В крови жирные кислоты: цены, сдача анализов в Москве и МО рядом с вами в лаборатории ДНКОМ

Содержание

Свободные жирные кислоты (НЭЖК или СЖК) суммарно – субстрат ПОЛ — в крови

Свободные жирные кислоты (далее -НЭЖК) –являются маркером обмена липидов (жиров) в организме человека.

НЭЖК (неэтерифицированные жирные кислоты) образуются при расщеплении жировых отложений и поступают в кровь, откуда транспортируются в мышцы и печень, где участвуют в образовании необходимых для организма веществ. Так, например, при попадании свободных жирных кислот (далее — СЖК) в мышцы, они участвуют в синтезе АТФ (аденозинтрифосфорной кислоты), которая является универсальным источником энергии для всех биохимических процессов, протекающих в организме. При попадании в печень их функция состоит в образовании триглицеридов и фосфолипидов, которые участвуют в синтезе холестерина. Утилизация происходит в мышцах и печени, куда они транспортируются в форме свободных (неэтерифицированных) жирных кислот при помощи переносчика (альбумина).

 

Свободные жирные кислоты, и особенно, олеиновая, пальмитиновая, линолевая накапливаются в жировой ткани в виде триглицеридов. Скорость мобилизации триглицеридов зависит от активности гормончувствительной липазы, активность которой увеличивается под действием глюкокортикодов и норадреналина. В конечном счете реакции липолиза приводят к увеличению содержания СЖК в крови и глицерина. Липолиз (распад жиров на свободные жирные кислоты) активируется при сахарном диабете первого типа (в условиях дефицита инсулина), стрессе, голодании.

 

Свободные жирные кислоты являются необходимыми компонентами в пище человека, участвуют в образовании биологически активных веществ. К основным физиологически важным ненасыщенным жирным кислотам относятся – пальмитиновая, олеиновая, эруковая, линолевая, линоленовая, арахидоновая. В покое СЖК окисляются в основном в печени и сердечной мышце. При нагрузке окисление возрастает в скелетной мускулатуре.

 

Вторично, количество свободных жирных кислот в крови может увеличиваться при феофромоцитоме и уменьшаться при муковисцидозе.
 

Своевременное определение концентрации СЖК является важным этапом в диагностике и терапии целого ряда серьёзных заболеваний. Повышение содержания свободных жирных кислот в плазме крови является независимым фактором риска внезапной смерти. Исследование лиц страдающих сахарным диабетом 2-го типа выявило, что повышенный натощак уровень СЖК – фактор риска развития сахарного диабета 2-го типа. Доказано, что высокие концентрации СЖК на протяжении длительного времени оказывают токсический эффект на клетки поджелудочной железы, что приводит к подавлению секреции инсулина. Липтоксичный эффект затрагивает также клетки сердца, печени, что ведет к их повреждению.

Существенное повышение свободных жирных кислот в плазме крови происходит при феохромоцитоме (опухоли мозговой части надпочечника).

Показания к назначению

  • Выявление риска сердечно-сосудистых заболеваний;
  • Диагностика феохромоцитомы, гипертиреоза, муковисцидоза;
  • Ранняя диагностика инсулинорезистентности;
  • Определение риска развития ожирения.

Подготовка
Кровь желательно сдавать в утренние часы с 8 до 12. Между последним приёмом пищи и взятием крови должно пройти не менее 8 часов. Допускается употребление воды без газа и сахара.

Накануне проведения исследования необходимо исключить эмоциональные и физические нагрузки, спортивные тренировки, курение.
 

Интерпретация результатов

Увеличение содержания

Вторичные причины повышения свободных жирных кислот:
 

  • Феохромоцитому.
  • Ожирение.
  • Гипертиреоз.
  • Хорею Гентингтона.
  • Болезнь Гирке.
  • Алкоголизм.
  • Некотролируемый сахарный диабет.
  • Острый инфаркт миокарда.
  • Печеночную энцефалопатию.
  • Синдром Рейе.
  • Стресс.
  • Интенсивную физическую нагрузку.
  • Длительное голодание.

Уменьшение содержания:
 

  • Муковисцидоз.

Факторы, приводящие к повышению результата:
 

  •  Прием амфетаминов, бензихамида, кофеина, карбутамида, празозина, резерпина, теофиллина, применение пероральных контрацептивов, злоупотребление алкогольными напитками
  • Курение (никотин).
  • Адреналин.
  • Глюкоза.
  • Гормон роста.
  • Гепарин.

Факторы, понижающие результат:
 

  • Прием препаратов снижающих сахар крови (глиборнурид, инсулин и др.), уровень липидов (клофибрат и др.), аспирина, β-блокаторов, при

Жирные кислоты крови в формировании и коррекции метаболического синдрома

В соответствии с современными представлениями метаболический синдром (МС) характеризуется наличием центрального ожирения, снижением чувствительности периферических тканей к инсулину и гиперинсулинемией. Актуальность проблемы обусловлена тем, что все составляющие МС являются установленными факторами риска развития сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ), сочетание этих факторов многократно ускоряет развитие атеросклероза и сахарного диабета (СД) [1-3].

Существует несколько гипотез развития МС, из которых ведущей является теория инсулинорезистентности [1, 3]. По мнению ряда авторов, формированию резистентности к инсулину предшествует дефицит в клетках эссенциальных полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК), одной из причин которого может быть нарушение их активного рецепторного (апо В/100) транспорта в составе липопротеидов [4, 5]. Эндогенный недостаток в клетках ПНЖК приводит к изменению физико-химических свойств плазматических мембран, понижению их жидкостности, нарушению функционирования рецепторов к инсулину и транспортных систем поступления в клетку глюкозы.

Другой негативной стороной истощения запасов физиологически важных ПНЖК в мембране клеток является дисфункция синтеза биологически активных метаболитов — эйкозаноидов (простагландины, лейкотриены, тромбоксаны), являющихся ключевыми регуляторами функции эндотелия, иммунокомпетентных клеток, тромбоцитов. Дисбаланс эйкозаноидов в организме становится причиной развития хронического воспаления, артериальной гипертонии (АГ), ишемической болезни сердца [6]. Однако в настоящее время отсутствуют четкие доказательства, подтверждающие патогенетическую роль нарушений состава жирных кислот (ЖК) и их метаболических превращений, дисфункции синтеза эйкозаноидов в механизмах развития МС. 

Ввиду большого значения МС в развитии сердечно-сосудистых осложнений профилактика последних должна быть направлена на выявление пациентов с высоким риском развития ССЗ и коррекцию образа жизни таких лиц [2]. В качестве вспомогательного средства для профилактики ССЗ и метаболических нарушений (дислипидемия) применяются препараты, содержащие ω-3 ПНЖК [2]. Это обусловлено гиполипидемическими, антиатерогенными свойствами ω-3 ПНЖК, их модифицирующим влиянием на активность мембраносвязанных ферментов, биосинтез эйкозаноидов [7, 8]. Известные биологические эффекты ω-3 ПНЖК обосновывают использование содержащих их липидных препаратов в профилактике и лечении ишемической болезни сердца, АГ, СД 2-го типа и др. 

Цель исследования: изучить состав ЖК плазмы, эритроцитов и уровень эйкозаноидов у пациентов с МС и оценить возможность коррекции метаболических нарушений при курсовом применении препарата ω-3 ПНЖК.

Материалы и методы

В исследовании участвовали 46 человек (20 мужчин, 26 женщин) в возрасте от 21 до 69 лет. Из них 15 человек без компонентов МС, 31 — с М.С. Исследование проводили согласно Хельсинкской декларации (2013) после получения у пациентов информированного согласия. Для диагностики МС использовали критерии, разработанные комитетом экспертов Всероссийского общества кардиологов (2012) [2]. Критериями М.С. считали окружность талии больше 94 см у мужчин и больше 80 см у женщин; уровень артериального давления ≥140/90 мм рт.ст., триглицеридов (ТГ) в сыворотке крови ≥1,7 ммоль/л, холестерина (ХС) липопротеидов высокой плотности (ЛПВП) <1,0 ммоль/л у мужчин и <1,2 ммоль/л у женщин; уровень глюкозы в сыворотке крови натощак ≥6,1 ммоль/л; нарушение толерантности к глюкозе. Наличие 3 перечисленных критериев и более считали достаточным для постановки диагноза М.С. Критерии исключения: хроническая сердечная недостаточность III-IV функционального класса, фибрилляция предсердий, частая экстрасистолия, нарушения мозгового кровообращения в анамнезе, хронические заболевания желудочно-кишечного тракта, бронхолегочной и мочеполовой сферы в период обострения, эндокринные заболевания, сопровождающиеся развитием АГ и ожирения, заболевания щитовидной железы с нарушенной функцией.

В исследование углеводного обмена входило определение содержания в сыворотке крови глюкозы натощак, уровня инсулина иммуноферментным методом («DRG-diagnostics», Германия), рассчитывали индекс НОМА (уровень инсулина натощак, мед/мл уровень глюкозы натощак, ммоль/л /22,5). Липидный состав сыворотки крови оценивали по содержанию в сыворотке крови общего холестерина (ОХС), ТГ, ХС ЛПВП («Ольвекс», Россия). ХС липопротеидов низкой плотности (ЛПНП) рассчитывали по формуле Фридвальда.

Анализ ЖК плазмы крови и эритроцитов проводили методом газожидкостной хроматографии на газожидкостном хроматографе Shimadzu GC-2010 (Япония). Результаты выражали в процентах от общей суммы ЖК. 

Методом иммуноферментного анализа определяли содержание α-фактора некроза опухоли -TNF-α («Genzyme diagnostics», США), эйкозаноидов — тромбоксан В2, 6-кето-простагландин F, лейкотриен В4 («Amersham Biosciences», Великобритания) в сыворотке крови.

Пациентам давали рекомендации по коррекции образа жизни, питания. По показаниям назначали антигипертензивную терапию.

В качестве алиментарного (пищевого) источника ПНЖК использовали биологически активную добавку (БАД) из гепатопанкреаса камчатского краба (БАД крусмарин, производитель ООО «Биополимеры», Владивосток). БАД содержит 20% ω-3 ПНЖК, 10% алкилдиацилглицеридов (от общей массы липидов) и комплекс биоантиоксидантов (витамин Е, провитамин А). Суточная доза ω-3 ПНЖК составляла 0,5 г/сут. Курс лечения 6 и 12 мес. Схема лечения: 15 сут с перерывом 15 сут. 

Сформированы 4 группы наблюдения: 1-ю группу (контрольная) составили 15 человек без компонентов МС, 2-ю — 31 человек с МС, из них 16 с МС, получавшие препарат ПНЖК в течение 6 мес (3-я группа), и 15 с МС, принимавшие ω-3 ПНЖК курсом 12 мес (4-я группа).

Статистическую значимость различий средних величин определяли по непараметрическим критериям Вилкоксона, Уайта, при нормальном распределении — с помощью критерия Стьюдента. Статистически значимыми считали различия при р<0,05.

Обследованные пациенты с МС имели характерные для данного синдромокомплекса клинико-метаболические изменения: увеличение индекса массы тела (ИМТ), соотношения окружности талии и бедер (ОТ/ОБ), уровня артериального давления, концентрации ХС ЛПНП (табл. 1).

Таблица 1. Антропометрические и биохимические показатели пациентов с МС до и после лечения алиментарными ω-3 ПНЖК Примечание. Различия показателей статистически значимы по сравнению с показателями в контрольной (# — р<0,05; ## — р<0,01; ### — р<0,001) и в 3-й (* — р<0,05; ** — р<0,01; *** — р<0,001) группах. САД — систолическое артериальное давление; ДАД — диастолическое артериальное давление.

Проанализирован состав СЖК плазмы крови у больных МС. В составе СЖК плазмы крови обследованных групп выделено 37 индивидуальных ЖК насыщенных, моноеновых и полиненасыщенных, нормального и изостроения с длиной цепи от С12 до С24, как с четным так и нечетным числом углеродных атомов. В табл. 2 представлены наиболее клинически значимые ЖК плазмы крови. Анализ количественного состава СЖК показал, что у пациентов с МС по сравнению с контрольной группой наблюдается снижение уровней отдельных насыщенных ЖК: миристиновой (14:0; р<0,05), пальмитиновой (16:0; р<0,01), маргариновой (17:0; р<0,05). Доли линолевой (18:2w-6) и α-линоленовой (18:3w-3) увеличивались в 2 раза (р<0,01), что отразилось на повышении суммарного показателя ω-6 Ж.К. Интегральный показатель изменений в ряду ЖК — ИН, рассчитанный как сумма произведений количества двойных связей в каждой ЖК на ее относительное процентное содержание, возрастал (р<0,05). Полученные результаты исследования свидетельствуют, что у лиц с МС изменения в составе СЖК плазмы крови достаточно выражены, причиной чего предположительно является нарушение переноса в крови и поглощение клетками насыщенных и полиеновых Ж.К. Следствием этих процессов может стать дефицит в клетках эссенциальных полиеновых кислот.

Таблица 2. Состав основных СЖК плазмы и уровень эйкозаноидов в крови у пациентов с МС Примечание. СЖК — свободные ЖК; ИН — индекс ненасыщенности. Различия показателей статистически значимы по сравнению с показателями в контрольной группе (# — р<0,05; ## — р<0,01; ### — р<0,001).

Качественный состав ЖК липидов эритроцитов у обследуемых групп представлен 31 компонентом индивидуальных ЖК с длиной углеродной цепи от С12 до С24, как с четным так и нечетным числом углеродных атомов, нормального и изостроения, насыщенных, моно- и полиеновых. У пациентов с МС исследование состава ЖК липидов эритроцитов выявило повышение доли насыщенных (миристиновая — 14:0, стеариновая — 18:0, эйкозановая — 20:0) на фоне снижения ПНЖК (α-линоленовая — 18:3n-3, линолевая — 18:2ω-6, арахидоновая — 20:4ω-6, эйкозапентаеновая — 20:5ω-3) (табл. 3). Обнаружено увеличение относительного уровня кислоты Мида (20:3ω-9), компенсаторный синтез которой происходит при дефиците ω-6 и ω-3 ПНЖК [4]. Показано снижение суммарного показателя ω-6 (р<0,05).

Таблица 3. Состав основных ЖК липидов эритроцитов пациентов с МС до и после курсового применения алиментарных ω-3 ПНЖК Примечание. Различия показателей статистически значимы по сравнению с показателями в контрольной группе (# — р<0,05; ## — р<0,01; ### — р<0,001) и в группе с МС до лечения (* — р<0,05; ** — р<0,01; *** — р<0,001).

Уменьшение содержания арахидоновой и эйкозапентаеновой кислот в эритроцитах указывает на нарушение в эйкозаноидном цикле и увеличение синтеза оксилипинов с выраженными вазоконстрикторными (тромбоксан А2) и провоспалительными (лейкотриен В4) свойствами.

Действительно, исследование уровней эйкозаноидов в сыворотке крови у пациентов с МС показало повышение концентраций 6-кето-простагландина F (р<0,001), лейкотриена B4 (р<0,001), тромбоксана В2 (р<0,001) по сравнению с таковыми в контрольной группе (см. табл. 2). Повышенный уровень лейкотриенов, являющихся сильнейшими медиаторами аллергических и воспалительных процессов, а также установленное высокое содержание TNF-α в крови у пациентов с МС указывают на активацию воспалительных реакций (см. табл. 1). Выявленное повышение уровня 6-кето-простагландина F — мощного вазодилататора у пациентов с МС, свидетельствует о запуске компенсаторных механизмов, поддерживающих сохранение баланса между образованием про- и противовоспалительных оксилипинов. Однако попытка организма самостоятельно поддерживать динамическое равновесие между лейкотриенами и простагландинами имеет ограничения, что может стать решающим этапом в запуске механизмов ССЗ, СД и других заболеваний, часто развивающихся у лиц с М.С. Это подтвердилось гиперпродукцией тромбоксана В2 у лиц с МС, что указывает на подключение механизмов формирования МС, таких как вазоконстрикция и гиперкоагуляция [5].

Выявленные нарушения в составе ЖК клеток крови и в синтезе эйкозаноидов при формировании МС обосновывают применение препаратов, действие которых направлено на восстановление липидной структуры цитомембраны и нормализацию образования эйкозаноидов. В этом контексте целесообразно применение липидных препаратов, содержащих ω-3 ПНЖК. В работе использована БАД из гепатопанкреаса камчатского краба, содержащая 20% ω-3 ПНЖК, 10% алкилдиацилглицеролов и комплекс биоантиоксидантов. Клинико-метаболические эффекты данного препарата обусловлены не только гиполипидемическими эффектами ω-3 ПНЖК, но и доказанным антитромболитическим, мембранотропным, иммуномодулирующим действием алкилдиацилглицеридов. Соответственно выбор дозы применяемого липидного комплекса основывался на содержании в нем как ПНЖК, так и высокоактивных алкилдиацилглицеридов.

