Якобсен, нам нужно посмотреть на цель насилия, чтобы оценить, является ли оно гендерным или нет. (Фото: УиБ)

Что-то «гендерное», если оно имеет отношение к полу, как следует из этого слова. Гендер часто воспринимается как биологический в соответствии с классической категоризацией мужчин и женщин.И в глобальном масштабе цифры говорят сами за себя: в первую очередь мужчины насилуют женщин, а не наоборот.

По словам Якобсена, изучавшего и работавшего с домашним насилием, эта точка зрения характерна для многих норвежских исследований насилия и гендера.

«Пол сводится к чему-то биологическому, то есть мужчинам и женщинам, и тогда начинается отсчет. Первая находка заключается в том, что мужчины являются основными насильниками. Затем исследователи обнаруживают, что некоторые женщины также жестоко обращаются с мужчинами.И внезапно насилие перестало быть гендерным, поскольку жестоко обращаются и мужчины, и женщины».

Социальный смысл насилия

Якобсен, однако, обнаружил, что гендерный аспект выражается в мотивах насилия и ожидаемых последствиях.

Благодаря ее исследованию домашнего насилия в Танзании выяснилось, что использование насилия в отношении женщин, чтобы удержать их на месте, широко распространено в обществе. От женщин ожидается забота о муже, доме и детях.И то и дело ее нужно немного побить, чтобы она слушалась и делала то, что от нее ждут.

«Чтобы что-то сказать о насилии и гендере, помимо подсчета мужчин и женщин, которые жестоко обращаются или подвергаются насилию, нам нужно понимать гендер как теорию социальных наук, а не как биологический пол. Нам нужно взглянуть на смысл насилия, к каким результатам оно применяется и что оно поддерживает».

Согласно Якобсену, насилие является гендерным, если оно поддерживает и поддерживает гендерные нормы, если оно способствует регулированию того, как люди должны вести себя как мужчины и женщины.

«Если вы проанализируете гендер с этой точки зрения, вы также можете обнаружить, что насилие в отношении мужчин может быть гендерным. Или вы можете сделать вывод, что насилие не имеет гендерной принадлежности. Это не просто определяется тем, является ли насильник мужчиной или женщиной».

Гендерно-слепая работа против гендерного насилия

Тема ее кандидатской диссертации пришла к ней, когда Якобсен оценивала программу ООН по борьбе с гендерным насилием в лагере беженцев в Восточной Африке. Описания, которые она получила о программе ООН и ее цели, варьировались в зависимости от того, говорила ли она с европейскими сотрудниками или с местными сотрудниками из Танзании.

Европейцы считали само собой разумеющимся, что все согласны с тем, что целью программы является борьба с насилием в отношении женщин. Однако их танзанийские коллеги не согласны с тем, что применение физического насилия в отношении женщин само по себе обязательно является плохим явлением. По их мнению, некоторые формы насилия на самом деле были оправданы. Обе стороны знали о точке зрения другой стороны, но это несоответствие не обсуждалось.

По словам Якобсена, европейские сотрудники считали местное восприятие насилия частью так называемой культуры.И поскольку их идеал заключался в оказании помощи в целях развития с учетом культурных особенностей, они не хотели вмешиваться в местную культуру.

«Они избегали ключевого вопроса гендерных ролей, так как прикрепили к нему ярлык «культура». Но вы не можете сказать, что работаете с гендерным насилием, и в то же время отказываетесь заниматься гендерной основой насилия: идеей о том, что женщины должны подчиняться мужчинам», — говорит Якобсен.

Подавление женщин — это не культура

Согласно Якобсену, различие между нами, жителями Запада, и ими, африканцами, является конструкцией, призванной служить политическим целям.Или мы, африканцы, против вас, жителей Запада.

Африканские политики могут отвергать феминистские идеи как «западное вмешательство», даже если они исходят от их собственного народа. И западные политики могут утверждать, что то, что они делают, является культурно чувствительным и аполитичным, когда они избегают затрагивать фундаментальное гендерное неравенство, которое необходимо изменить, если мы хотим покончить с гендерным насилием.

«Почему не следует рассматривать отношения между мужчинами и женщинами?» — спрашивает Якобсен.«Все остальное подлежит изменению. Но я бы не назвал подавление женщин «культурой». Почему это должно считаться культурой, когда это происходит в Африке, а когда это происходит здесь, мы называем это гендерными нормами, которые можно изменить?»

Между принуждением и согласием

Статистические данные Танзании показывают, что примерно половина женщин в стране считает, что муж вправе бить свою жену. Эта точка зрения также проявилась в исследовательских интервью Якобсена.