Обследование лиц с МС через 6 и 12 мес приема алиментарных ω-3 ПНЖК выявило отчетливую положительную динамику большинства контролируемых показателей (см. табл. 1, 3). Прием препарата из липидов гепатопанкреаса краба хорошо переносился пациентами. Не зарегистрировано побочного неблагоприятного действия, случаев повышения предельного уровня аланинаминотрансферазы и аспартатаминотрансферазы, которые являются критерием прекращения приема препарата. У большинства пациентов за время наблюдения снизилась масса тела на 3-8 кг. Отмечено снижение уровней инсулина, соответственно снизился индекс НОМА до целевых. Липидмодулирующее действие выразилось в нормализации концентраций ОХС, ТГ, снижении уровня ХС ЛПНП и увеличении уровня ХС ЛПВП (см. табл. 1).

Применение алиментарных ω-3 ПНЖК в течение 6 мес положительно влияло на состав ЖК липидов эритроцитов (см. табл. 3). Выявлено снижение доли насыщенных ЖК (17:0, 20:0), повышение доли линолевой (18:2ω-6) и ее метаболита γ-линоленовой (18:3ω-6), эйкозапентаеновой (20:5ω-3) кислот, кислоты Мида (20:3ω-9). Увеличение концентрации 20:5ω-3, являющейся предшественником вазоактивных оксилипинов, в мембране эритроцитов способствует улучшению реологических свойств крови, функции эндотелия сосудистой стенки, модуляции активности иммунной системы. Повышение уровня 18:2ω-6, 18:3ω-6, показателя ИН ЖК свидетельствует об улучшении физико-химических и структурно-функциональных свойств мембраны, активации зависимых от фосфолипидов ферментативных систем, оптимизации работы рецепторного аппарата клетки.

В группе обследованных пациентов с МС, получавших липидный комплекс из гепатопанкреаса камчатского краба в течение 12 мес, изменение состава ЖК липидов эритроцитов характеризовалось снижением концентраций пальмитиновой (16:0) и маргариновой (17:0) кислот. Динамика состава ПНЖК липидов эритроцитов в результате пролонгированного действия биологически активной добавки была направлена на увеличение доли олеиновой (18:1ω-9), линолевой (18:2ω-6), арахидоновой (20:4ω-6), эйкозапентаеновой (20:5ω-3) кислот. Выявлено повышение суммы ω-3 ПНЖК. Положительная динамика указанных показателей у больных свидетельствует о стабилизации клеточной мембраны и метаболических процессов в эйкозаноидном цикле под влиянием липидов гепатопанкреаса краба. Накопление ω-3 ПНЖК в липидах эритроцитов у лиц, принимавших БАД в течение 12 мес, является результатом формирования физиологического баланса между алиментарным поступлением и расходованием ПНЖК в процессе жизнедеятельности клетки.

Полученные результаты исследования показали, что развитие МС сопровождается изменением состава СЖК и эстерифицированных ЖК плазмы и клеток крови, одной из причин которой может быть нарушение их активного транспорта, что приводит к изменению структуры клеточных мембран, понижению функциональной активности зависимых от инсулина транспортеров глюкозы, нарушению синтеза оксилипинов и их дисбалансу. Смещение динамического равновесия биосинтеза цитопротективных и цитотоксических эйкозанойдов в сторону последних, нарушение функционирования рецепторов к инсулину инициирует механизмы развития и прогрессирования метаболических осложнений, становится одним из главных компонентов формирования ССЗ, СД и др. 

В результате исследования получены убедительные данные о позитивном влиянии препарата ω-3 ПНЖК и алкилдиацилглицеридов, полученного из липидов гепатопанкреаса камчатского краба, на углеводный и липидный состав крови у больных с М.С. Длительный прием биопрепарата, содержащего комплекс биологически активных липидов, позволил нормализовать большинство контролируемых показателей, что свидетельствует о влиянии ω-3 ПНЖК и алкилдиацилглицеридов на основные звенья М.С. Выявлена способность липидного комплекса проявлять ярко выраженные мембранотропные свойства, обусловленные способностью компонентов БАД включаться в клеточные мембраны, позитивно модулировать состав Ж.К. Полученные результаты исследования служат основанием рассматривать липиды из гепатопанкреса камчатского краба как высокоэффективное лечебно-профилактическое средство при М.С. При этом доказано, что курсовое применение алиментарных ПНЖК, в течение как 6 мес, так и 12 мес одинаково положительно влияет на все метаболические параметры при М.С. Следовательно, оптимальный курс приема ω-3 ПНЖК при МС может не превышать 6 мес. 

Полученные результаты свидетельствуют о важной роли ЖК и их метаболитов в патогенезе МС и целесообразности включения алиментарных ω-3 ПНЖК в комплекс профилактических и терапевтических мероприятий при МС. 

Конфликт интересов отсутствует.

Комплексный анализ крови на ненасыщенные жирные кислоты семейства омега-9

ТипВ центреНа домуСамостоятельно
Венозная кровь

Синонимы (rus)

Полиненасыщенные жирные кислоты, ЖК, омега-9-полиненасыщенные жирные кислоты

Синонимы (eng)

PUFA, Long-chain omega-9 polyunsaturated fatty acids

Данное лабораторное исследование направлено на определение количества основных ненасыщенных жирных кислот семейства омега-9, отвечающих за множество важных функций в организме человека: энергетическая функция, поддержание иммунной системы, синтез гормонов, регуляция метаболических процессов, участие в функции ЦНС, в том числе они имеют противовоспалительные свойства, повышают эластичность стенок сосудов. Анализ используется также, как средство диагностики, контроля терапии таких заболеваний, как ишемическая болезнь сердца, инсульт и некоторые онкологические заболевания.
  • не употреблять жирную пищу за несколько часов до сдачи анализа, желательно не есть в течение 4 ч.;
  • незадолго до взятия крови выпить 1–2 стакана обычной негазированной воды;
  • по возможности отказаться от приема лекарств минимум за сутки до сдачи анализов;
  • при сдаче анализов на фоне приема лекарственных препаратов необходимо указать этот факт в направительном бланке;
  • не заниматься спортом в день сдачи анализа;
  • исключить повышенные эмоциональные нагрузки;
  • за несколько минут перед взятием крови принять удобное положение (сесть), расслабиться, успокоиться;
  • воздержаться от употребления алкоголя в течение 72 ч. до сдачи анализа;
  • не курить как минимум за 30 мин. до взятия крови.

Референсные значения: Гексадеценовая кислота 25.00 — 105.00 мкмоль/л; Мидовая кислота 7.00 — 30.00 мкмоль/л; Олеиновая кислота 650.00 — 3500.00 мкмоль/л; Селахолевая кислота 60.00 — 100.00 мкмоль/л. Уровень омега-9-жирных кислот может быть повышен при диете с высоким содержанием данных ЖК, понижен при диете с низким содержанием.

Важно!
При необходимости выполнения исследования с использованием услуги CITO, упаковать пробу в отдельный пакет и промаркировать наклейкой CITO.

Рекомендации по забору и транспортировке

Вакуумная пробирка К2-ЭДТА (фиолетовая крышка), 2 мл, 4 мл + транспортная пробирка (-20 С)


Рекомендации

  • не употреблять жирную пищу за несколько часов до сдачи анализа, желательно не есть в течение 4 ч.;
  • незадолго до взятия крови выпить 1–2 стакана обычной негазированной воды;
  • по возможности отказаться от приема лекарств минимум за сутки до сдачи анализов;
  • при сдаче анализов на фоне приема лекарственных препаратов необходимо указать этот факт в направительном бланке;
  • не заниматься спортом в день сдачи анализа;
  • исключить повышенные эмоциональные нагрузки;
  • за несколько минут перед взятием крови принять удобное положение (сесть), расслабиться, успокоиться;
  • воздержаться от употребления алкоголя в течение 72 ч. до сдачи анализа;
  • не курить как минимум за 30 мин. до взятия крови.

Обработка образца

  • Перемешать 8-10 раз
  • Забирать кровь в охлажденную пробирку
  • Образец сразу центрифугировать при 2000-2200 g в течение 10 мин
  • Плазму перенести в транспортную пробирку
  • Хранить и транспортировать образец при температуре −20°С

Хранение образца

при температуре -20 °С

Транспортировка образца

при температуре -20 °С

Омега-3 со скидкой до 50% в медицинской онлайн-лаборатории Lab4U в Казани

Описание анализа

С дефицитом омега-3 жирных кислот в организме могут быть связаны усталость, снижение памяти, сухость кожи, перепады настроения и депрессия, нарушение циркуляции крови и функции сердца.

Исследование показано при гиперхолестеринемии и гипертриглицеридемии, перед началом приема Омега-3 препаратов, для оценки эффективности диеты или приема биологически активных добавок, содержащих жирные кислоты семейства Омега-3.

Исследование включает определение Омега-3 жирных кислот: эйкозапентаеновой (EPA), докозагексаеновой (DHA), альфа-линоленовой (ALA).

Уровень омега-3 ненасыщенных жирных кислот можно оценивать каждый раз при сдаче липидограммы, для мониторинга приема биологически активных добавок каждые 2 месяца.

Обратите внимание, на другие ненасыщенные жирные кислоты семейств Омега-6 и Омега-9.

Метод исследования — Газовая хроматография с масс-спектрометрией

Материал для исследования — Венозная кровь с ЭДТА

Срок исполнения

Анализ будет готов в течение 6 дней, исключая субботу, воскресенье и день забора. Срок может быть увеличен на 1 день в случае необходимости. Вы получите результаты на эл. почту сразу по готовности.

Срок исполнения: в течение 6 дней, исключая субботу, воскресенье и день забора, исключая субботу и воскресенье (кроме дня взятия биоматериала)

Как подготовиться

Заранее

Обсудите с врачом прием лекарственных препаратов накануне и в день проведения исследования крови, а также другие дополнительные условия подготовки.

Не сдавайте анализ крови сразу после рентгенографии, флюорографии, УЗИ, физиопроцедур.

Накануне

За 24 часа до взятия крови:

  • Ограничьте жирную и жареную пищу, не принимайте алкоголь.

От 12 до 14 часов до сдачи крови не принимайте пищу, пейте только чистую негазированную воду.

В день сдачи

Перед забором крови

  • 60 минут не курить,
  • 15-30 минут находиться в спокойном состоянии.

Результат

Пример результата анализа.pdf

Расшифровка

Интерпретация результатов анализов носит информационный характер, не является диагнозом и не заменяет консультации врача. Референсные значения могут отличаться от указанных в зависимости от используемого оборудования, актуальные значения будут указаны на бланке результатов.

Единица измерения: мкмоль/л

Референсные значения:

Альфа-линоленовая кислота — 50.00 — 130.00 мкмоль/л

Докозагексаеновая кислота — 30.00 — 250.00 мкмоль/л

Эйкозапентоеновая кислота — 14.00 — 100.00 мкмоль/л

Ненасыщенные жирные кислоты Омега-3

Жирные кислоты омега-3 — это полиненасыщенные эссенциальные жиры. Они являются незаменимыми, потому что, организм не может вырабатывать и вам необходимо получать их из своего рациона.

Термин «полиненасыщенные» относится к химической структуре жирных кислот. Эти жиры имеют много двойных связей между атомами углерода. Термин «Омега-3» обозначает положение последней двойной связи в химической структуре, которая отстает на три атома углерода от «омега» или хвостовой части молекулярной цепи.

Омега-3 жиры являются важной частью клеточных мембран человека. У них также есть ряд других важных функций, в том числе:

Улучшение здоровья сердца: омега-3 жирные кислоты могут увеличить «хороший» холестерин ЛПВП. Они также могут снижать уровень триглицеридов, артериальное давление и образование артериальных бляшек.

Поддержка психического здоровья. Прием омега-3 положительно влияет на риски и симптомы психических расстройств (депрессия, слабоумие).

Снижение веса и объема талии. Жиры Омега-3 играют важную роль в регулировании веса и помогают уменьшить объем талии.

Уменьшение жира в печени: потребление омега-3 в рационе помогают уменьшить количество жира в печени при неалкогольном жировом гепатозе.

Есть много типов жиров омега-3, которые отличаются в зависимости от их химической формы и размера. Вот три наиболее распространенных:

Эйкозапентаеновая кислота (EPA): Основная функция этой 20-углеродной жирной кислоты заключается в производстве химических веществ, называемых эйкозаноидами, которые помогают уменьшить воспаление.

Докозагексаеновая кислота (DHA): 22-углеродная жирная кислота составляет около 8% веса мозга и чрезвычайно важна для его нормального развития и функционирования, в том числе у плода во время беременности.

Альфа-линоленовая кислота (ALA): эта 18-углеродная жирная кислота может быть преобразована в EPA и DHA, хотя этот процесс не очень эффективен. ALA в основном используется организмом для получения энергии.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) рекомендует употреблять в пищу как минимум две порции жирной рыбы в неделю, которая богата омега-3 EPA и DHA.

К сожалению, западная диета не содержит достаточного количества омега-3*. Дефицит может способствовать развитию хронических заболеваний, таких как ожирение, диабет и болезни сердца.

*К продуктам, богатыми омега-3 полиненасыщенными жирными кислотами относят некоторые сорта жирной рыбы (лосось, форель, сельдь, скумбрия, тунец, сардины, камбала).

Содержание свободных жирных кислот и макроэргических фосфатов в крови больных с острым отравлением уксусной кислотой, осложненным токсическим шоком | Соколова

1. Говорин Н. В, Сахаров А. В.

2. Лужников Е. А., Гольдфарб Ю. С., Ильяшенко К. К.Эндотоксикоз, как содержание постреанимационной болезни при острых отравлениях. Общая реаниматология 2007; III (5—6): 48—54.

3. Сергеева Е. П., Щербина А. А., Демина Л. М., Веселов С. А.Экстракорпоральное очищение крови в лечении тяжелых отравлений уксусной кислотой. Клин. медицина 2001; 79 (9): 53—57.

4. Петрин И. Н., Долгих В. Т., Кролевец И. П.Применение у-оксибути-рата натрия и гутимина для уменьшения метаболических нарушений в сердце, вызванных экзотоксическим шоком при отравлении уксусной кислотой. Вопр. мед. химии 1993; 39 (6): 36—39.

5. Ильяшенко К. К., Савина А. А., Галанкина И. Е. и соавт.Поражение сердца у больных с экзотоксическим шоком. Клин. медицина 1978; 37 (7): 28—33.

6. Цветкова М. В., Хирманов В. Н., Зыбина Н. Н.Роль неэтерифициро-ванных жирных кислот в патогенезе сердечно-сосудистых заболеваний. Артериальная гипертензия 2010; 16 (1): 93—103.

7. Неверов И. В., Говорин А. В., Преображенский Т. М.Динамика лабораторных показателей при инфаркте миокарда. Сов. медицина 1987; 5: 65—68.

8. Говорин А. В., Неверов И. В., Говорин Н. В. и соавт.Влияние психоэмоциональных нарушений у больных нестабильной стенокардией на сывороточные липиды и показатели ПОЛ. Росс. мед. журнал 1992; 4: 9—11.

9. Говорин А. В.Некоронарогенные поражения миокарда. М. — Новосибирск: Наука; 2010. 22

10. Прохоров М. Ю., Тиунов М. П., Шакалис Д. А.Простой колориметрический микрометод определения свободных жирных кислот. Лаб. дело 1977; 9: 535—536.

11. Rifai N., Warnick, G. R.Methods for clinical laboratory measurements of lipid and lipoprotein risk factors. Washington, DC: AACC Press; 1991. 324—357.

12. Tietz N. W.Textbook of Clinical Chemistry. 3rd ed. Philadelphia: W. B. Saunders Company; 1987. 809—861.

13. Явербаум П. М., Издебская Л. И.Методика определения АТФ в эритроцитах. Лаб. дело 1986; 1: 32—34.

14. Bergmeyer H. U.Methods of enzymatic analysis. Weinheim: Verlag Chemie; 1965. 1963.

15. Саркисова Д. С., Перова Ю. Л.Микроскопическая техника. М.: Медицина; 1996. 544.

16. Зайцев В. М., Лифляндский В. Г., Маринкин В. И.Прикладная медицинская статистика. СПб.; 2003. 429.

17. Меерсон Ф. З., Коган В. Е., Козлов Ю. П. и соавт.Роль перекисного окисления липидов в патогенезе ишемического повреждения и ан-тиоксидантная защита сердца. Кардиология 1982; 22 (2): 81—93.