«А если женщины сами это говорят, то какое право имеют феминистки утверждать обратное? Этот простой аргумент используется постоянно», — говорит Якобсен.

«Тех, кто занимается структурными и нормативными аспектами насилия в отношении женщин, часто обвиняют в том, что они являются западными феминистками или империалистами».

Но все не так просто, потому что четкой границы между принуждением и согласием, по словам Якобсена, нет.

«Вы не обязательно соглашаетесь просто потому, что вас явно не принуждают. Социальные явления сложны, и нормы являются важным аспектом насилия в отношении женщин».

Хорошее и плохое насилие в Танзании

Исследование Якобсена основано на 27 групповых интервью с женщинами и мужчинами в округах Арумеру и Кигома-Виджиджини в Танзании.И в Танзании допустимо некоторое бытовое насилие в отношении женщин.

Она называет принятое насилие «хорошим избиением». Иногда считается правильным и необходимым бить женщину.

Принятое насилие осуществляется для того, чтобы женщина следовала общественным нормам хорошего поведения. Она должна признать своего мужа главой семьи и подчиняться ему, и она должна выполнять свои обязанности. Один случай, когда муж имел полное право бить свою жену, был, когда она не следила за тем, чтобы дети всегда были вымыты и накормлены.

С другой стороны, «жестокое избиение» или неприемлемое насилие — это насилие в отношении женщин, которые не сделали ничего плохого. Возможно, еда не готова вовремя, потому что она должна кому-то чем-то помочь, или обязанность не выполняется по недоразумению, непреднамеренно.

Мужчины также не могут бить своих жен только потому, что они злы или пьяны. Насилие не должно быть случайным или чрезмерным. Его нужно заслужить, чтобы оно послужило эффективным наказанием. Жена должна была сделать что-то не так, чтобы побои были приемлемыми.

Насилие, сохраняющее гендерные нормы

«Тот факт, что некоторое насилие считается неприемлемым, узаконивает «хорошее насилие», — говорит Якобсен.

«Один вид насилия может быть хорошим, если другой считается плохим».

А то, что регулирует принятое насилие, — это гендерные нормы общества.

«Не похоже, чтобы это поддерживали все сто процентов танзанийских женщин, с которыми я разговаривал. Но когда они обсудили в фокус-группах, стало ясно, что есть некоторые правила, написанные ими самими, к которым они все должны относиться.Все согласились с тем, что эта господствующая норма существует».

Согласно Якобсену, норма часто становится явной, когда кто-то высказывается против нее.

«Они выступали против правила, существование которого все признавали и которому все должны были подчиняться».

Исходя из этого, Якобсен утверждает, что насилие имеет гендерную принадлежность. Не потому, что мужчины бьют женщин, а потому, что оправданное насилие направлено на то, чтобы удержать женщин на месте и навязать норму, согласно которой жена обязана выполнять определенные домашние дела — гендерную норму.

Слон в комнате

Получить доступ к этим дискуссиям среди танзанийцев было непросто. Хотя Хильда Якобсен выросла в разных африканских странах, она, тем не менее, белая женщина с Запада.

«Не имело бы значения, если бы я лучше говорил на суахили или оделся бы по-другому. Я белый, и это не в моих силах изменить. Я не мог заставить их воспринимать меня как небелую. Разница в силе всегда будет».

Для того, чтобы обсуждение не превратилось в то, что, по мнению участников, хотел услышать исследователь, Якобсен вышел из процесса и позволил магнитофону сделать свою работу.По ее словам, другие исследователи должны сделать то же самое, поскольку, по ее мнению, белые исследователи в Африке часто не воспринимают всерьез эффект собственной белизны.

Хорошая битва на Севере?

«Что ваше исследование о гендере и насилии в Танзании может рассказать нам о той же проблеме здесь, в Норвегии?»

«Я изучил принятое насилие. Всегда будут некоторые виды насилия, которые, по общему мнению, плохи. Другие виды насилия имеют определенную степень общественного признания.Существует континуум между наиболее приемлемым и наиболее осуждаемым насилием. Думаю, это относится и к Норвегии. Есть насилие, которое норвежское общество более или менее считает плохим. Те, кого арестовывают, кого отправляют на терапию – изучая этих правонарушителей, вы смотрите на этот конец шкалы. Я думаю, что было бы полезно изучить насилие, которое не считается полностью неприемлемым и в норвежском контексте».

По словам Якобсена, неписаные гендерные нормы также определяют отношения между мужчинами и женщинами в Норвегии.Несмотря на структурный прогресс и юридические права, неписаные нормы по-прежнему утверждают себя таким образом, что норвежские пары следуют гендерным социальным нормам, например, когда речь идет о распределении работы по дому и уходе.

«Может быть, одно отличие состоит в том, что в Норвегии некоторые вещи остаются невысказанными, а может быть, и неосведомленность. Может быть, нормы здесь еще более неявны», — размышляет Якобсен.

«Но здесь нет никакой разницы между Западом и остальным миром.Теории и научная литература, которые я использую для объяснения и понимания насилия в отношении женщин, применимы как в Норвегии, так и в Танзании».

«Недоразвитые теории»

По словам Якобсена, аргументы о том, что мужчины также являются жертвами домашнего насилия и что правонарушителями могут быть как мужчины, так и женщины, не подвергались достаточной критической проверке в норвежской общественной сфере и в академических кругах.

«Их используют как доказательство того, что феминистки ошибаются, когда речь идет о домашнем насилии.В конце концов, дело не в поле и власти».

По словам Якобсена, доминирующее в настоящее время международное исследование показывает, что домашнее насилие мало связано с полом. В этой области также преобладают прикладные исследования, например, «что мы должны делать», «как мы можем помочь» и «какие клинические меры работают».

«Теория по теме недостаточно развита, особенно в Норвегии. Нет удовлетворительных теорий относительно того, как эти вопросы на самом деле связаны с гендером, или относительно функции насилия в обществе», — утверждает исследователь.

«В социальных науках Норвегии не хватает феминистских исследований насилия».

Артикул:

Якобсен, Хильде, Хорошее избиение – Социальные нормы, поддерживающие насилие со стороны мужчины-партнера в Танзании (2015 г.), Бергенский университет.

Переведено: Катинка Даль Хамбро

Внешние ссылки

Девушки, которых избивает их бойфренд, избегают слова «насилие»

«Самым удивительным было увидеть, какими молодыми были некоторые девушки, подвергшиеся насилию.Некоторые из них были просто подростками».

Энн Иверсен — доцент кафедры психологии Норвежского университета науки и технологий (NTNU). Исследования труда — ее основная область. Но когда студентка магистратуры Кристин Раймоен показала ей несколько историй из запросов читателей, доступных в Интернете, она сразу же заинтересовалась. Они вместе написали статью, в которой обсуждают опыт молодых женщин с жестокими отношениями с партнером.

Борьба за понимание

«Он скрутил мне руки и ноги… и прижал меня так сильно, что я не мог пошевелиться, очень сильно сжал мою челюсть… и толкнул меня так, что причинил мне боль (…) Я никогда не был так напуган за всю мою жизнь. жизнь, я думал, что меня убьют.


Энн Иверсен, адъюнкт-профессор NTNU, изучила опыт молодых женщин, столкнувшихся с насилием в интимных отношениях. Фото: НТНУ

«Марта» пережила то, что вызвало у нее страх за свою жизнь, что она изо всех сил пытается выразить словами и понять. Поэтому она пишет на запрос онлайн-читателя, чтобы рассказать о своем опыте и, возможно, получить совет.

«Наш материал состоит из пятнадцати запросов, написанных молодыми женщинами с таких сайтов, как psykologen.нет, унг.но и клараклок.но. Кроме того, мы собрали материалы из нескольких анонимных блогов. На некоторые вопросы читателей отвечают профессионалы, но могут комментировать и другие читатели. Другие основаны на диалоге с женщинами-единомышленницами. Все они написаны женщинами, хотя мы не знаем, являются ли молодые мужчины также жертвами такого насилия или нет», — подчеркивает Иверсен.

Не всегда легко определить, сколько лет женщинам, но исследователи предполагают, что все они подростки или им немного за двадцать.Например, некоторые из них до сих пор живут дома с родителями.

«Мы хотели посмотреть, что происходит в отношениях, когда у пары нет детей (пока) или общих финансовых обязательств, исходя из предположения, что такие отношения легче разорвать».

Жестокий, а не жестокий

«У меня есть парень, который становится очень свирепым, когда злится». («Трин»)

«Девочки редко используют термин «насилие» для описания своего опыта.Но в то же время они пишут об инцидентах, которые считают проблематичными. Мы видим, что они пытаются найти другие слова для описания своих переживаний, например, «жестокий» вместо «жестокий».

«Он больше не применяет насилие. Но все равно случается, что он злоупотребляет моим доверием».

Более того, такие слова, как «жестокий», также могут вызывать ассоциации как с интенсивностью, так и со страстью, пишут исследователи в своей статье. Эти термины могут дать положительное описание любовных отношений.

«Еще одна вещь, которая нас удивила, когда мы работали с этим материалом, — это степень, в которой девочки романтизируют моногамию. Партнер — «единственный мужчина» в их жизни, они так влюблены и никогда никого не будут любить так, как его. Все эти элементы заставляют их искать причины, чтобы остаться в отношениях. И мы говорим об очень молодых женщинах», — говорит Иверсен.