Жирные кислоты в крови — Справочник химика 21

    Процессы мобилизации и отложения жира контролируются эндокринной системой следующим образом. Адреналин и норадреналин активируют распад триглицеридов в жировой ткани и увеличивают содержание свободных жирных кислот в крови. Поэтому любое длительное возбуждение симпатического отдела нервной системы (длительная мышечная деятель- [c.204]
    Жирные кислоты свободные — одна из транспортных форм липидов в плазме крови. Это наиболее метаболически подвижная транспортная форма липидов в крови. Содержание свободных жирных кислот в крови составляет 15 25 мг% и значительно возрастает после приема жирной пищи. [c.234]

    Когда телу требуется энергия, глюкоза и жир легко выходят из хранилищ. После длительных физических упражнений концентрация жирных кислот в крови увеличивается в четыре раза. Реакция образования АТФ при сгорании крахмала подобна аналогичной реакции для глюкозы. [c.449]

    О катализируемом гемином окислении ненасыщенных жирных кислот в крови кроликов с анемией. [c.183]

    Каждая молекула сывороточного альбумина способна очень прочно связать две молекулы длинноцепочечной жирной кислоты и менее прочно-еще одну или две молекулы. Поскольку сывороточный альбумин находится в плазме крови в очень высокой концентрации, он служит основным переносчиком жирных кислот в крови. В связанной с альбумином форме жирные кислоты доставляются в скелетные мышцы и сердце, где в основном и используются. [c.762]

    Метод определения жирных кислот в крови человека, в частности жирных кислот, содержащихся в незначительных количествах. (Найдены насыщенные и ненасыщенные к-ты с нечетным числом С-атомов и разветвленные с СНз-группой в боковой цепи.) [c.193]

    Большую группу составляют так называемые транспортные белки, т. е. белки, участвующие в переносе различных вешеств, ионов и т. п. К ним обычно относят цитохром с, участвующий в транспорте электронов, гемоглобин, гемоцианин и миоглобин, переносящие кислород, а также сывороточный альбумин (транспорт жирных кислот в крови), -липопрокин (транспорт липидов), церулоплаз-мин (транспорт меди в крови), липид-обменивающие белки мембран. В последнее время эта группа пополнилась мембранными белками, выполняющими функции нонных каналов,— здесь необходимо упомянуть белковые компоненты полосы В-3, ответственные за транспорт анионов через эритроцитарную мембрану, белки Na -, Са — и К -каналов возбудимых мембран. К транспортным пептидам резонно отнести канал-образующие соединения типа аламетицина и грамицидинов А, В и С, а также пептидные антибиотики — ионофоры ряда валиномицина, энниатина и др. [c.22]

    Мобилизация энергетических ресурсов, повышение содержания глюкозы и свободных жирных кислот в крови, улучшение энергетики тканей, обеспечение приоритетного кровоснабжения отдельных тканей [c.149]


    И свободных жирных кислот в крови сохраняется на уровне покоя до тех пор, пока не будет достигнуто значительное исчерпание углеводных ресурсов организма. С этого момента содержание этих метаболитов в крови проявляет тенденцию к повышению. [c.356]

    Свободные жирные кислоты. Являясь структурными компонентами липидов, уровень свободных жирных кислот в крови отражает скорость липолиза триглицеридов в печени и жировых депо. В норме содержание их в крови составляет 0,1—0,4 ммоль л и увеличивается при длительных физических нагрузках. [c.469]

    У больных с инсулиновой недостаточностью активность липазы повышается, что приводит к усилению липолиза и увеличению концентрации жирных кислот в плазме и печени. Содержание глюкагона у таких больных также повышается, и это тоже усиливает выход свободных жирных кислот в кровь. (Глюкагон оказывает противодействие многим эффектам инсулина, и метаболический статус при диабете отражает соотношение уровней глюкагона и инсулина). Часть свободных жирных кислот метаболизируется до ацетил-СоА (обращение липогенеза) и затем в лимоннокислом цикле—до Oj и Н,0. При инсулиновой недостаточности емкость этого процесса быстро оказывается превышенной и аце-тил-СоА превращается в ацетоацетил-СоА и затем в ацетоуксусную и р-гидроксимасляную кислоты. Под действием инсулина происходят обратные превращения. [c.257]

    Б. Повышение содержания жирных кислот в крови. [c.186]

    Б. Концентрация жирных кислот в крови повышена. [c.192]

    В результате мобилизации жира концентрация жирных кислот в крови увеличивается (см. рис. 8.7) приблизительно в 2 раза, однако абсолютная концентрация жирных кислот в крови невелика даже в этот период. Время полужизни жирных кислот тоже очень мало (менее 5 мин), это означает, что существует быстрый поток жирных кислот из жировой ткани к другим органам. Большинство тканей, кроме нервной ткани, эритроцитов и мозгового слоя надпочечников, использует жирные кислоты как источник энергии. [c.201]

    При введении адреналина должна увеличиться концентрация жирных кислот в крови. [c.328]

    При марафонском беге затраты энергии восполняются исключительно за счет аэробного процесса. Погашение этих затрат невозможно только за счет окисления углеводов из-за недостаточности запасов гликогена в работающих мышцах спортсмена, поэтому значительная часть энергии образуется за счет окисления жиров, на долю которых может приходиться от 10 до 50 % общих затрат энергии (рис. 137). Вклад жиров в энергообеспечение при мышечной работе на длинных и сверхдлинных дистанциях у высокотренированных бегунов с большими запасами гликогена в работающих мышцах составляет 12—20 %, у нетренированных бегунов — более 80 %. Всего на дистанции марафонского бега окисляется около 300 г жиров. Использование жиров в качестве источника энергии менее эффективно по сравнению с окислением углеводов, так как происходит оно с более низкой скоростью и с большим потреблением кислорода. Увеличивающаяся концентрация жирных кислот в крови при мобилизации жиров и высо- [c.329]

    B. Концентрация жирных кислот в крови увеличена. [c.396]

    A. Концентрация жирных кислот в крови выше нормы. [c.398]

    Жировые клетки (адипоциты) 2 Рз Торможение липолиза Усиление липолиза (повышенное высвобождение свободных жирных кислот в кровь) термогенез [c.482]

    Потребляются жирные кислоты большей частью мышцами, но также и другими органами. Концентрация жирных кислот в крови невелика — на их долю приходится только 1-3 % от всех липидов крови. Время полужизни жирных кислот в крови тоже очень мало — всего 2-4 мин. Последнее означает, что существует быстрый поток жирных кислот от жировой ткани к органам-потребителям. Высокая скорость этого потока даже при низкой концентрации переносимого вещества [c.307]

    Адреналин активирует мобилизацию депонированных жиров, действуя по механизму, сходному с тем, как в случае мобилизации гликогена, т. е. через каскад реакций, включаюш ий синтез цАМФ, активацию протеинкиназы А и фосфорилирование липазы. При феохромоцитомах (опухолях хромаффинной ткани надпочечников) концентрация адреналина (а также норадреналина) в крови резко повышена вследствие этого концентрация жирных кислот в крови больных в десятки раз больше, чем у здоровых людей. [c.309]

    О содержании непредельных жирных кислот в крови можно судить на основании ее йодного числа . Под йодным числом понимается величина, показывающая сколько г йода присоединяется к 100 г жира. Определение йодного числа основано на том, что непредельные жирные кислоты способны присоединять по 2 атома галлоидов по месту двойной связи. [c.229]

    Д. Влияние на метаболизм липидов. Липогенное действие инсулина уже рассматривалось в разделе, посвященном его влиянию на утилизацию глюкозы. Кроме того, инсулин является мощным ингибитором липолиза в печени и жировой ткани, оказывая, таким образом, непрямое анаболическое действие. Частично это может быть следствием способности инсулина снижать содержание сАМР (уровень которого в тканях повышается под действием липолити-ческих гормонов глюкагона и адреналина), а также способности инсулина ингибировать активность гормон-чувствительной липазы. В основе такого ингибирования лежит, по-видимому, активация фосфатазы, которая дефосфорилирует и тем самым инактивирует липазу или сАМР-зависимую протеинкиназу. В результате инсулин снижает содержание жирных кислот в крови. Это в свою очередь вносит вклад в действие инсулина на углеводный обмен, поскольку жирные кислоты подавляют гликолиз на нескольких этапах и стимулируют глюконеогенез. Данный пример показывает, что при обсуждении регуляции метаболизма нельзя учитывать действие лишь какого-либо одного гормона или метаболита. Регуляция—сложный процесс, в котором превращения по определенному метаболическому пути пред- [c.257]


    При гипофункции поджелудочной железы и недостаточном синтезе гормона инсулина развивается панкреатическая глюкозурия. Она сопровождается также повышенной гликолитической активностью жировой ткани и увеличенижирных кислот в крови. Эти процессы выподйяют, по-видимому, компенсаторную функцию путем использования неэстереф юванных жирных кислот в качестве энергетического материала и при нарушения утилизации глюкозы. [c.180]

    На степень потребления мышцами глюкозы крови влияет вид выполняемой нагрузки, уровень тренированности, питание, половые особенности, метаболическое состояние организма. Высокий уровень гликогена в мышцах, что характерно для высокотренированных спортсменов на выносливость, а также повышенное содержание свободных жирных кислот в крови снижают потребление мышцами глюкозы крови. Гипоксия стимулирует поступление глюкозы в скелетные мышцы. У женщин распад гликогена и окисление глюкозы при мышечной работе менее выражены, чем у мужчин. [c.182]

    Липидный обмен. При инкубации жировой ткани с ГР in vitro усиливается высвобождение неэстери-фицированных (свободных) жирных кислот и глицерола. Введение ГР in vivo вызывает быстрое (30—60 мин) повышение содержания свободных жирных кислот в крови и их окисления в печени. В условиях не- [c.175]

    У людей, получающих глюкокортикоиды, возрастает уровень свободных жирных кислот в плазме крови. Частично это можно объяснить прямой стимуляцией липолиза, поскольку в опытах на изолированных гепатоцитах эти гормоны действительно способствуют высвобождению жирных кислот. Кроме того, глюкокортикоиды снижают потребление и использование глюкозы жировой тканью и тем самым уменьшают образование глицерола поскольку глицерол необходим для этерификации жирных кислот, снижение его содержания приводит к их высвобождению в плазму, В итоге повышение концентрации свободных жирных кислот в крови и сопряженное с этим усиление их превращения в кетоны способствуют развитию кетоза, особенно при инсулиновой недостаточности. Эти эффекты имеют большое значение, но самое важное действие глюкокортикоидов на липидный обмен вытекает из их способности усиливать липолитическое действие катехоламинов и гормона роста. Ниже мы обсудим этот пермис-сивный эффект глюкокортикоидов, [c.214]

    Выделяют три стадии, на которых соответствующие факторы могут осуществлять регуляцию кетогенеза. (1) Кетоз не возникает in vivo до тех пор, пока не происходит увеличения уровня свободных жирных кислот в крови, образующихся в результате липолиза триацилглицерола в жировой ткани. Жирные кислоты являются предшественниками кетоновых тел в печени. Как у сытых, так и у голодных животных печень обладает способностью поглощать до 30% и более свободных жирных кислот, проходящих через нее, поэтому при высоких концентрациях этих кислот поглощение их довольно значительно. Следовательно, для регуляции кетогенеза важны факторы, контролирующие стадию мобилизации свободных жирных кислот из жировой ткани (рис. 28.6). (2) Возможны два пути превращения свободных жирных кислот после их поступления в печень и перехода в активные ацил-СоА-производные, а именно эстерификация с образованием преимущественно триацилглицеролов и фосфолипидов и р-окисление до аце-тил-СоА. (3) В свою очередь ацетил-СоА может либо окисляться в цикле лимонной кислоты, либо вступать на путь кетогенеза, образуя кетоновые тела. [c.292]

    Некоторые лекарственные препараты — кофеин и теофиллин — угнетают действие фермента фосфодиэстеразы, катализирующего реакщ1Ю расщепления сАМР (сАМР->АМР). Как изменится количество жирных кислот в крови при введении этих препаратов Изобразите схему действия адреналина на жировую клетку и на ней покажите место действия этих препаратов. [c.203]

    B. Концентрашта жирных кислот в крови выше нормы. Г. Скорость реакций ЦПЭ увеличена. [c.399]

    Инсулин — полипептид, состоящий из 2 цепей, включающих 51 аминокислотный остаток. А-цепь содержит 21 аминокислотный остаток, В-цепь — 30. Цепи соединены двумя би-сульфидными мостиками, третий бисульфидный мостик содержится в цепи А. Инсулин относят к анаболическим гормонам, влияющим на ассимиляцию углеводов, белков, жиров. Механизм действия инсулина на углеводный обмен включает облегчение транспорта глюкозы через клеточные мембраны, активацию гексокиназы, способствующей превращению глюкозы в глю-козо-6-фосфат, активацию гликогенсинтетазы (стимуляция гликогеногенеза), снятие ингибирующего действия на секреторные клетки гормонов гипофиза. Инсулин также стимулирует синтез белков, снижает содержание свободных жирных кислот в крови и депонирование ТГ в жировых клетках. [c.396]

    Вторая фаза длится около одной недели. Мобилизация жиров продолжается, концентрация жирных кислот в крови увеличивается примерно вдвое по сравнению с постабсорбтивным состоянием (рис. 15.10). Увеличивается образование кетоновых тел в печени и их концентрация в крови. В результате становится заметной скорость реакции неферментативного декарбоксилирования ацетоуксусной кислоты с образованием ацетона  [c.410]

    Кетонемия. При сахарном диабете имеется относительный избыток глюкагона, который активирует цАМФ-зависимую липазу адипоцитов. Поэтому повышена концентрация свободных жирных кислот в крови. Жирные кислоты поглощаются печенью, часть их превращается в гепатоцитах в триацилглицерины, которые в составе ЛОНП секретируются в кровь. Другая часть жирных кислот вступает в путь (З-окисления в митохондриях печени, и образующийся ацетил-КоА используется для синтеза кетоновых тел. Кетонемия — характерный и опасный (см. ниже) симптом сахарного диабета. [c.413]


— судьба жирных кислот — Биохимия

Жирные кислоты входят в состав большей части липидов. Поэтому вопросы обмена липидов – это, как правило, вопросы обмена жирных кислот: их источники и пути дальнейших превращений.

Судьба жирной кислоты зависит от ее строения (насыщенная ЖК или полиненасыщенная ЖК) и от внутриклеточных условий (наличие или отсутствие энергии в клетке).

Абсорбтивный период

В течение нескольких часов после приема пищи (абсорбтивный период) экзогенныенасыщенные и мононенасыщенные жирные кислоты поступают с помощью хиломикронов от кишечника в ткани, которые имеют липопротеинлипазу на эндотелии капилляров (подробнее).

Параллельно в этот период времени в печени жирные кислоты способны синтезироваться из избытка экзогенной глюкозы. Далее эти эндогенные жирные кислоты этерифицируются с глицеролом в реакциях липогенеза с образованием ТАГ. Потом они транспортируются из печени в ткани, имеющие липопротеинлипазу, в составе ЛПОНП.

В клетках жировой ткани после приема пищи насыщенная жирная кислота либо синтезируется из глюкозы, либо поступает сюда из хиломикронов и ЛПОНП. Далее она направляется в липогенез и запасается в составе ТАГ.

Возможные источники и пути использования жирной кислоты в абсорбтивный период

(на примере адипоцита)

Если липопротеинлипазы нет в ткани, то жирная кислота доставляется сюда в комплексе с альбумином. Этот комплекс образуется после работы липопротеинлипазы в других тканях.

Из плазмы крови внутрь клеток насыщенные жирные кислоты переносятся при участи транспортных «белков, связывающих жирные кислоты» (fatty acid binding protein, FABP). Эти белки составляют большое семейство для переноса липофильных веществ, включая эйкозаноиды и ретиноиды. Также некоторые члены семейства транспортируют липофильные молекулы от внешней клеточной мембраны к их внутриклеточным рецепторам.

Полиненасыщенные жирные кислоты (ПНЖК) обычно проникают в клетки в составе эфиров холестерола и фосфолипидов в составе ЛПВП и ЛПНП (подробнее). Эти жирные кислоты необходимы для синтеза эйкозаноидов в некоторых видах клеток, либо они участвуют в синтезе фосфолипидов для клеточных мембран.

Голодание и мышечная работа

При голодании хиломикроны и ЛПОНП в крови отсутствуют. Так как данному состоянию обычно сопутствует гипогликемия, то для ее компенсации из поджелудочной железы секретируется глюкагон. Под влиянием глюкагона и других гормонов в жировых депо активируется расщепление ТАГ до жирных кислот и глицерола (липолиз). Транспорт жирных кислот, вышедших в кровь, осуществляется альбумином.

Источник и путь использования жирной кислоты при длительном голодании

(на примере гепатоцита и адипоцита)

При физической работе гормоны адреналин, соматотропин и глюкокортикоиды вызывают в адипоцитах липолиз и выход жирных кислот в кровь. В комплексе с альбумином эти кислоты доставляются, главным образом, в мышцу для обеспечения мышечного сокращения.