См. также: Более высокий статус, чем у партнера, делает мужчин и женщин уязвимыми перед насилием со стороны интимного партнера

Перемещение границ

«Он больше не применяет насилие.Но все же бывает, что он нарушает мое доверие. Меня называли шлюхой, толстой и шлюхой, а он расстается через день. Я слышал, что он может найти другую девушку в десять раз лучше меня и что он собирается мне изменить». («Александра»)

«Мы также видим, что девочки не характеризуют психологическое насилие как насилие. Вместо этого они описывают это так, что их партнер не всегда «добрый». Только в случаях физических переживаний девочки могут начать обсуждать, испытали ли они «насилие» или просто что-то «жестокое».’”

И как позднее подчеркивает «Марте» в приведенном выше примере: «Он не попал».

««Марте» однажды пришлось обратиться к врачу, потому что она боялась, что ей сломают руку после того, как ее удерживали и избивали. В то же время ей важно подчеркнуть, что ее «не били». Очевидно, она не думает, что ее избили, прежде чем он ударит ее по лицу».

Пишущие девушки часто подчеркивают, что есть предел тому, что они могут принять», — говорит Энн Иверсен.

«Каждая девушка пишет о своем пределе. Но в то же время наш материал показывает, что эти пределы как бы раздвигаются в соответствии с каждым новым опытом. Сначала их прижимают к стене, но не бьют, так как удар был направлен не в лицо. Затем они говорят о новом лимите, при котором удар плоской рукой менее серьезен, чем удар кулаком».

Расширенные истории

В рамках исследований и системы поддержки характеристика насилия достаточно ясна с точки зрения того, что входит в этот термин, а что исключается из него.

«Но такие системы классификации во многом являются «плохим» описанием действий. Мы видим, как девочки переживают расширенную историю, и они не узнают свой собственный опыт в рамках дихотомии избитых/небитых».

«Это происходит только когда он пьян, и он всегда очень сожалеет о том, что сделал на следующий день».

Настойчивость девочек в отношении нюансов становится пограничным маркером того, что исследователи интерпретируют как понимание девочками стереотипной жертвы насильственного насилия.Они знают, что насилие со стороны партнера имеет место, но они не хотят характеризовать свой собственный опыт именно так.

«Они чувствуют себя другими, что их партнер другой, что насилие, которому они подвергаются, отличается, и что их история отличается от классического сценария. Когда теория реализуется и интерпретируется в связи с собственным опытом, это не так просто».

«Это происходит только когда он пьян, и он всегда очень сожалеет о том, что сделал на следующий день.Мы всегда снова становимся хорошими друзьями. Я, наверное, чувствую себя еще хуже, чем он, из-за того, что разозлил его так, что он не может не избить меня». («Санна»)

Еще одна проблема, о которой пишут девушки, — кто несет ответственность за происходящее.

«Они проблематизируют ответственность. Исследования насилия со стороны интимного партнера показывают, что это обычное дело для людей с таким опытом. Человек, подвергающийся насилию, часто берет на себя ответственность за него. Но мы также видим, что когда девушки могут винить в чем-то другом, кроме своего партнера, например, в алкоголе, они так и делают.Видимо, они думают, что лучше, если насилие произойдет, когда их партнер пьян, чем если он трезв».

См. также: Насилие мужчин в отношении женщин: не только вопрос власти

Осторожнее с результатами

«(…) его мать сказала мне, что у него были проблемы с управлением гневом, когда он был маленьким, но он никогда раньше не бил девушку. Только я… и меня били все мои бойфренды… что я делаю не так?» («Силье»)

«В какой степени девушки размышляют о репрезентациях гендера и гендерных ролей?»

«Мы не знаем, и это недостаток нашего материала.Размышления о гендере и гендерных ролях вообще редко упоминаются девушками».

В национальных опросах, направленных на молодежь, таких описаний насилия со стороны интимного партнера, как те, которые Иверсен и Раймоен нашли в рассказах этих девочек, очень мало или совсем нет.

«Поэтому мы находимся на слегка шаткой почве, и поэтому с нашими результатами следует обращаться с осторожностью. Например, мы ничего не можем сказать наверняка о масштабах таких переживаний. Но истории есть.И опыт девочек явно находится в рамках того, что мы определяем как насилие, даже если мы говорим об относительно нестабильных отношениях, из которых девочкам может показаться, что легко выйти из них для кого-то со стороны».

«Разные обстоятельства для молодежи»

Результаты Иверсена и Раймоена, тем не менее, знакомы другим исследователям, работавшим с насилием со стороны интимного партнера, таким как Пер Моум Хеллевик. Он является кандидатом наук в Норвежском центре исследований насилия и травматического стресса, NKVTS.Он исследует насилие в интимных отношениях между подростками, в частности (психологическое) насилие, которое имеет место с помощью цифровых медиа, таких как вымогательство фотографий, домогательства в Интернете или сообщения с угрозами. Его докторская диссертация является частью европейского проекта STIR — Safeguarding Teenage Intimate Relationships.

«Возможно, это первые интимные отношения подростка. Часто это кажется очень уникальным».

«Как отмечают Иверсен и Раймоэн, многие исследования подчеркивают структурные обстоятельства, такие как общие финансы, общее домашнее хозяйство и детей, как объяснение того, почему взрослые люди «терпят» насильственные отношения.Но мы считаем важным понимать, что для молодых людей существуют также структурные обстоятельства. Просто обстоятельства другие», — говорит Хеллевик.


По словам кандидата наук НКВТС Пера Моума Хеллевика, мы не должны недооценивать силу подростковых отношений. Фото: Ингар Соренсен

«Мы не должны недооценивать силу подростковых отношений. Молодым людям может быть важно показать друзьям, что у вас есть парень или девушка. Если у всех остальных есть партнер, вы можете почувствовать, что он тоже должен быть у вас, и тогда может быть трудно разорвать отношения.

Он также подчеркивает, что отсутствие опыта других отношений может затруднить интерпретацию того, что с вами происходит.

«Возможно, это первые интимные отношения подростка. Часто это кажется очень уникальным. Вы не можете себе представить, что когда-нибудь снова испытаете что-то подобное, или вы не можете понять, что то, что вы чувствуете, не так уникально, как вы думаете. А когда вы неопытны в отношениях, может быть трудно обнаружить потенциальные сигналы риска.Например, в нашем исследовании мы видим, что сильная ревность или контроль легко воспринимаются как подтверждение любви и, следовательно, как нечто положительное».

См. также: Очевидная связь между секстингом и насилием со стороны интимного партнера

«Нужно серьезно отнестись к нюансам»

По словам Энн Иверсен, их результаты показывают, насколько важно серьезно относиться к нюансам девочек.

«Как аутсайдеры мы очень категорично относимся к насилию. Либо ты битый, либо нет.И если тебя бьют, ты должен уйти. Это также сообщение, которое мы передаем молодым девушкам. И мы ни при каких обстоятельствах не должны мириться ни с каким насилием», — говорит она.

«Но это определенное понимание насилия, возможно, не так узнаваемо для девочек. Они не могут с ним идентифицироваться. Они часто очень четко понимают, что не считают себя жертвами, и мы должны серьезно относиться к ним как к актерам, не возлагая на них никакой ответственности за происходящее. С одной стороны, навешивание ярлыков на свой опыт может быть освобождающим.Да, то, что вы испытываете, является насилием. Но, с другой стороны, это может создать сопротивление, если вы не сможете отождествить себя с тем, что другие люди определяют от вашего имени».

Что ВЫ можете сделать, чтобы предотвратить насилие в отношении женщин

Хотя жертвами насилия могут быть как мужчины, так и женщины, насилие в отношении женщин, часто совершаемое мужчинами, представляет собой уникальную категорию насилия, основанную на историческом и нынешнем неравном балансе сил между мужчинами и женщинами, мальчиками и девочками. Насилие в отношении женщин является важнейшим элементом, укрепляющим власть мужчин и контроль над женщинами во всем мире.На каком-то уровне большинство из нас участвует в культуре, которая поддерживает и поощряет насилие в отношении женщин и девочек, как в мелочах (например, говоря нашим друзьям «быть мужественными», когда им нужно сделать что-то трудное), так и в больших формах (избиение и изнасилование). женщины и девушки). Вот несколько маленьких и больших способов, которыми мы можем работать, чтобы положить этому конец или, по крайней мере, прервать его каждый божий день.