В состоянии покоя, когда процессы пищеварения уже закончились, при краткосрочном и длительном голодании, при физической нагрузке в большинстве клеток, кроме нейронов и эритроцитов, жирные кислоты сгорают в процессах β-окисления и ЦТК, обеспечивая 50% и более всей энергии клетки.

В печени при длительном голодании (более 20 часов) жирные кислоты направляются в кетогенез на синтез кетоновых тел. Кетоновые тела далее разносятся по организму, преобразуются в клетках в ацетил-SКоА и используются для их основного энергетического обеспечения.

 

Производство свободных жирных кислот из триглицеридов крови — Просмотр полного текста

Краткое резюме:

Общая гипотеза этих исследований заключается в том, что циркулирующие триглицериды, поступающие в основном из жиров в рационе, являются важным источником свободных жирных кислот. Свободные жирные кислоты являются основным жировым топливом в организме, и когда их повышенное содержание в крови, считается, что они повышают риск сердечно-сосудистых заболеваний, вызывая резистентность к инсулину (в некоторых случаях приводя к диабету), повышая кровяное давление и другие эффекты. .Исследователь будет использовать сложные методы для отслеживания триглицеридов и свободных жирных кислот в крови. Эти методы включают введение низких доз радиоактивных и стабильных изотопов природных жиров. Исследования определят вклад триглицеридов в свободные жирные кислоты у нормальных людей, а также у людей с диабетом.


Состояние или болезнь
Сахарный диабет, тип 2 Резистентность к инсулину Дислипидемии

Энергия липидов переносится кровью в нескольких формах, включая хиломикроны и свободные жирные кислоты (СЖК).Хиломикроны являются ключевыми элементами в абсорбции и хранении пищевого жира, а также играют роль в патогенезе атеросклероза посредством производства остаточных частиц, но их роль в качестве прямого источника топлива не исследована. FFA являются основным липидным топливом в организме, и было показано, что увеличение их концентрации вызывает резистентность к инсулину, эндотелиальную дисфункцию и увеличение продукции липопротеинов очень низкой плотности. СЖК высвобождаются в кровь за счет действия чувствительной к гормонам липазы на запасы триглицеридов в жировых клетках.Очень мало известно о роли хиломикронов в метаболизме СЖК, но потенциальный вклад хиломикронов в метаболизм СЖК значителен, особенно у людей, употребляющих пищу с высоким содержанием жиров. Первоначальные исследования показывают, что в дополнение к роли хиломикронов в накоплении жира часть жирных кислот хиломикронов высвобождается в виде свободных жирных кислот в процессе, называемом «переливом». Эти исследования показывают, что вклад хиломикронов в СЖК увеличивается при диабете 2 типа. Исследование распространения в внутренностном русле выявило очень высокие показатели распространения внутренностей у лиц с избыточным весом и ожирением с гипертриглицеридемией.Исследователями разработаны чрезвычайно точные и точные методы измерения концентрации и удельной активности СЖК и хиломикронных триглицеридов жирных кислот в плазме. Кроме того, был разработан индикаторный метод для точного определения кинетики хиломикронов. В предлагаемых исследованиях метод индикаторов будет использоваться для систематического изучения вклада хиломикронов в общую доступность СЖК. Методика будет применяться к нормальным субъектам в состоянии покоя и после физических упражнений, а также к субъектам с сахарным диабетом 2 типа и гипертриглицеридемией.В частности, эти исследования позволят: 1) определить, снижает ли потеря веса у людей с диабетом 2 типа распространение хиломикронов; 2) определить, снижает ли острое снижение СЖК инфузией инсулина распространение у недиабетических лиц с дислипидемией; 3) определить, уменьшает ли неинсулин-опосредованное снижение СЖК распространение у больных диабетом с дислипидемией, и 4) определить, имеют ли люди с ожирением инсулинорезистентность повышенное распространение в внутренностном русле.

Свободные жирные кислоты в крови

Свободные жирные кислоты являются одним из результатов процесса пищеварения.Эти кислоты описываются как «свободные», поскольку они могут транспортироваться кровотоком без помощи каких-либо других переносчиков.

Рацион человека делится на три категории: углеводы, белки и жиры. Именно переваривание жиров приводит к дальнейшему процессу, известному как гидролиз, который создает в организме ряд различных жирных кислот, каждая из которых выполняет уникальную и специфическую функцию.

Незаменимые жирные кислоты необходимы для определенного аспекта метаболической функции человека; эти жирные кислоты иначе не создаются естественными процессами организма.Наиболее важной функцией этих жирных кислот является поглощение жирорастворимых витаминов, необходимых для процессов формирования костей, свертывания крови и поддержания центральной нервной системы. Это витамины A, D, E и K. Подобно незаменимым жирным кислотам, они содержатся в рыбьем жире и подобных продуктах, группе омега-3.

С отрицательной стороны книги здоровья, некоторые жиры, поступающие в организм и расщепляемые в результате гидролиза, представляют собой трансжирные кислоты, которые образуются при гидрогенизации, преобразовании жидких жиров в твердые формы масел, которые содержат насыщенные жиры, такие как животные жиры и свиное сало.Трансжирные кислоты являются доказанным фактором присутствия нездоровых липопротеинов низкой плотности (ЛПНП), которые, как считается, способствуют образованию бляшек в кровеносных сосудах, что является основной причиной атеросклероза, инсульта и других сердечно-сосудистых заболеваний.

Жиры являются источником топлива, которое организм может использовать для производства энергии. Поскольку жиры не могут быть обработаны организмом в их естественном состоянии, молекулы жира должны быть изменены, чтобы обеспечить всасывание в организм после пищеварения.В организме есть механизмы, которые позволяют ему распознавать жиры и сохранять их для будущих энергетических целей; каждая молекула жирной кислоты, состоящая из двух атомов углерода, в конечном итоге будет генерировать в общей сложности 17 единиц аденозинтрифосфата (АТФ), энергетического продукта, вырабатываемого организмом; примерно в четыре раза больше АТФ может быть получено из аналогичного количества углеводного источника энергии, глюкозы. Именно по этой причине тело оснащено специальными зонами хранения, известными как жировая ткань, каждая из которых представляет собой сложный ряд клеток, приспособленных как для хранения, так и для выделения жира по сигналу об этом.

Жировая ткань накапливает жир таким же образом, как он естественным образом содержится в пище. Однако жиры расщепляются при пищеварении в организме и преобразуются в форму хранения, известную как триглицериды, термин, который описывает совокупность трех молекул жирных кислот, связанных вместе с молекулой глицерина. Каждая молекула жирной кислоты представляет собой вытянутую цепь атомов углерода и водорода. В процессе гидролиза накопленные жиры разделяются на два отдельных соединения: жирные кислоты и глицерин.Глицерин имеет свойства, подобные спирту и сахару; после высвобождения жировой тканью глицерин проходит через кровоток для возвращения в печень для преобразования в полезный источник энергии, глюкозу.

Свободные жирные кислоты, высвобождаемые из жировой ткани, могут быть использованы везде, где есть потребность в энергии в организме. Процесс высвобождения этих соединений начинается с сигнала от поджелудочной железы, органа, отвечающего за мониторинг концентрации глюкозы в крови.При обнаружении низкого уровня глюкозы высвобождается гормон глюкагон, стимулирующий высвобождение глюкозы из запасов гликогена в печени. Если уровень глюкозы в крови слишком высок, организм вырабатывает гормон инсулин. В этом случае выработка жирных кислот будет стимулироваться дополнительным триггером химической липазы в жировой ткани. Конечным пунктом назначения высвобождаемых жирных кислот являются митохондрии подлежащих клеток, которым требуется энергия. Митохондрии — это электростанция каждой клетки.

Существует хорошо известная корреляция между потреблением кофеина и метаболизмом свободных жирных кислот. Кофеин способствует процессу липолиза, расщеплению триглицеридов, хранящихся в жировых клетках. Существует также научно установленная связь между повышенным содержанием жирных кислот в кровотоке и возникновением диабета, заболевания, при котором организм вырабатывает недостаточное количество инсулина для надлежащего регулирования уровня сахара в крови (глюкозы).

Хотя жир в форме жирных кислот является очень желательным источником энергии, его полезность зависит от присутствия кислорода. В обстоятельствах, когда энергия требуется организму быстрее, чем кислород может быть доставлен в нужное место, организм переключается на свою менее энергоэффективную анаэробную систему. Когда тело использует одну из своих анаэробных энергетических систем, оно не может сжигать жир, а просто вырабатывает меньше энергии и выдерживает большее истощение глюкозы.

см. также Сердечно-сосудистая система; утилизация жира; Кислород.

Длинноцепочечные n-3 полиненасыщенные жирные кислоты и функция кровеносных сосудов | Сердечно-сосудистые исследования

Аннотация

Сообщается, что польза длинноцепочечных n -3 полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК) для здоровья сердечно-сосудистой системы проявляется в нескольких различных механизмах клеточного контроля. К ним относятся влияние на метаболизм липопротеинов, гемостатическую функцию, взаимодействие тромбоцитов со стенками сосудов, антиаритмическое действие, а также ингибирование пролиферации гладкомышечных клеток и, следовательно, роста атеросклеротических бляшек.Также было обнаружено, что кормление рыбьим жиром приводит к умеренному снижению артериального давления и изменению сосудистых нейроэффекторных механизмов. Большинство таких преимуществ n -3 ПНЖК для сердечно-сосудистой системы, вероятно, опосредовано в сосудистой стенке и на уровне эндотелия сосудов, поскольку этот монослой клеток играет центральную роль в регуляции и поддержании сердечно-сосудистого гомеостаза и функции. В то время как эти процессы включают производные эндотелия сосудорасширяющие и сосудосуживающие соединения, сосудистый эндотелий также является хозяином многих рецепторов, связывающих белков, транспортеров и сигнальных механизмов.Соответственно, эндотелиальная дисфункция, которая лежит в основе многих сердечно-сосудистых заболеваний, может спровоцировать острые сосудистые события, включая вазоспазм, тромбоз или рестеноз, приводящие к ишемии. Сообщалось, что длинноцепочечные n -3 ПНЖК обладают несколькими свойствами, которые могут положительно влиять на функцию сосудов. К ним относятся благоприятные профили медиаторов (оксид азота, эйкозаноиды), которые влияют на сосудистую реактивность, изменение тонуса сосудов посредством воздействия на селективные ионные каналы и поддержание целостности сосудов.Помимо прямого воздействия на сократимость, н -3 ПНЖК могут влиять на сосудистую функцию и процесс атерогенеза посредством ингибирования пролиферации гладкомышечных клеток сосудов на уровне экспрессии генов, а также путем модификации экспрессии воспалительного цитокинеза и молекул адгезии. В совокупности эти свойства согласуются с плейотропным действием длинноцепочечных n -3 ПНЖК и могут объяснить благотворное сердечно-сосудистое защитное действие этого семейства жирных кислот, которое было четко доказано эпидемиологическими данными, а также более поздними крупномасштабными клиническими испытаниями.

Срок первичного рассмотрения 19 дней.

1 Введение

[1]. В настоящее время хорошо известно, что длинноцепочечные ПНЖК морского происхождения обладают множеством действий, направленных на борьбу с патогенезом ишемической болезни сердца (ИБС; [2–4]). Хотя диетическое вмешательство с рыбьим жиром не смогло снизить частоту рестеноза после коронарной ангиопластики, и существуют противоречивые данные о регрессии атеросклероза [3,5], значительные преимущества n -3 ПНЖК (эйкозапентаеновая кислота, 20:5 n — 3, ЭПК; докозагексаеновая кислота, 22:6 n -3, ДГК) из рыбьего жира наблюдались на нескольких различных стадиях процесса ИБС.К ним относятся влияние на метаболизм липопротеинов, взаимодействие тромбоцитов со стенками сосудов (тромбоз), сердечную аритмию и ишемическое повреждение сердечной мышцы, пролиферацию гладкой мускулатуры и рост атеросклеротических бляшек.

Обнаружение того, что n -3 ПНЖК из рыбьего жира могут вызывать умеренное снижение артериального давления в экспериментальных моделях гипертензии и у людей, привлекло внимание к потенциальной роли n -3 ПНЖК в модуляции сосудистого сокращения и вазодилатации.В этом обзоре освещаются некоторые из ключевых наблюдений, которые помогли охарактеризовать роль н -3 ПНЖК в острых физиологических реакциях в кровеносных сосудах, а также их роль в модулировании межклеточных взаимодействий, которые влияют на образование тромбоза и иннервацию гладкомышечных клеток сосудов. (СГМК) пролиферация.

2 Эндотелий сосудов

Эндотелий играет ключевую роль в сосудистой функции и пытается поддерживать нормальный гомеостаз посредством производства ряда биохимических медиаторов (рис.1). Эндотелий также содержит множество рецепторов, связывающих белков, транспортеров и сигнальных механизмов, участвующих в регуляции клеточных процессов, включая рост клеток, запрограммированную гибель клеток (апоптоз) и миграцию клеток. Большинство биохимических медиаторов, продуцируемых эндотелием, вероятно, оказывают модулирующее действие на один или несколько из этих процессов, а также влияют на действие других медиаторов [6,7]. Местно генерируемые вазоактивные агенты эндотелиального происхождения включают ангиотензин II (превращается из ангиотензина I под действием ангиотензинпревращающего фермента (ACE) в эндотелиальных клетках), оксид азота (NO), эндотелиальный гиперполяризующий фактор (EDHF), эйкозаноиды и полипептидные молекулы, такие как эндотелин. .При определенных болезненных состояниях эндотелий также может продуцировать повышенный уровень свободных радикалов и способствовать аномальному сокращению кровеносных сосудов.

Рис. 1

Вазоактивные соединения, выделяемые эндотелием. Ряд биохимических медиаторов вырабатывается эндотелием сосудов и участвует в поддержании нормального гомеостаза. NO, оксид азота; PGI 2 , простациклин; EDHF, эндотелиальный гиперполяризующий фактор; А-II, ангиотензин II; ЕТ, эндотелин; TxA 2 /PGH 2 , тромбоксан A 2 /простагландин H 2 ; O 2 · , супероксид-анион.

Рис. 1

Вазоактивные вещества, выделяемые эндотелием. Ряд биохимических медиаторов вырабатывается эндотелием сосудов и участвует в поддержании нормального гомеостаза. NO, оксид азота; PGI 2 , простациклин; EDHF, эндотелиальный гиперполяризующий фактор; А-II, ангиотензин II; ЕТ, эндотелин; TxA 2 /PGH 2 , тромбоксан A 2 /простагландин H 2 ; O 2 · , супероксид-анион.

Таким образом, эндотелиальная дисфункция потенциально отражает дисбаланс между сосудосуживающими и сосудорасширяющими соединениями и связана с несколькими сердечно-сосудистыми факторами риска, такими как гиперхолестеринемия, артериальная гипертензия, диабет и курение. Такие аномалии в эндотелии, лежащие в основе многих сердечно-сосудистых заболеваний, могут спровоцировать острые сосудистые события, включая вазоспазм, тромбоз или рестеноз, приводящие к ишемии миокарда и внезапной смерти от желудочковых аритмий (рис.2).

Рис. 2

Эндотелиальная дисфункция при сердечно-сосудистых и цереброваскулярных заболеваниях. Нарушения функции эндотелия могут спровоцировать острые сосудистые события и ускорить ишемические атаки.

Рис. 2

Эндотелиальная дисфункция при сердечно-сосудистых и цереброваскулярных заболеваниях. Нарушения функции эндотелия могут спровоцировать острые сосудистые события и ускорить ишемические атаки.

Можно предположить, что антитромботическое, а также антиатерогенное действие n -3 ПНЖК по крайней мере частично опосредовано на уровне эндотелиальных клеток сосудов, поскольку этот монослой клеток не только влияет на взаимодействие тромбоцитов со стенкой сосуда, но также пролиферация клеток, гибель клеток и структурные изменения кровеносных сосудов, известные как ремоделирование сосудов.

Множественные механизмы действия n -3 ПНЖК могут включать влияние на кровеносные сосуды, поскольку было показано, что по крайней мере два физиологически важных биохимических механизма, действующих главным образом в эндотелии сосудов, положительно модулируются жирными кислотами рыбьего жира. Во-первых, это способность модифицировать биосинтез эйкозаноидов [2], а во-вторых, увеличение продукции эндогенного оксида азота (NO) после приема рыбьего жира [8]. Оба процесса могут влиять на сосудистую реактивность и, вероятно, лежат в основе описанных улучшений эндотелиальной функции и эластичности артерий, наблюдаемых при применении н -3 ПНЖК [9,10].Данные также указывают на то, что н -3 ПНЖК могут влиять на тонус сосудов, оказывая действие на селективные ионные каналы [11,12], и поддерживать целостность сосудов, воздействуя на растворимые маркеры эндотелиальной гемостатической активности [13]. В совокупности эти результаты обеспечивают основу для наблюдений на экспериментальных моделях животных и людей, которые подтвердили умеренное снижение артериального давления [2-4, 14, 15] с n -3 ПНЖК, предполагая измененные сосудистые нейроэффекторные реакции.