Для всех:

  • Узнайте больше о насилии в отношении женщин; узнать факты и распространенность
  • Верить выжившим
  • Свяжитесь с местными законодателями и политическими лидерами и выступите за ужесточение законов против виновных в насилии в отношении женщин
  • Знайте, что к 18 годам насилие на свиданиях и сексуальные домогательства затрагивают каждую третью девушку и каждого шестого мальчика
  • Обратитесь в местный школьный совет и попросите их решить проблему сексуальных домогательств в школах
  • Выступайте против всех форм насилия
  • Вопрос о гендерных ролях и предположениях
  • Уважайте и принимайте разнообразие
  • Уважайте право человека, даже ребенка, сказать «нет»
  • Уважайте право вашего партнера не соглашаться или иметь собственное мнение
  • Не обвиняйте жертв и подчеркните, что жертва никогда не виновата в изнасиловании
  • Стремиться к равенству для всех
  • Поймите, что унижать мальчиков и мужчин, называя их «дамами» и «девочками», вредно для всех
  • Высказаться против изображения насилия в СМИ
  • Узнайте, как связаны расизм, сексизм и гомофобия
  • Признайте, что это происходит в вашем собственном сообществе
  • Узнайте о тактике силы и контроля
  • Посетите мероприятия Take Back the Night
  • Спросите разрешения, прежде чем вступать с кем-либо в физический или сексуальный контакт
  • Осознайте, что сексуальное насилие связано с властью и контролем, а не с сексом
  • Научите детей тому, что уважение — это минимум в отношениях, и подавайте пример
  • Защитник прав потерпевших
  • Попросите своего священника, раввина, пастора, священнослужителя или духовного лидера провести специальную службу для повышения осведомленности и обеспечения безопасности жертв и привлечения виновных к ответственности.
  • Избегайте вовлечения, поддержки или поощрения сексуальных домогательств, открыто высказываясь, когда вы видите или слышите их
  • Научите детей, что насилие не решит проблемы
  • Знайте, что большинство преступников на сексуальной почве не незнакомцы · 86% знакомы своей жертве
  • Избегайте угроз или использования принуждения и давления для получения секса
  • Будьте мужественны; не бойтесь говорить за тех, кто потерял голос или достоинство
  • Хвалите женщин и девочек за что-то другое, кроме того, как они выглядят
  • Высказывайтесь против расистских, сексистских или гомофобных шуток
  • Выступать за увеличение числа программ по предотвращению насилия среди молодежи
  • Заставьте других высказаться против сексуального насилия
  • Прекратите свои сексуальные домогательства, если другой человек откажет, и поощряйте других делать то же самое
  • Не покупайте музыку, прославляющую сексуальное насилие и объективацию женщин и девочек
  • Призывайте местные радиостанции прекратить проигрывать музыку, содержащую жестокие тексты
  • Аплодируйте тем, кто высказывается против насилия и угнетения
  • Пригласите спикера из HAVEN, чтобы поделиться им с вашим классом, работой или общественной группой
  • Обещание никогда не совершать и не потворствовать актам насилия
  • Не позволяйте себе или другим использовать в своих интересах человека, находящегося в состоянии алкогольного опьянения
  • Примите решение стать активным наблюдателем, говоря и призывая на помощь, когда это необходимо
  • Уважайте выбор жертв и выживших, чтобы выжить
  • Поощряйте местные колледжи и университеты проводить профилактическое обучение учащихся
  • Сопереживать
  • Работать над устранением угнетения всех видов
  • Думай глобально, действуй локально
  • Привлекайте преступников к ответственности за неуважение к своим партнерам, когда вы это видите или слышите
  • Вовлекайте других в дискуссии о насилии в отношении женщин
  • Узнайте о здоровых границах и не бойтесь выражать свои чувства в отношениях
  • Обратите внимание, когда кто-то вторгается в ваши границы
  • Сообщите об этом, если вы стали свидетелем сексуальных домогательств в вашей школе или на рабочем месте
  • Размещайте информационные материалы в туалетах и ​​комнатах отдыха для легкого и конфиденциального доступа
  • Прославляйте все аспекты мужественности, включая сострадание и чувствительность

Для мужчин:

  • Тщательно и уважительно выбирайте слова, говоря о женщинах в вашей жизни
  • Продемонстрируйте свою силу, поговорив с мужчинами, которые используют свою силу, чтобы причинить боль
  • Не позволяйте телевидению, фильмам, музыке или другим людям определять, что для вас значит быть мужчиной
  • Поймите, что нужно больше, чем просто не быть хулиганом или насильником, чтобы быть хорошим парнем
  • Уважительно относиться ко всем женщинам и девочкам
  • Не покровительствуйте секс-работникам или стриптиз-клубам
  • Спросите, не думайте, что вы знаете, чего хочет ваш партнер
  • Присоединяйтесь к движению «Мужчины могут остановить изнасилование» на сайте www.mencanstoprape.com
  • Откажитесь принуждать или манипулировать своим партнером, чтобы добиться своего; быть готовым пойти на компромисс

Получено с
http://www.haven-oakland.org/wp-content/themes/haven/media/pdf/what-you-can-do-to-prevent-violence-against-women-fact-sheet .pdf

 

 

Дополнительные ресурсы

Shared Hope International
www.sharedhope.org

Девочка прыгнула и была избита в средней школе

HALLANDALE BEACH, Флорида. — Школьный округ Южной Флориды сообщает, что они рассматривают ситуацию, когда семиклассница была так сильно избита в средней школе несколькими учениками, что потеряла сознание. Но мать девочки и активисты по борьбе с издевательствами рассказали Local 10 News, что район и школа делают недостаточно.

Это произошло в пятницу, 1 апреля, когда на девушку напали несколько студентов Академии Гольфстрим.

На видео, снятом на мобильный телефон, видно, как девушку дергают за волосы, а потом на нее нападают с земли.

Мать девочки, Кристина Нептун, говорит, что каждый раз, когда она смотрит видео, она травмируется.

Нептун сказала, что ее дочь получила травму лодыжки, у нее отек лица, и теперь она борется с постоянными головными болями.

Поскольку ее сын пытался вмешаться, чтобы помочь своей сестре, Нептун сказала, что обоим ее детям угрожают.

«Мои дети немного напуганы; они не хотят возвращаться в эту школу, — сказал Нептун.

Ad

Эрик Петтус, борец с издевательствами, назвал Академию Gulfstream «школой гладиаторов».”

В среду Петтус вместе с другими активистами по борьбе с травлей и Нептуном хотел поговорить с директором школы о решении.

Им сказали, что принципал недоступен.

«Я пытаюсь получить ответы, и каждый раз это похоже на тупик», — сказал Нептун.

Кристал Фостер, активистка группы «Мы за справедливость», требует привлечь к ответственности директора школы.

«Нам нужна мисс Тарше Фриман, директор Академии Гольфстрим.. . мы хотим, чтобы ее удалили, и мы будем бороться до тех пор, пока ее не уберут», — сказал Фостер.

Государственные школы округа Броуард опубликовали заявление об инциденте.

«Персонал школы немедленно отреагировал и вмешался. Спасатели осмотрели одного ученика в школе. Студентов не перевозили. Учащиеся, виновные в ссоре, понесли соответствующие школьные дисциплинарные взыскания в соответствии с Кодексом поведения учащихся».

Объявление

Нептун сказала, что она также хочет, чтобы студенты, ответственные за запись видео и размещение его в социальных сетях, были наказаны, потому что распространение этого видео только наносит еще больший вред ее двум детям.

Copyright 2022 by WPLG Local10.com — Все права защищены.

16 шокирующих фактов о насилии в отношении женщин и девочек — мир

Автор Мария Зафар

25 ноября мы присоединились к ежегодным 16 дням активных действий против гендерного насилия, на которые люди со всего мира собираются вместе, чтобы противостоять насилию в отношении женщин и девочек и призывать к нему.

Насилие по признаку пола (ГН) продолжает досаждать сообществам во всем мире, в том числе здесь, в Великобритании.

От калечащих операций на женских половых органах, детских браков и торговли людьми до домашнего насилия и убийств женщины и девочки сталкиваются с постоянной борьбой.

Может быть трудно понять трудности, с которыми сталкиваются другие, не выходя из дома. Вот почему мы собрали 16 ключевых фактов, чтобы показать, почему нам необходимо принять меры, чтобы положить конец насилию в отношении женщин и девочек (НОЖД).

Вот 16 шокирующих фактов, раскрывающих ужас ГН.

  1. Каждая третья женщина во всем мире подвергалась физическому и/или сексуальному насилию за свою жизнь.

  2. Во всем мире целых 38% убийств женщин совершаются партнером-мужчиной .

  3. 200 миллионов женщин и девочек подверглись калечащим операциям на женских половых органах (КОЖПО/О).

  4. Каждый год 15 миллионов девушек выходят замуж в возрасте до 18 лет . То есть 28 девушек каждую минуту.

  5. Подсчитано, что до 10 миллионов детей являются жертвами детской сексуальной эксплуатации .

  6. Гендерное насилие в школе означает, что 1 из 4 девочек говорят, что они никогда не чувствуют себя комфортно в школьном туалете.

  7. В период между и от 80 до 100 миллионов девочек «пропали без вести» среди населения мира – жертвы детоубийства по гендерному признаку, убийства женщин, недоедания и безнадзорности.

  8. Целых Каждая четвертая женщина подвергается физическому и/или сексуальному насилию во время беременности .

  9. Целых 150 миллионов девочек по всему миру изнасилованы или подвергаются сексуальному насилию каждый год , обычно кем-то из их семейного круга.

  10. Более 700 миллионов женщин из ныне живущих вышли замуж в детстве (в возрасте до 18 лет).

  11. Ежегодно в мире регистрируется 5000 так называемых убийств чести . По оценкам экспертов, реальное количество убийств «чести» намного выше.