2.1 Нейроэффекторные и сосудистые реакции

Сосудистые нейроэффекторные механизмы относятся к физиологическим процессам, лежащим в основе ответов, генерируемых либо стимуляцией симпатических нервов, иннервирующих сосудистую сеть, либо прямой стимуляцией VSMC в области богатой симпатическими нервами адвентиции. Потенциальные механизмы снижения кровяного давления под действием n -3 ПНЖК были тщательно изучены на экспериментальных животных моделях гипертензии, в частности, на крысах со спонтанной гипертензией (SHR) с крысами Вистар-Киото (WKY), служившими в качестве контроля.Введение рыбьего жира с пищей снижало повышенную сократимость сосудов у гипертензивных животных [14–18] и у людей [4,8,10]. В соответствии с наблюдениями у животных [18], результаты у людей также демонстрируют потенциально большую роль ДГК, а не ЭПК, в благоприятном изменении сосудистой реактивности и снижении артериального давления [19,20].

Для поиска молекулярной основы антигипертензивной и нейроваскулярной модуляторной роли диетического рыбьего жира были разработаны и изучены различные механизмы.В эти подходы было включено определение того, играют ли сосудорасширяющие/вазоконстрикторные механизмы, основанные на метаболизме эйкозаноидов (простагландинов и тромбоксанов) и продукции оксида азота (NO), роль в модулирующем действии диетического рыбьего жира. В то время как сосудорасширяющие простагландины, по-видимому, не участвуют в значительной степени [15], продукция тромбоксана-A 2 (TxA 2 ) повышена в SHR и благоприятно модифицируется рыбьим жиром [15–18, 21].

Установлено, что активация продукции NO в эндотелии сосудов вызывает расширение сосудов.При SHR релаксация аорты, опосредованная NO, нарушается и восстанавливается при введении рыбьего жира [17]. Это может быть связано с подавлением вазоконстрикции NO в нормотензивном состоянии и отсутствием аналогичного влияния на SHR. Однако маловероятно, что модуляция сократительных ответов при лечении рыбьим жиром в SHR объясняется исключительно основной ролью n -3 ПНЖК в восстановлении эндотелий-зависимой релаксации. Например, в исследованиях на животных и людях сообщалось о независимых релаксирующих эффектах ЭПК и ДГК на эндотелий [20,22,23].В то время как основной механизм в условиях человека неясен, считается, что релаксация сосудов в WKY и SHR, индуцированная EPA и DHA, включает опосредованную простаноидами активацию каналов K + -ATP и мобилизацию внутриклеточного Ca 2+ в VSMC через Каналы L-типа (DHA) и не L-типа (EPA) Ca 2+ [22,23].

Таким образом, оказывается, что рыбий жир может влиять на функцию рецепторов, процессы трансдукции и мембранные ионные каналы в сосудистой сети. Появляется все больше доказательств (обсужденных позже), подтверждающих роль рыбьего жира в изменении транспорта ионов, что способствует гиперполяризующему действию.Дальнейшее внимание также должно быть направлено на понимание потенциального влияния специфических n -3 ПНЖК на сосудистое ремоделирование и благоприятное влияние на сосудистые нейроэффекторные механизмы (рис. 3). В этом контексте следует отметить, что EPA ингибирует пролиферацию VSMC [24,25], а DHA, как сообщается, запускает апоптоз VSMC, принимая участие в ремоделировании сосудов [25,26].

Рис. 3

Благоприятная модуляция сосудистых аномалий при гипертонии длинноцепочечными n -3 ПНЖК.Исследования с рыбьим жиром на экспериментальных животных моделях и людях показали, что n -3 ПНЖК оказывают широкий спектр защитных действий на сосудистую структуру и функцию.

Рис. 3

Благоприятная модуляция сосудистых аномалий при гипертонии длинноцепочечными n -3 ПНЖК. Исследования с рыбьим жиром на экспериментальных животных моделях и людях показали, что n -3 ПНЖК оказывают широкий спектр защитных действий на сосудистую структуру и функцию.

3 Биохимические медиаторы

3.1 Эйкозаноиды

ЭПК и ДГК могут выступать в качестве альтернативных субстратов как для ферментных комплексов циклооксигеназы (ЦОГ), так и для липоксигеназы (ЛОКС), приводя к образованию простагландинов и тромбоксанов 3-й серии и лейкотриенов 5-й серии соответственно (рис. 4). Хотя эти метаболиты имеют значительное структурное сходство с метаболитами, продуцируемыми предпочтительным субстратом для биосинтеза эйкозаноидов — n -6 полиненасыщенной арахидоновой кислотой (АА, 20:4 n -6) — общие сердечно-сосудистые преимущества, оказываемые продуктами, полученными из n -3 ПНЖК более благоприятны из-за различий в биологической активности (рис.4; [2,27–29]).

Рис. 4

Основные метаболиты эйкозаноидов, полученные из субстратов полиненасыщенных жирных кислот n -3 и n -6. Различные семейства эйкозаноидов с различной биологической активностью продуцируются n -3 ПНЖК. ЦОГ, циклооксигеназа; LOX, липоксигеназа; ЭПК, эйкозапентаеновая кислота; ДГК, докозагексаеновая кислота; АА, арахидоновая кислота; ЛТ, лейкотриены; ПГ, простагландин; Тх, тромбоксан.

Рис. 4

Основные метаболиты эйкозаноидов, полученные из субстратов полиненасыщенных жирных кислот n -3 и n -6.Различные семейства эйкозаноидов с различной биологической активностью продуцируются n -3 ПНЖК. ЦОГ, циклооксигеназа; LOX, липоксигеназа; ЭПК, эйкозапентаеновая кислота; ДГК, докозагексаеновая кислота; АА, арахидоновая кислота; ЛТ, лейкотриены; ПГ, простагландин; Тх, тромбоксан.

Наблюдаемое антитромботическое действие ПНЖК рыбьего жира обычно объясняется ингибированием TxA тромбоцитов 2 и параллельными изменениями в механизмах свертывания крови. Значительное снижение продукции TxA 2 после длинноцепочечных n -3 ПНЖК наблюдалось как в исследованиях in vitro, так и in vivo как на экспериментальных моделях животных, так и на людях [2,28].In vitro оценка простациклинов — PGI 2 +PGI 3 — также показывает снижение после кормления n -3 ПНЖК, хотя и меньшее по величине, чем TxA 2 . Напротив, исследования in vivo не выявили изменений или даже увеличили образование PGI 2 после n -3 ПНЖК [27, 29, 30], что свидетельствует о возможной дифференциальной модуляции продукции тромбоксана и простациклина при n -3 ПНЖК [31]. Различия между продукцией in vitro и in vivo, измеряемые экскрецией метаболитов с мочой, также были обнаружены для простагландинов серии E и F [32].Сосудистый эндотелий является основным источником антиагрегационных и сосудорасширяющих простациклинов, поэтому сохранение полезных простациклинов за счет тромбоксанов может стать ключевым механизмом для описанных преимуществ н -3 ПНЖК на сосудистую функцию.

Это специфическое ингибирующее действие n -PUFA на синтез TxA 2 не объясняется изменением доступности одних только жирных кислот-предшественников и, возможно, может проявляться на уровне ферментов биосинтеза [31].Кроме того, было показано, что DHA и EPA действуют как антагонисты рецептора TxA 2 /PGH 2 в тромбоцитах человека [33]. В последнем исследовании было обнаружено, что DHA более эффективно, чем EPA, блокирует активацию тромбоцитов, индуцированную стабильным миметиком TxA 2 U46619. Однако DHA была единственной ПНЖК, которая проявляла конкурентный антагонизм в отношении рецептора TxA 2 /PGH 2 в аорте крысы [34].

Дополнительные доказательства увеличения производства PGI 2 были представлены Saito et al.[35], которые наблюдали усиленный синтез в культивируемых СГМК крыс, обогащенных эмульгированной триглицерином формой ЭПК. Интересно, что DHA-TG не имел никакого эффекта. Активация ЦОГ с помощью ЭПК посредством создания низкого уровня перекиси липидов была выдвинута в качестве потенциального механизма, хотя неспособность ДГК аналогично активировать ферментный комплекс ЦОГ остается неясной. Напротив, Achard et al. [36] обнаружили в эндотелиальных клетках бычьей аорты, что как EPA, так и DHA снижают экспрессию PGH синтазы-1, возможно, на уровне транскрипции, тем самым ингибируя синтез PGI 2 .Однако н -3 ПНЖК не ингибировали эндотелиальную клеточную PGI 2 синтазу. Как EPA, так и DHA вызывали примерно 50% ингибирование продукции PGI 2 в ответ на ряд экзогенных стимуляторов, таких как брадикинин, ионофор кальция и АК.

Докозапентаеновая кислота (DPA; 22:5 n -3) также оказывает ингибирующее действие на систему, но этот эффект может быть связан с ретропревращением DPA в EPA [37]. Является ли это отражением того, что происходит in vivo, остается открытым вопросом, поскольку, как указывалось ранее, в нескольких исследованиях сообщалось о различиях между образованием полезных простациклинов in vitro и in vivo (PGI 2 +PGI 3 ) на n — 3 ПНЖК.Дальнейшие исследования, изучающие эффекты n -3 ПНЖК на тромбоцитарные ферменты биосинтеза тромбоксана, как на биохимическом уровне, так и на уровне экспрессии генов, потребуются для всестороннего определения модуляции, включая любую предпочтительную продукцию простациклинов n -3 ПНЖК [31,38] в поддержании антитромботического состояния.

3.2 Оксид азота

Можно утверждать, что недавние наблюдения увеличения экскреции метаболитов NO с мочой у людей после приема рыбьего жира [8] могут быть первичным механизмом, ответственным за антитромботический эффект n -3 ПНЖК, поскольку повышенное эндогенное выделение NO может компенсировать сосудосуживающее действие в целом, а также любое снижение сосудорасширяющего действия PGI 2 этими полиеновыми жирными кислотами.Тем не менее, стоит отметить, что при приеме ЭПК не наблюдалось увеличения продукции эндогенного NO и что ДГК, по-видимому, является активным компонентом, опосредующим этот эффект [8]. Это последнее наблюдение, однако, возможно, противоречит антитромботическому действию, основанному на дифференциальной модуляции эйкозаноидов, поскольку было показано, что ЭПК и ДГК эффективны в достижении благоприятного соотношения простациклин/тромбоксан. Кроме того, было показано, что препараты, обогащенные EPA, а также DHA, либо поддерживают, либо даже увеличивают выработку простациклинов у экспериментальных животных и у людей [29,30,38].

Наблюдение о том, что ЭПК неэффективно увеличивает NO, является интригующим, поскольку в нескольких исследованиях сообщалось, что ДГК может играть более заметную роль, чем ЭПК, в обеспечении защиты от некоторых показателей сердечно-сосудистых заболеваний. К ним относятся липиды и липопротеины, гипертония, сердечная аритмия, частота сердечных сокращений, сосудистая реактивность и вызванное гипертензией повреждение почек [4,18]. Возможно, что заметная роль DHA, по сравнению с EPA, в обеспечении этой вазопротекции может быть связана с дифференциальным влиянием на NO эндотелиальных клеток [8].Однако обработка колец аорты крыс in vitro ЭПК или ДГК усиливала эндотелийзависимую вазорелаксацию в одинаковой степени за счет усиленного высвобождения EDRF и сосудорасширяющих простагландинов [39]. Кроме того, Omura et al. [40] наблюдали, что EPA, но не DPA или DHA, стимулировала продукцию NO и индуцировала эндотелий-зависимую релаксацию в коронарных артериях крупного рогатого скота, предварительно сжатых миметиком тромбоксана U46619. Напротив, как EPA, так и DHA вызывали значительное ингибирование вазоконстрикции в изолированном перфузированном ухе кролика, индуцированной изопростанами E 2 и F 2 и U46619 [41].Необходимы дополнительные исследования в отношении механизмов вазорелаксации, индуцированной n -3 ПНЖК, поскольку ЭПК и ДГК, как сообщалось, противодействуют рецепторам TxA 2 /PGH 2 [33,34], а также индуцируют релаксация через эндотелий-независимые механизмы [20,22,23].

В дополнение к усилению сосудорасширяющего действия n -3 ПНЖК могут ингибировать высвобождение сосудосуживающих агентов. Как и в случае с сосудосуживающими эйкозаноидами [2,28], было обнаружено, что ЭПК вызывает дозозависимое ингибирование продукции эндотелина (ET-1) в мезангиальных клетках крупного рогатого скота [42].

3.3 Оксид азота, эйкозаноиды и изопростаны

Существует потенциальное взаимодействие между NO и эйкозаноидами [43], и роль n -3 ПНЖК в модулировании сосудистой функции должна оцениваться на фоне этого взаимодействия. Например, на крысах с гипертензией было продемонстрировано, что ингибирование продукции NO эндотелиальными клетками выявляет сосудосуживающий ответ, чувствительный к ингибиторам ЦОГ, а также после блокады рецепторов TxA 2 /PGH 2 [44,45].Тем не менее, этот аномальный TxA 2 -подобный констрикторный ответ в основном опосредован эндопероксидами простагландинов (PGG 2 /PGH 2 ), интермедиатами в качестве ингибиторов TxA 2 синтетазы, не имел эффекта [45]. Кроме того, было замечено, что предварительное кормление крыс с гипертензией очищенной ДГК ослабляло этот ответ, в то время как диетическая ЭПК не могла изменить эту аномалию [18]. Похоже, что это дифференциальное действие ДГК опосредовано двумя различными механизмами (рис.5) — за счет ингибирующего действия на уровне синтетазы TxA 2 [31] и антагонизма на сосудистом рецепторе TxA 2 /PGH 2 [34]. Этот антагонизм к рецепторам наблюдался только для DHA и не характерен для других n -3 ПНЖК и согласуется с наблюдениями после диетического приема рыбьего жира [18,34].

Рис. 5

Дифференциальная модуляция PGI 2 и TxA 2 длинной цепью n -3 ПНЖК.Жирные кислоты рыбьего жира могут предпочтительно снижать действие сосудосуживающих медиаторов (например, тромбоксан-А2, изопростаны) посредством различных механизмов (см. текст).

Рис. 5

Дифференциальная модуляция PGI 2 и TxA 2 длинной цепью n -3 ПНЖК. Жирные кислоты рыбьего жира могут предпочтительно снижать действие сосудосуживающих медиаторов (например, тромбоксан-А2, изопростаны) посредством различных механизмов (см. текст).

Вполне вероятно, что сосудистая релаксация, вызванная рыбьим жиром [9,10,14,16], проявляется в основном на уровне биохимических посредников, включая ингибирование TxA 2 -подобного констрикторного ответа [18], в то время как предпочтительно сохраняется или увеличивается простациклин [27–31], или путем прямого модулирования NO [8,40,46,47].Современные знания также предполагают, что изопростаны — простагландиноподобные соединения, образующиеся неферментативно в результате опосредованного свободными радикалами окисления мембранных липидов [48,49] — являются мощными модуляторами сосудистой сократимости [48–50]. Исследования также указывают на выработку изопростанов через пути ЦОГ и NO [51] и, таким образом, устанавливают связь между NO, простаноидами, свободными радикалами и изопростанами для регуляции сосудистого тонуса [43]. Производство и/или физиологические эффекты изопростанов, которые могут быть результатом длинноцепочечных n -3 ПНЖК, еще предстоит установить, главным образом, из-за аналитических ограничений в характеристике различных, но структурно близких семейств различных изопростанов и простагландинов.

Другая возможность заключается в том, что, хотя длинноцепочечные n -3 полиеновые жирные кислоты обычно считаются чувствительными к окислению из-за наличия большого количества двойных связей, в равной степени вероятно, что in situ эти ПНЖК могут действовать как поглотители и/или или поглотители для удаления определенных свободных радикалов. Сообщалось, что быстрое добавление n -3 ПНЖК к нейтрофилам человека снижает образование супероксидных анионов, главным образом, посредством простагландин-зависимого пути [52], а добавление рыбьего жира, как было показано, ослабляет образование свободных радикалов после коронароокклюзии и реперфузии у кроликов [52]. 53].In vivo оценка оксидантного стресса у людей, количественно определяемая изопростанами в моче F 2 , подтвердила эти более ранние сообщения, а также продемонстрировала, что ЭПК и ДГК в равной степени снижают эндогенный статус свободных радикалов [54]. Таким образом, н -3 ПНЖК в дополнение к прямому действию на уровне субстрата, ферментов и рецепторов могут также модулировать ключевые медиаторные пути в сосудистой системе, включая продукцию ЦОГ, NO и изопростана, все из которых зависят от эндогенного свободного радикальный статус [48,49,55,56].В совокупности эти механизмы доказывают роль н -3 ПНЖК в обеспечении перехода от вазоконстрикции к вазодилатации (рис. 4 и 5).