  12. 30% женщин во всем мире сообщили, что их первый сексуальный опыт был принудительным .

  13. 58 % новых случаев заражения ВИЧ среди молодежи в 2015 году произошло среди девочек-подростков и молодых женщин. Насилие или угроза насилия влияет на способность девушек и молодых женщин защитить себя от ВИЧ.

  14. Насилие в семье является глобальной проблемой, затрагивающей 35% женщин во всем мире .

  15. Во всем мире около 137 женщин убивают их партнеры или члены семьи каждый день .

  16. Женщины в возрасте от 15 до 44 лет подвержены большему риску изнасилования и домашнего насилия , чем рака, автомобильных аварий, малярии или ранений на войне .

Шокирует, не правда ли?..

И именно поэтому здесь, в Islamic Relief, мы стремимся к гендерной справедливости .Однако нам также нужна ваша помощь в поддержке женщин и девочек по всему миру.

Такой снимок борьбы, с которой сталкиваются женщины и девочки по всему миру, может показаться шокирующим, но это только верхушка айсберга.

Миллиарды женщин и девочек ежедневно сталкиваются с глубоко укоренившимся неравенством и насилием. Эти статистические данные служат убедительным напоминанием о том, что нам нужно делать больше для борьбы с НОЖД и повышения осведомленности о них.

Нам нужно сделать больше. И здесь, в Islamic Relief, мы привержены борьбе за гендерную справедливость.

Мы защищаем права женщин и девочек по всему миру. Положить конец сексуальному и физическому насилию, экономическому, духовному, политическому, социальному и культурному неравенству и дать женщинам и девочкам возможность создавать свое собственное независимое будущее.

Нельзя недооценивать борьбу женщин и девочек. Особенно во время кризисов, таких как война и голод, больше всего страдают женщины.

Мы видели влияние пандемии Covid-19 на женщин и девочек, столкнувшихся с жестоким обращением, оказавшихся в ловушке дома во время изоляции, и ситуация будет только ухудшаться.

Мы работаем с политиками, местными сообществами и неправительственными организациями, чтобы добиться позитивных изменений.

Присоединяйтесь к нам! Поделитесь этим блогом и своим опытом, мнениями и действиями в Интернете. Отметьте нас в @IslamicReliefUK (Twitter) и @islamicreliefuk (Instagram) и не забудьте использовать хэштег #16DaysofActivism!

52% Индийские женщины считают, что их мужья могут их бить. Только 42% мужчин согласны

Данные Национального исследования здоровья семьи показывают, что число мужчин, считающих физическое насилие оправданным, за последние 10 лет сократилось быстрее.

Нью-Дели : В то время как меньше индийских мужчин говорят, что физическое насилие над их женами оправдано, число женщин, считающих это допустимой формой «наказания», теперь выше, чем мужчин.

Согласно данным Национального обследования здоровья семьи-4 (2015-2016 гг.), опубликованному 12 января, хотя 52 процента опрошенных женщин считают разумным, чтобы муж бил свою жену, только 42 процента мужчин согласны с этим.

Данные показывают, что отношение представителей обоих полов не слишком сильно изменилось с момента последнего такого опроса в 2005–2006 годах, за исключением того, что число мужчин, которые считают, что насилие в семье — это нормально, теперь меньше, чем женщин.

В рамках исследования женщинам и мужчинам в возрастной группе от 15 до 49 лет был задан вопрос о том, оправдано ли физическое насилие над женой со стороны мужа. Им также было присвоено семь категорий, и если респондент отвечал утвердительно на любую из этих категорий, опрос регистрировал их как имеющих установки, оправдывающие избиение жен.


Источник: отчет NFHS 4

Опрос показал, что приемлемость жестокого обращения для женщин увеличивается с возрастом, в то время как для мужчин снижается. Было обнаружено, что женщины в возрастной группе 40-49 лет и мужчины в возрастной группе 15-19 лет более склонны оправдывать физическое насилие.Опрос также показал, что принятие физического насилия было выше в сельской местности и снижалось с образованием и богатством.

Отношение к избиению жен различается в Индии: наибольшее согласие среди женщин зафиксировано как в Телангане, так и в Манипуре (84 процента), а самое низкое — в Сиккиме (17 процентов).

Среди мужчин наибольшее признание этой формы домашнего насилия было в Телангане. Опрос показал, что 75 процентов мужчин в штате считают оправданным избиение своих жен.Наименьшее неприятие домашнего насилия было зафиксировано в Сиккиме: всего 6 процентов мужчин согласились на это.

Исследование также показало, что среди опрошенных мужчин и женщин-христиан больше всего оправдывали физическое насилие среди религиозных групп.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.