4 Ионные каналы мембраны сосудов

Роль n -3 ПНЖК в модуляции ионных каналов в клеточных мембранах возникла в результате исследований возбудимых клеток сердечной мышцы. n -3 ПНЖК предотвращают аномальные сокращения кардиомиоцитов крыс, подвергшихся воздействию нескольких аритмогенных стимуляторов [57]. Было высказано предположение, что n -3 ПНЖК оказывают это влияние, влияя на доступность Ca 2+ путем ингибирования зависимых от напряжения каналов Ca 2+ L-типа и зависимых от напряжения токов Na + [58–60]. .Основное внимание в отношении роли n -3 ПНЖК и возбудимости клеток сердечной мышцы было направлено на аритмии, вызванные ишемией, поскольку эти жирные кислоты предотвращают развитие фибрилляции желудочков (ФЖ), связанной с перевязкой коронарных артерий на нескольких животных моделях [61-61]. 64]. Работа с использованием выделенных клеточных линий млекопитающих [65], миоцитов [57–60] и исследования вариабельности сердечного ритма (ВСР) у людей [66, 67] позволили лучше понять антиаритмические действия n -3 ПНЖК.ВСР, которая является мерой вегетативного тонуса сердца, указывает на то, что модуляция электрофизиологических свойств миокарда n -3 ПНЖК является наиболее вероятным механизмом их антиаритмического действия. Было показано, что n -3 ПНЖК повышают ВСР, что отражается в более высоком пороге ФЖ, что снижает предрасположенность к аритмиям [66,67]. Ввиду важности ионных каналов в функции гладкой мускулатуры сосудов неудивительно, что внимание было привлечено к взаимодействию n -3 ПНЖК с ионными каналами и сосудистой функцией.

О другом потенциальном механизме, с помощью которого n -3 ПНЖК могут регулировать тонус сосудов, сообщили Asano et al. [11]. Используя культивированные крысиные СГМК и метод фиксации напряжения, эти исследователи обнаружили, что n -3 ПНЖК — ЭПК, ДПК и ДГК ингибируют опосредованный рецептором неселективный катионный ток и, кроме того, активируют ток K + в зависимости от концентрации. способ. Хотя о способности n -3 ПНЖК блокировать канал Na + в желудочковых миоцитах крыс сообщалось ранее [59, 60], эти данные об эффективности n -3 ПНЖК активировать K + каналы указывают на то, что это гиперполяризующее действие может также способствовать сосудорасширяющему действию жирных кислот рыбьего жира.[12]. Обработка клеток СГМК крысы A7r5 ЭПК в течение 7 дней была связана с частичным ингибированием концентрации внутриклеточного кальция в покое [Ca 2+ ] i и индуцированным агонистом повышением [Ca 2+ ] i . Кроме того, обработка EPA приводила к гиперполяризации потенциала покоящейся мембраны за счет увеличения направленных наружу токов, генерируемых посредством активации канала K + и помпы Na + /K + .Эти результаты представляют значительный интерес, поскольку гиперполяризующие эффекты n -3 ПНЖК после длительного лечения могут подавлять или инактивировать потенциалзависимые каналы Ca 2+ , что приводит к снижению [Ca 2+ ] i и ингибировать агонист индуцировал увеличение [Ca 2+ ] i в возбудимых клетках, обеспечивая электрофизиологическую основу для описанного антиаритмического, вазорелаксантного, а также антиатерогенного действия n -3 ПНЖК.В поддержку этого последнего предположения об антиатерогенном действии авторы отметили, что параллельно со снижением мембранного потенциала и [Ca 2+ ] i предварительная обработка EPA также ингибировала индуцированную PDGF миграцию VSMC.

Накапливается все больше данных, позволяющих предположить, что n -3 ПНЖК обладают способностью действовать на уровне клеточных ионных каналов, изменяя электрофизиологию возбудимых клеток и, следовательно, непосредственно влияя на физиологические параметры, включая сердечный ритм и сосудистый тонус.

5 Рост и пролиферация сосудистых клеток

5.1 Пролиферация клеток

В дополнение к их прямому влиянию на сосудистую сократимость и более острые клеточные события, n -3 ПНЖК могут также влиять на сосудистую функцию и процесс атерогенеза, влияя на рост и пролиферацию VSMC [24-26,68]. Интересно, что эффективность этого антипролиферативного действия, как сообщается, выше для ЭПК, чем для ДГК [69], что отличается от наблюдений в отношении защиты сердечно-сосудистой системы, где ДГК, по-видимому, играет более заметную роль [8, 18–20].

Ингибирование пролиферации VSMC с помощью EPA достигается на различных этапах пути передачи сигнала для факторов роста. Например, было показано, что EPA предотвращает связывание PDGF с его поверхностным рецептором [24], подавляет активацию протеинкиназы C и экспрессию мРНК гена раннего роста в ядре, c -fos, путем ингибирования c -fos транскрипция. Кроме того, циклины и их каталитические субъединицы; циклинзависимые киназы, которые контролируют ход клеточного цикла посредством синтеза ДНК, также, как сообщается, ингибируются длинноцепочечными n -3 ПНЖК, ЭПК и ДГК [69].Также сообщалось, что EPA подавляет трансформирующий фактор роста-β и ингибирует чрезмерный рост VSMC SHR [25]. В совокупности оказывается, что эти длинноцепочечные полиеноиды могут ингибировать пролиферацию VSMC более чем одним механизмом — модуляцией различных стадий ростовых сигналов, а также ингибированием синтеза ДНК.

5.2 Молекулы адгезии

Адгезия циркулирующих лейкоцитов к эндотелию сосудов и последующее привлечение и инфильтрация моноцитов в стенку сосуда является основным событием в биологических процессах, лежащих в основе атерогенеза и воспаления.Эта сложная серия событий в первую очередь регулируется экспрессией ряда молекул адгезии на эндотелиальных клетках сосудов, чему способствует высвобождение различных хемоаттрактантных факторов. В то время как нормальный здоровый эндотелий имеет тенденцию отталкивать адгезию лейкоцитов, активированный эндотелий может способствовать процессам адгезии. Было обнаружено, что ряд соединений различного происхождения, включая окисленные липопротеины низкой плотности, липополисахариды и воспалительные цитокины (например, интерлейкины, фактор некроза опухоли альфа), вызывают «эндотелиальную активацию».Значительная модуляция молекул эндотелиальной адгезии с помощью n -3 ПНЖК также была описана [70] и рассмотрена [71]. Сообщалось, что экспрессия молекулы адгезии сосудистых клеток-1 (VCAM-1) снижается под действием DHA. Кроме того, DHA оказывает зависящее от времени и дозы снижение экспрессии молекулы адгезии эндотелиальных клеток-1 (ELAM-1/E-селектин), молекулы внутриклеточной адгезии-1 (ICAM-1), интерлейкинов (IL-6 и IL-6). 8) после воздействия различных раздражителей и степень восстановления соответствовала включению ДГК в клеточные фосфолипиды.Помимо снижения экспрессии молекул адгезии и агентов рекрутирования лейкоцитов, было обнаружено, что DHA снижает адгезию человеческих моноцитов и монократических клеток U937 к активированным эндотелиальным клеткам [71-73]. В эндотелиальных клетках пупочной вены человека, стимулированных воспалительным цитокином интерлейкином 1-бета (IL-1b), уровни экспрессии мРНК ICAM-1, VCAM-1 и E-селектина снижались под действием EPA и DHA.

Следует отметить, что эти модулирующие эффекты совершенно не зависят от метаболизма ДГК в продукты циклооксигеназы [71,73].Точно так же только DHA, а не EPA снижала стимулированную цитокинами экспрессию VCAM-1 и приводила к большему снижению продукции провоспалительных цитокинов. Сообщалось, что адгезия лимфоцитов человека к эндотелиальным клеткам ингибируется либо добавлением, либо предварительной обработкой н -3 ПНЖК [72]. Несколько исследований показали, что ДГК обладает большей эффективностью по сравнению с ЭПК, хотя две ПНЖК в ассоциации могут действовать синергетически [73,74].

5.3 Структура жирных кислот

Недавно были выявлены структурные требования к ненасыщенным жирным кислотам в отношении активации эндотелия провоспалительными цитокинами [71,75].Таким образом, было обнаружено, что экспрессия VCAM-1 в эндотелиальных клетках, активированных провоспалительными цитокинами, такими как IL-1, TNF или бактериальный липополисахарид, напрямую связана с наличием (или отсутствием) двойных связей в молекуле жирной кислоты. а не тип ненасыщенности (т.е. n -3 против n -6). Эти исследователи также пришли к выводу, что двойная связь является минимально необходимым и достаточным требованием для ингибирования жирными кислотами активации эндотелия. Таким образом, наибольшая активность была отмечена с ДГК, которая содержит наибольшее количество (шесть) двойных связей, в то время как ДПК и ЭПК, хотя и различаются по длине цепи, имеют одинаковое количество двойных связей и дают идентичные результаты.Аналогично ингибирование АК было ниже, чем у ЭПК и жирных кислот с той же длиной цепи, но с разным числом и типом ненасыщенности двойных связей — олеиновой (18:1 н -9), элаидиновой (18:1 n -9 транс-изомер олеиновой кислоты), линолевой (18:2 n -6), α-линоленовой (α18:3 n -3) и γ-линоленовой (γ18:3 n -6) ) — все давали ингибирование, которое отражало количество двойных связей, а не тип ненасыщенности. В то время как мононенасыщенная пальмитолеиновая кислота (16:1) была подобна олеиновой и элаидиновой кислотам, насыщенные жирные кислоты пальмитиновая (16:0) или стеариновая (18:0) не обеспечивали никакой защиты.Кроме того, защитные эффекты ненасыщенных жирных кислот требуют включения рассматриваемой жирной кислоты в специфические пулы жирных кислот внутри эндотелиальной клетки. Это контрастирует с очевидным отсутствием необходимости включения в исследования, о которых сообщалось об ингибировании ионных каналов после однократного добавления n -3 ПНЖК, как в случае антиаритмической активности в культивируемых миоцитах [58-60] или открытия каналов К + в клетках ГМКС крысы [11].

Эти результаты могут означать, что измененный состав жирных кислот является предпосылкой для модуляции экспрессии генов для молекул адгезии.Однако также ясно, что этот эффект не опосредован общим изменением физико-химических свойств или «текучестью» мембраны, поскольку жирные кислоты либо с цис , либо с транс двойными связями приводили к одинаковой ингибирующей активности, несмотря на большие различия в физических свойствах, которые, как известно, существуют между этими двумя конфигурациями [76]. Был сделан вывод, что н -3 ПНЖК будут иметь наибольший положительный эффект среди ненасыщенных при данной длине цепи, поскольку они вмещают большее количество двойных связей и, кроме того, служат плохими субстратами для биосинтеза эйкозаноидов [75].

Было обнаружено, что в эндотелиальных клетках сосудов ДГК увеличивает текучесть мембран в большей степени, чем ЭПК [77]. Однако обнаружено, что в кардиомиоцитах любые изменения упаковки мембранных фосфолипидов под действием n -3 ПНЖК не ответственны за их антиаритмические свойства [78]. Такие наблюдения могут добавить дополнительное измерение к существующей в настоящее время точке зрения относительно возможности увеличения перекисного окисления липидов в высокополиненасыщенных жирных кислотах. Полученные данные позволяют предположить, что чем выше число двойных связей в молекулах жирных кислот, тем больше защита от активации эндотелия, которая может вызвать воспаление и процесс атерогенеза.По-видимому, увеличение количества двойных связей в молекуле жирной кислоты может эффективно обеспечивать более высокую степень защиты. Предположительно, этого можно было бы достичь с помощью ПНЖК, действуя в качестве поглотителя повреждающего действия реактивных свободных радикалов.

В совокупности эти данные свидетельствуют о том, что n -3 ПНЖК обладают способностью модулировать определенные ключевые биологически активные белки, участвующие в патогенезе атеросклероза, посредством экспрессии генов, а также на уровне ДНК и синтеза белков способом, независимым от их модулирующих эффектов на метаболизм эйкозаноидов.Точно так же дальнейшие исследования взаимосвязей между структурой и активностью n -3 ПНЖК, вызывающих изменения в электрофизиологии с результирующим воздействием на внутриклеточное распределение ионов, могут аналогичным образом способствовать нашему пониманию специфического антиаритмического и сосудорасширяющего действия . n -3 ПНЖК.

6 Резюме

При рассмотрении влияния n -3 ПНЖК на сердечно-сосудистую функцию становится очевидным, что эти жирные кислоты влияют на широкий спектр биохимических и физиологических функций.Это неудивительно, учитывая ключевую роль жирных кислот в функционировании и целостности мембран, а также связанную с ними роль в синтезе биологически активных липидных медиаторов. Однако возникают два различных действия, которые могут дать представление о точной природе взаимодействия ПНЖК в сердечно-сосудистой системе. Во-первых, n -3 ПНЖК оказывают благотворное влияние на несколько различных сердечно-сосудистых факторов риска, включая положительное влияние на триглицериды плазмы, артериальное давление, функцию тромбоцитов и лейкоцитов, а также процессы коагуляции и фибринолиза [2–5,13].Кроме того, н -3 ПНЖК обеспечивают защиту при острых состояниях, связанных, например, с ишемией миокарда [61–64]. В кровеносных сосудах оказывается, что n -3 ПНЖК снижают либо экспрессию, либо активность процессов, способствующих агрегации тромбоцитов и индукции аномального роста сосудов (рис. 1). В то же время n -3 ПНЖК отдают предпочтение вазодилататорным механизмам, а не вазоконстрикторным процессам за счет множества, возможно, взаимосвязанных процессов (рис. 6).Остается открытым вопрос, почему эти ПНЖК с длинной цепью n -3 постоянно оказывают влияние на самые разные процессы, соответствующие профилактике сердечно-сосудистых заболеваний, что ясно продемонстрировано в нескольких крупных клинических испытаниях [3,79]. Очевидно, что в дополнение к защите от острых сердечно-сосудистых событий и последующих вредных эффектов ишемии миокарда, включая сердечную аритмию и повреждение тканей [18, 64, 80], n -3 ПНЖК предотвращают патологические и физиологические процессы, которые провоцируют приступы ишемии.

Рис. 6

Плейотропное действие длинноцепочечных n −3 ПНЖК на сосудистую сеть. Резюме сообщений о положительных эффектах, оказываемых жирными кислотами рыбьего жира.

Рис. 6

Плейотропное действие длинноцепочечных n −3 ПНЖК на сосудистую сеть. Резюме сообщений о положительных эффектах, оказываемых жирными кислотами рыбьего жира.

Помимо установленных преимуществ n -3 ПНЖК для сердечно-сосудистой системы [2–5], более поздние исследования выявили дополнительное защитное действие длинноцепочечных n -3 полиеновых жирных кислот на множество различных клеточных механизмов патофизиологических последствий. .Хотя большинство этих открытий было сделано in vitro с использованием культивируемых клеточных линий в острых экспериментах при определенных условиях, вполне вероятно, что такое защитное действие действительно может быть распространено на хронические болезненные процессы, такие как атерогенез и развитие ишемической болезни сердца.

Можно также предположить, что способность длинноцепочечных n -3 ПНЖК оказывать такое множественное действие (рис. 7) может обеспечить биологическую основу для их широкого спектра сердечно-сосудистой защиты по сравнению со специфическими фармакологическими агентами, направленными на отдельные сердечно-сосудистые патофизиологические механизмы.Такой спектр потенциальных преимуществ (рис. 6 и 7) также свидетельствует о том, что длинноцепочечные ПНЖК n -3 обладают существенным плейотропным действием, сходным с тем, что наблюдается при определенных фармакологических вмешательствах [81]. Остается определить, какие дополнительные сосудистые преимущества могут быть получены от этих длинноцепочечных n -3 ПНЖК.

Рис. 7

Польза длинноцепочечных n −3 ПНЖК для сердечно-сосудистой системы. Ряд ключевых патофизиологических событий в каскаде сердечно-сосудистых заболеваний эффективно модулируется длинноцепочечными n -3 ПНЖК морского происхождения.

Рис. 7

Преимущества длинноцепочечных n −3 ПНЖК для сердечно-сосудистой системы. Ряд ключевых патофизиологических событий в каскаде сердечно-сосудистых заболеваний эффективно модулируется длинноцепочечными n -3 ПНЖК морского происхождения.

Каталожные номера

[1],  ,  , и др.

Эйкозапентаеновая кислота и профилактика тромбоза и атеросклероза

,

Ланцет

,

1978

, том.

2

 (стр. 

117

119

)[2].

Потребление рыбы, n -3 жирных кислот в клеточных мембранах и вариабельность сердечного ритма у выживших после инфаркта миокарда с дисфункцией левого желудочка

74

 (стр. 

1670

1673

)[3],  .

n −3 Полиненасыщенные жирные кислоты и сердечно-сосудистая система

,

Curr Opin Lipidol

,

2000

, vol.

11

 (стр. 

57

63

)[4],  .

Жирные кислоты омега-3 с длинной цепью, липиды крови и снижение риска сердечно-сосудистых заболеваний

12

 (стр. 

11

17

)[5].

n -3 жирные кислоты и профилактика коронарного атеросклероза

71

 (стр. 

224S

227S

)[6].

Эндотелиальная функция как детерминанта сосудистой функции и структуры: новая терапевтическая цель

79

 (стр. 

3

8

)[7],  .

Эндотелий при острых коронарных синдромах

,

Eur J Cardiol

,

1998

, vol.

19

 (стр. 

C30

C38

)[8],  ,  ,  .

n -3 жирные кислоты и экскреция метаболитов оксида азота с мочой у людей

65

 (стр. 

459

464

)[9].

Рыбий жир и сердечно-сосудистые заболевания: липиды и артериальная функция

,

Am J Clin Nutr

,

2000

, vol.

71

 (стр. 

228S

231S

)[10],  ,  ,  ,  .

Пищевые добавки с морскими жирными кислотами омега-3 улучшают системную эндотелиальную функцию крупных артерий у пациентов с гиперхолестеринемией

35

 (стр. 

265

270

)[11],  ,  , и др.

Ингибирующее действие полиненасыщенных жирных кислот ω-3 на опосредованные рецептором неселективные потоки катионов в гладкомышечных клетках сосудов A7r5 крысы

120

 (стр. 

1367

1375

)[12],  ,  , и др.

Влияние клеточного включения n -3 эйкозапентаеновой кислоты на внутриклеточную концентрацию Ca 2+ и мембранный потенциал в гладкомышечных клетках сосудов

138

 (стр. 

117

127

)[13].

Жирные кислоты омега-3 изменяют растворимые маркеры эндотелиальной функции у пациентов с ишемической болезнью сердца

58

 (стр. 

56

59

)[14],  ,  ,  ,  .

Прием рыбьего жира с пищей задерживает развитие гипертензии и влияет на нейроэффекторную функцию сосудов у предрасположенных к инсульту гипертонических крыс (SHR-SP)

44

 (стр. 

119

122

)[15],  ,  , и др.

Рыбий жир модулирует артериальное давление и сократимость сосудов у крыс и сократимость сосудов у приматов

,

Blood Press

,

1995

, том.

4

 (стр. 

177

186

)[16].

Морские масла и сердечно-сосудистая реактивность

,

Простагландины Лейкот Эссенциальные жирные кислоты

,

1994

, vol.

50

 (стр. 

211

222

)[17],  ,  , и др.

Прием рыбьего жира с пищей задерживает развитие артериального давления и влияет на свойства сосудов у крыс со спонтанной гипертензией (SHR), но не у крыс со спонтанной гипертензией, склонных к инсульту (SHR-SP)

3

 (стр. 

120

126

)[18],  ,  , и др.

Роль докозагексаеновой кислоты в защите сердечно-сосудистой системы

300

 (стр. 

83

89

)[19],  ,  ,  ,  .

Докозагексаеновая кислота, но не эйкозапентаеновая кислота, снижает амбулаторное кровяное давление и частоту сердечных сокращений у людей

34

 (стр. 

253

260

)[20],  ,  ,  ,  ,  .

Дифференциальное влияние эйкозапентаеновой кислоты и докозагексаеновой кислоты на сосудистую реактивность микроциркуляции предплечья у мужчин с гиперлипидемией и избыточной массой тела

102

 (стр. 

264

1269

)[21],  .

Тромбоксан A 2 и развитие гипертонии у крыс со спонтанной гипертензией

,

Eur J Pharmacol

,

1998

, vol.

146

 (стр. 

129

135

)[22],  .

Докозагексаеновая кислота вызывает вазорелаксацию у гипертонических крыс: механизмы действия

2

 (стр. 

85

95

)[23],  ,  ,  ,  .

Механизмы вазорелаксации, индуцированной эйкозапентаеновой кислотой (20:5 n -3) в аорте крыс WKY

131

 (стр. 

1793

1799

)[24],  ,  .

Эйкозапентаеновая кислота подавляла пролиферацию гладкомышечных клеток сосудов посредством модуляции различных стадий сигналов роста

31

 (стр. 

S301

S304

)[25],  ,  , и др.

Низкая доза эйкозапентаеновой кислоты ингибирует чрезмерный рост гладкомышечных клеток сосудов у крыс со спонтанной гипертензией за счет подавления трансформирующего фактора роста-β

17

 (стр. 

1421

1430

)[26],  ,  .

Докозагексаеновая кислота, лиганд α-рецептора, активируемого пролифератором пероксисом, индуцирует апоптоз в гладкомышечных клетках сосудов путем стимуляции митоген-активируемой протеинкиназы p38

36

 (стр. 

851

855

)[27],  .

Простагландин I 3 образуется in vivo у человека после приема эйкозапентаеновой кислоты с пищей

,

Nature

,

1984

, vol.

307

 (стр. 

165

168

)[28].

Клинические исследования воздействия н -3 жирных кислот на клетки и эйкозаноиды в сердечно-сосудистой системе

,

J Intern Med

,

1989

, том

225

 (стр. 

61

68

)[29],  ,  ,  .

In vivo образование метаболитов простагландинов I 2 и I 3 у мартышек (Callthrix jacchus) после добавления в рацион жира тунца

1003

 (стр. 

161

166

)[30],  ,  , и др.

Сосудистый простациклин повышается у пациентов, принимающих ω-3 полиненасыщенные жирные кислоты перед операцией аортокоронарного шунтирования

82

 (стр. 

428

438

)[31],  ,  .

Дифференциальные эффекты диетического рыбьего жира на миокардиальный простагландин I 2 и тромбоксан A 2 производство

,

Am J Physiol

,

1992

, vol.

260

 (стр. 

h479

h485

)[32],  ,  .

Различия между продукцией эйкозаноидов in vivo и in vitro после длительного приема рыбьего жира в рационе крыс

42

 (стр. 

159

165

)[33],  ,  .

Эйкозапентаеновая кислота и докозагексаеновая кислота являются антагонистами рецептора тромбоксана A 2 /простагландина H 2 в тромбоцитах человека

243

 (стр. 

244

246

)[34]

Абейвардена М.Ю., руководитель Р.Дж. Дифференциальный антагонизм ДГК и ЭПК в отношении рецепторов тромбоксана-А 2 и изопростана в аорте крысы (абстр.).4-й конгресс ISSFAL, 4–9 июня, Япония, 2000 г., с. 68.

[35],  ,  ,  ,  ,  .

Механизмы повышенной продукции в культивируемых гладкомышечных клетках сосудов крысы, обогащенных эйкозапентаеновой кислотой

131

 (стр. 

219

228

)[36],  ,  , и др.

Эйкозапентаеновая и докозагексаеновая кислоты снижают экспрессию PGH-синтазы-1 в эндотелиальных клетках аорты крупного рогатого скота

241

 (стр. 

513

518

)[37],  ,  ,  .

Докозапентаеновая кислота (22:5 n -3): метаболизм и влияние на выработку простациклина в эндотелиальных клетках

55

 (стр. 

287

292

)[38],  ,  ,  .

Пищевая докозагексаеновая кислота ретропревращается в организме человека в эйкозапентаеновую кислоту, которая может быстро трансформироваться в простагландин I

34

 (стр. 

367

375

)[39],  ,  ,  ,  .

Полиненасыщенные жирные кислоты омега-3 усиливают эндотелийзависимую вазорелаксацию за счет усиленного высвобождения EDRF и сосудорасширяющих простагландинов

4

 (стр. 

217

223

)[40],  ,  , и др.

Эйкозапентаеновая кислота (ЭПК) индуцирует Ca 2+ независимую активацию и транслокацию эндотелиальной синтазы оксида азота и эндотелийзависимую вазорелаксацию

487

 (стр. 

361

366

)[41],  ,  ,  .

Влияние полиненасыщенных жирных кислот на вазоконстрикцию, вызванную 8-изо-PGF2a и 8-изо-PGE2

,

Фармакология

,

2000

, том.

60

 (стр. 

155

160

)[42],  ,  , и др.

Эйкозапентаеновая кислота ингибирует митоген-индуцированную продукцию эндотелина-1 и синтез ДНК в культивируемых мезенгиальных клетках крупного рогатого скота

18

 (стр. 

164

170

)[43],  ,  , и др.

Оксиданты, оксид азота и простаноиды в развивающейся сосудистой сети глаза: основа ишемической ретинопатии

47

 (стр. 

489

509

)[44],  ,  ,  ,  ,  .

Идентификация неэндотелиальной клеточной тромбоксаноподобной констрикторной реакции и ее взаимодействия с ренин-ангиотензиновой системой в аорте крыс со спонтанной гипертензией

31

 

1

(стр. 

52

60

)[45],  .

Пищевые полиненасыщенные жирные кислоты и антиоксиданты для модуляции сосудистой дисфункции у крыс со спонтанной гипертензией

65

 (стр. 

91

97

)[46],  .

Как рыбий жир влияет на функцию сосудов?

,

Clin Exp Pharmacol Physiol

,

1995

, vol.

22

 (стр.

71

81

)[47],  ,  , и др.

Эйкозапентаеновая кислота усиливает выработку оксида азота культивируемыми эндотелиальными клетками человека

232

 (стр. 

487

491

)[48],  ,  , и др.

Изопростаны: уникальные простагландиноподобные продукты перекисного окисления липидов, инициированного свободными радикалами

31

 (стр. 

117

139

)[49],  ,  .

Окислительный стресс и сердечно-сосудистые осложнения при диабете: изопростаны как новые маркеры старой парадигмы

47

 (стр. 

475

488

)[50],  ,  ,  ,  ,  .

Усиленная коронарная вазоконстрикция к продукту окислительного стресса, 8-эпи-простагландин F2a при экспериментальной гиперхолестролемии

44

 (стр. 

601

607

)[51],  ,  .

Высвобождение изопростанов легочной артерией человека в культуре органов: путь, зависимый от циклооксигеназы и оксида азота

233

 (стр. 

668

672

)[52],  ,  .

Уменьшение образования супероксидных анионов нейтрофилов человека под действием n -3 полиненасыщенных жирных кислот: роль продуктов циклооксигеназы и эндотелиального релаксирующего фактора

76

 (стр. 

317

322

)[53],  ,  , и др.

Добавка с рыбьим жиром ослабляет образование свободных радикалов при кратковременной коронарной окклюзии-реперфузии у кроликов, которых кормили холестерином

47

 (стр. 

307

317

)[54],  ,  , и др.

Влияние омега-3 жирных кислот на окислительный стресс у человека: измерение мочи с помощью ГХ-МС

5

 (стр. 

45

46

)[55],  ,  .

Биосинтез простагландинов может запускаться пероксидами липидов

,

Arch Biochem Biophys

,

1979

, vol.

193

 (стр. 

340

345

)[56],  ,  .

Антиоксиданты и биоактивность эндотелиального оксида азота

,

Cardiovasc Res

,

2000

, том.

47

 (стр. 

426

435

)[57],  .

Профилактика фатальных сердечных аритмий полиненасыщенными жирными кислотами

,

Am J Clin Nutr

,

2000

, vol.

71

 (стр. 

202S

207S

)[58],  ,  ,  ,  .

Подавление потенциалзависимых токов L-типа Ca 2+ полиненасыщенными жирными кислотами в кардиальных миоцитах взрослых и новорожденных крыс

94

 (стр. 

4182

4187

)[59],  ,  ,  ,  .

N -3 жирные кислоты подавляют потенциалзависимые токи Na + в клетках HEK293t, трансфицированных а-субъединицей Na + канала сердца человека .

95

 (стр. 

2680

2685

)[60],  ,  .

Ингибирование сердечных токов натрия в миоцитах взрослых крыс полиненасыщенными жирными кислотами n -3

520

 (стр. 

671

679

)[61],  ,  .

Пищевой рыбий жир предотвращает фибрилляцию желудочков после окклюзии коронарной артерии и реперфузии

116

 (стр.

709

717

)[62],  .

Липидная модификация миокардиальных эйкозаноидов после ишемии и реперфузии у крыс

,

Липиды

,

1995

, том.

30

 (стр. 

1151

1156

)[63].

Липиды и сердечная аритмия

,

Prog Lipid Res

,

1994

, vol.

33

 (стр. 

355

385

)[64],  ,  .

Профилактика внезапной сердечной смерти с помощью пищевых чистых ω-3 полиненасыщенных жирных кислот у собак

99

 (стр. 

2452

2457

)[65],  ,  , и др.

Блокада полиненасыщенной жирной кислотой n -3 тока Kv4.3, стабильно экспрессируемого в клетках яичника китайского хомячка

127

 (стр. 

941

948

)[66],  ,  , и др.

Влияние рыбьего жира на вариабельность сердечного ритма у выживших после инфаркта миокарда: двойное слепое рандомизированное контролируемое исследование

312

 (стр. 

677

678

)[67],  ,  ,  .

Вариабельность частоты сердечных сокращений и содержание жирных кислот в мембранах эритроцитов: исследование реакции на дозу с n -3 жирных кислот

,

Am J Clin Nutr

,

1999

, vol.

70

 (стр. 

331

337

)[68],  ,  ,  ,  .

Эйкозапентаеновая кислота и докозагексаеновая кислота подавляют пролиферацию гладкомышечных клеток сосудов

104

 (стр. 

95

103

)[69],  ,  , и др.

Эйкозапентаеновая кислота и докозагексаеновая кислота ингибируют синтез ДНК путем ингибирования киназы cdk2 в гладкомышечных клетках сосудов

811

 (стр. 

369

377

)[70],  ,  ,  ,  ,  ,  .

Пищевой рыбий жир снижает взаимодействие лейкоцитов/эндотелия после системного введения окислительно модифицированного липопротеина низкой плотности

84

 (стр. 

1725

1731

)[71],  ,  .

Модуляция активации эндотелия жирными кислотами

,

Am J Clin Nutr

,

2000

, vol.

71

 (стр. 

213S

223S

)[72],  ,  .

Данеш, Вебер П.К. Докозагексаеновая кислота избирательно ослабляет индукцию молекулы адгезии сосудистых клеток-1 и последующую адгезию моноцитарных клеток к эндотелиальным клеткам человека, стимулируемую фактором некроза опухоли-альфа

15

 (стр. 

622

628

)[73],  .

Контроль молекул адгезии эндотелиальных лейкоцитов жирными кислотами

,

Липиды

,

1996

, том.

31

 (стр.

S57

S63

)[74],  ,  ,  .

Докозагексаеновая и эйкозапентаеновая кислоты ингибируют in vitro адгезию человеческих лимфоцитов к эндотелиальным клеткам

62

 (стр. 

1649

1657

)[75],  ,  ,  ,  .

Структурные требования для ингибирования индуцированной цитокинами активации эндотелия ненасыщенными жирными кислотами

39

 (стр. 

1062

1070

)[76],  .

Модификация состава полиненасыщенных жирных кислот мембран млекопитающих в отношении текучести и функции мембран

779

 (стр. 

89

137

)[77],  ,  ,  ,  .

Влияние эйкозапентаеновой кислоты и докозагексаеновой кислоты на текучесть плазматической мембраны эндотелиальных клеток аорты

Липиды

1999

, vol.

34

 (стр. 

1297

1304

)[78],  ,  .

Распределение полиненасыщенных жирных кислот, предотвращающих сердечные аритмии, в фосфолипидных клеточных мембранах

42

(стр.

346

351

)[79]

GISSI-Prevenzione Investigators.Пищевые добавки с полиненасыщенными жирными кислотами n -3 и витамином Е после инфаркта миокарда: результаты исследования GISSI-Prevenzione. Ланцет 1999; 354: 447–455.

[80],  ,  ,  ,  .

Высокоочищенная эйкозапентаеновая кислота ослабляет повреждение тканей при экспериментальном инфаркте миокарда

57

 (стр. 

335

343

)[81].

Фармакологические эффекты ингибиторов ГМГ-КоА-редуктазы, кроме модуляции липопротеинов

39

 (стр. 

111

118

)

Copyright © 2001, Европейское общество кардиологов

Низкие уровни в крови длинноцепочечных полиненасыщенных жирных кислот n-3 у пациентов, находящихся на гемодиализе в США: клинические последствия — Полный текст — Американский журнал нефрологии 2012, Vol. 36, No. 5

История вопроса: Кардиозащитные и другие клинические преимущества длинноцепочечных n-3 полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК) обратно пропорциональны потреблению с пищей и, следовательно, содержанию в крови.Поэтому в первом в своем роде исследовании мы исследовали содержание в крови и распределение этих жирных кислот в большой репрезентативной популяции пациентов, находящихся на гемодиализе в США. Методы: Замороженные сыворотки были получены от 400 человек, которые были частью большой, современной, репрезентативной когорты пациентов с гемодиализом в США. Длинноцепочечные n-3 ПНЖК измеряли в общих липидах сыворотки, а также в нейтральной и полярной фракциях сыворотки с использованием методов газовой хроматографии и твердофазной экстракции.Средние уровни длинноцепочечных n-3 ПНЖК сравнивали с уровнями в других диализных и недиализных популяциях из опубликованных отчетов. Результаты: Исследуемая популяция качественно аналогична общей популяции пациентов, находящихся на гемодиализе в США, по основным клиническим характеристикам. Длинноцепочечные n-3 ПНЖК присутствовали в полярной фракции сыворотки, практически не обнаруживались в нейтральной фракции (стр. . Выводы: ). что у населения в целом содержание в крови является одним из самых низких, зарегистрированных в медицинской литературе.Это имеет значение для рекомендаций по почечной диете и делает пациентов из США идеальной группой для тестирования клинических эффектов добавок длинноцепочечных n-3 ПНЖК.

© 2012 S. Karger AG, Базель

Введение

Длинноцепочечные n-3 полиненасыщенные жирные кислоты (ПНЖК) опосредуют ряд ключевых биологических процессов, включая выработку эйкозаноидов, физиологию клеточной мембраны и сигнальные пути, воспаление и генетические процессы. регуляция и экспрессия [1,2,3]. Обсервационные и интервенционные исследования в последние годы показали возможность того, что длинноцепочечные n-3 ПНЖК могут также иметь клинические преимущества для пациентов, находящихся на гемодиализе, в таких областях, как проходимость диализного доступа, здоровье сердечно-сосудистой системы и смертность [4,5,6,7].

Однако относительно мало известно о содержании длинноцепочечных n-3 ПНЖК в сыворотке или плазме у пациентов, находящихся на гемодиализе, особенно по сравнению с другими популяциями. Существующая литература состоит из нескольких исследований небольшого размера, в основном выполненных за пределами США [8,9,10,11,12,13]. Содержание длинноцепочечных n-3 ПНЖК в крови важно определить, поскольку это помогает определить преимущества добавок длинноцепочечных n-3 ПНЖК в отношении клинических исходов. Население с более низким потреблением длинноцепочечных n-3 ПНЖК с пищей — и, следовательно, более низкими уровнями в крови — с гораздо большей вероятностью получит клинические преимущества от добавок, чем группы с более высоким исходным потреблением [14].Кроме того, количественная оценка содержания длинноцепочечных n-3 ПНЖК поможет информировать о будущих рекомендациях по питанию для пациентов, находящихся на гемодиализе.

Распределение длинноцепочечных n-3 ПНЖК и других жирных кислот в крови пациентов, находящихся на гемодиализе, также недостаточно изучено. У недиализных больных жирные кислоты крови распределяются между нейтральной (триглицериды, эфиры холестерина) и полярной (фосфолипиды) фракциями, при этом большая часть длинноцепочечных n-3 ПНЖК накапливается в полярной фракции [15].Лучшее понимание распределения длинноцепочечных n-3 ПНЖК в крови пациентов, находящихся на гемодиализе, даст важную информацию о метаболизме липидов в этой популяции, а также поможет в выборе биомаркеров в будущем.

В первом на сегодняшний день исследовании такого рода мы измерили содержание и распределение длинноцепочечных n-3 ПНЖК и других важных жирных кислот в сыворотке большой репрезентативной когорты пациентов в США, которые недавно начали гемодиализ, а затем сравнил уровни с другими опубликованными когортами.Мы предположили, что содержание длинноцепочечных n-3 ПНЖК будет низким по сравнению с другими популяциями, но распределяться в крови сходным образом.

Методы

Исследуемая популяция и сбор образцов сыворотки

Все субъекты исследования участвовали в проекте «Ускоренная смертность при замене почек» (ArMORR), национально репрезентативном проспективном когортном исследовании пациентов, начавших хронический гемодиализ в любом из более чем 1000 диализных диализов в США. центры, управляемые Fresenius Medical Care, Северная Америка.В период с 1 июля 2004 г. по 30 июня 2005 г. в ArMORR проспективно было включено 10 044 пациента с гемодиализом, представляющих 1056 диализных отделений США. ArMORR содержит подробные демографические и клинические данные, включая сопутствующие заболевания, результаты лабораторных исследований и образцы крови во время начала диализа. Все клинические данные были собраны проспективно и единообразно введены в центральную базу данных лечащими врачами пациентов по месту оказания медицинской помощи на основе медицинских записей и физического осмотра.Все точки клинических данных, поступающие в Fresenius, прошли тщательную проверку обеспечения качества/контроля качества, поскольку эти данные напрямую связаны с услугами выставления счетов Medicare, а обычные меры обеспечения качества/контроля качества предписаны Группой клинического качества и Целевой группой по уменьшению ошибок при вводе данных в Fresenius. . Образцы крови, собранные для клинического лечения, были взяты в отдельных отделениях диализа и отправлены в тот же день на льду в Spectra East (Рокленд, Нью-Джерси, США), центральную лабораторию, аккредитованную с хорошей клинической практикой.Образцы крови испытуемых были индивидуально маркированы желтой наклейкой, что уведомляло техников о необходимости особенно оперативно обращаться с этими образцами. Образцы не отправлялись с пятничных или субботних сеансов диализа, чтобы гарантировать, что все образцы были обработаны немедленно. Если образцы не были получены на льду или содержали недостаточное количество крови, они не включались в исследование ArMORR. После забора крови для клинического исследования оставшуюся сыворотку немедленно помещали в новые пробирки и замораживали при –80°С.Затем их партиями на сухом льду отправляли исследователям ArMORR, где образцы разделяли на аликвоты и немедленно хранили при –80°C (а затем в жидком азоте). Поскольку для каждого субъекта исследования было доступно много аликвот, не было необходимости подвергать образцы нескольким циклам замораживания/оттаивания. Это исследование было одобрено Институциональным наблюдательным советом Массачусетской больницы общего профиля (Бостон, Массачусетс, США), который отказался от необходимости получения информированного согласия. 400 субъектов ArMORR, использованных для этого анализа, были частью отдельного исследования, включавшего 100 пациентов, умерших от внезапной сердечной смерти в течение первого года на гемодиализе, и 300 пациентов, которые выжили.Результаты этого анализа будут опубликованы отдельно.

Лабораторный анализ

Биохимические анализы проводились в лаборатории Spectra East, как описано ранее, с использованием стандартных анализов. Сыворотку использовали для определения количества жирных кислот в различных фракциях липидов вслепую в Университете Коннектикута: 100 мкл использовали для общего анализа липидов и 140 мкл для анализа нейтральных и полярных фракций липидов. Липиды сыворотки экстрагировали смесью хлороформ/метанол (2:1, объем/объем).Для анализа жирных кислот в фракциях нейтральных и полярных липидов использовали твердофазную экстракцию для фракционирования экстрагированных липидов хлороформом, элюирующим фракцию нейтральных липидов, и метанолом, элюирующим фракцию полярных липидов, с помощью картриджа с силикагелем (заполнение 300 мг, Alltech). [16]. Для измерения содержания жирных кислот в общих липидах и фракции нейтральных липидов экстрагированные липиды обрабатывали 0,5 н раствором NaOH в метаноле, а метиловые эфиры жирных кислот (МЭЖК) получали путем этерификации с использованием трифторида бора (BF3) в метаноле (10 % масс./мин.). ш, Supelco Inc., Беллефонте, Пенсильвания, США). Фракцию полярных липидов метилировали до МЭЖК непосредственно 10% BF3 в метаноле. Полученные МЭЖК из общей, нейтральной и полярной фракций концентрировали в изооктане (чистота для ВЭЖХ, Fisher Scientific, Питтсбург, Пенсильвания, США) и анализировали с помощью газовой хроматографии (серия HP 7890A, автоматический пробоотборник 7693, газовая хроматография ChemStation Rev.B. 04.03; Agilent Technologies, Пало-Альто, Калифорния, США) на колонке DB-225 (30 м, внутренний диаметр 0,25 мм, толщина пленки 0,15 мм; Agilent Technologies), оснащенной пламенно-ионизационным детектором [16].Пики образцов идентифицировали путем сравнения с аутентичными стандартами FAME (Nu-Chek-Prep Inc., Элизиан, Миннесота, США). Результаты анализа FAME были получены с помощью отчетов о процентах площади и выражены в весовых процентах. Длинноцепочечные n-3 ПНЖК определяли как процент площади 20:5n-3 (эйкозапентаеновая кислота) + 22:5n-3 (докозапентаеновая кислота) + 22:6n-3 (докозагексаеновая кислота), а длинноцепочечные n- 6 ПНЖК в процентах площади 20:4n–6 (арахидоновая кислота) + 22:4n–6 + 22:5n–6.

Статистический анализ

Базовые характеристики были суммированы с помощью средних значений ± стандартное отклонение для непрерывных переменных и частоты для категориальных переменных.Суммарные статистические данные (медиана, 25-й, 75-й процентили) для каждой жирной кислоты (выраженные в процентах от общей массы жирных кислот) были выполнены для каждой из фракций общих, нейтральных и полярных жирных кислот. Процентное содержание нейтральных и полярных жирных кислот сравнивали с использованием знакового рангового критерия Уилкоксона из-за их асимметричного распределения. Были построены 95-процентные доверительные интервалы для средних жирных кислот с длинной цепью n–3 и нанесены на график для сравнения с другими популяциями. Все статистические тесты проводились с двусторонней частотой ошибок I типа 5% с использованием SAS 9.3 пакет программного обеспечения (Cary, Северная Каролина, США).

Результаты

Исходные характеристики когорты из 400 пациентов описаны в таблице 1. Исследовательская когорта была высоко репрезентативной для общей популяции пациентов, находящихся на гемодиализе в США [17] с точки зрения возраста (исследуемая когорта по сравнению с популяцией США: 66 против 63). лет), пол (58 против 56% мужчин), раса (31 против 32% чернокожих), этническая принадлежность (12 против 13% латиноамериканцев), средний ИМТ (26 против 29 кг/м 2 ), причина терминальная стадия почечной недостаточности (47% против 45% из-за диабета) и начальный тип сосудистого доступа (55% против 45%).63%, начиная с диализного катетера).

Таблица 1

Жирные кислоты, измеренные в общей сыворотке, а также в нейтральной и полярной фракциях сыворотки, показаны в таблице 2. В общей сыворотке наиболее распространенными жирными кислотами были, в порядке убывания, линолевая кислота (18:2n-6), олеиновая кислота (18:1n9) и пальмитиновая кислота (16:0). Все три длинноцепочечные n-3 ПНЖК были четко идентифицированы в полярной фракции сыворотки, при этом докозагексаеновая кислота (22:6n-3) и докозапентаеновая кислота (22:5n-3) были наиболее распространены, в то время как практически ни одна из них не была обнаружена в полярной фракции сыворотки. нейтральная фракция (p < 0.0001 для количества каждой длинноцепочечной n-3 жирной кислоты в полярных и нейтральных фракциях). Длинноцепочечные n-6 жирные кислоты следовали аналогичной схеме, при этом арахидоновая кислота (20:4n-6) накапливалась в гораздо большей степени в полярной фракции сыворотки (p < 0,0001). Однако соотношение длинноцепочечных n-6:n-3 ПНЖК было ниже в полярной фракции, что отражает преимущественную интеграцию длинноцепочечных n-3 и длинноцепочечных n-6 ПНЖК в фосфолипидах, составляющих полярную фракцию. фракция (р < 0,0001).

Таблица 2

Распределение общего количества, нейтральных и полярных жирных кислот в сыворотке 1

На рисунке 1 показано качественное сравнение между средним значением полярных длинноцепочечных n-3 ПНЖК в сыворотке и плазме в нашей когорте исследования [среднее значение в общем сыворотке весовые проценты (95% ДИ): 2.15 (2,06, 2,24), а в полярной доле: 3,99 (3,85, 4,13)] по сравнению с другими разнообразными недиализными и гемодиализными популяциями, опубликованными за последние три десятилетия [8,9,10,18,19,20,21,22,23 ,24,25]. Разброс между популяциями был широким и охватывал диапазон от 2 до 12 процентов среднего веса. По сравнению с популяциями без диализа у пациентов, находящихся на гемодиализе, средние уровни были в нижней части спектра. По сравнению с другими когортами гемодиализа средние уровни у пациентов из США (т.е. нашей когорты) были одними из самых низких.Аналогичная конструкция для общего количества длинноцепочечных n-3 ПНЖК в сыворотке или плазме представлена ​​на рисунке 2, где разброс не так велик [11, 12, 13, 26, 27, 28]. Здесь также у пациентов на гемодиализе в целом были более низкие уровни, чем у пациентов без диализа, при этом у пациентов из США были самые низкие средние уровни в целом.

Рис. 1

Сравнение средних значений фосфолипидов длинноцепочечных n-3 жирных кислот в сыворотке или плазме в порядке возрастания (слева направо) между нашей исследовательской группой и другими опубликованными когортами. Недиализные и гемодиализные популяции показаны выше и ниже пунктирной линии соответственно.95% ДИ для нашей исследовательской когорты показан темной линией через среднее значение. * Включает только эйкозапентаеновую кислоту + докозагексаеновую кислоту.

Рис. 2

Сравнение средних значений общего содержания длинноцепочечных n-3 жирных кислот в сыворотке или плазме в порядке возрастания (слева направо) между нашей исследовательской группой и другими опубликованными когортами. Недиализные и гемодиализные популяции показаны выше и ниже пунктирной линии соответственно. 95% ДИ для нашей исследовательской когорты показан темной линией через среднее значение.* Включает только эйкозапентаеновую кислоту + докозагексаеновую кислоту.

Обсуждение

Наше исследование показало, что длинноцепочечные n–3 ПНЖК у пациентов, находящихся на гемодиализе, преимущественно распределяются в полярной фракции сыворотки, аналогично тому, что наблюдается в общей популяции, но общее содержание в крови было низким по сравнению с другими когортами сообщается в медицинской литературе. Эти результаты имеют значение в областях метаболизма липидов, связанных со здоровьем и болезнью, выбора биомаркеров и диетических рекомендаций для пациентов, находящихся на гемодиализе в США.

Содержание жирных кислот в крови и тканях можно использовать в качестве биомаркера рациона питания [29]. Мы наблюдали, что наиболее распространенными жирными кислотами в сыворотке являются линолевая, олеиновая и пальмитиновая жирные кислоты, аналогичные тому, что наблюдается у населения в целом [29], и это отражает обильное диетическое потребление кулинарных масел и обработанных пищевых продуктов, содержащих эти жиры. жирные кислоты. В сыворотке (или плазме) жирные кислоты находятся в неэстерифицированной форме (обычно в связанном с альбумином), в триглицеридах и эфирах холестерина (нейтральная фракция) или в фосфолипидах (полярная фракция).У здоровых людей длинноцепочечные n-3 ПНЖК составляют лишь незначительную долю (1-3%) от общего количества жирных кислот и содержатся в основном в полярной фракции (фосфолипиды) [15]. Опять же, это согласуется с тем, что мы наблюдали в нашей группе гемодиализа, предполагая, что наличие почечной недостаточности не влияет на распределение жирных кислот, по крайней мере, в крови. Поскольку в нейтральной фракции накапливается очень мало длинноцепочечных n-3 ПНЖК, если они вообще есть, разумно сделать вывод, что, как и у людей, не находящихся на диализе, только сывороточные общие или полярные длинноцепочечные n-3 ПНЖК будут полезны в качестве биомаркеров. у гемодиализных больных.

Длинноцепочечные n-3 ПНЖК получают в основном из диетического потребления рыбы или пищевых добавок, которые содержат гораздо больше, чем другие продукты питания [30]. Хотя хорошо известно, что потребление большего количества длинноцепочечных n-3 ПНЖК с пищей увеличивает их долю в крови [29], информации о количестве длинноцепочечных n-3 ПНЖК, потребляемых пациентами, находящимися на гемодиализе, недостаточно. Ранее мы сообщали, что среди жителей Среднего Запада Америки две трети пациентов, находящихся на гемодиализе, потребляют 1 или меньше порций рыбы в неделю [11], что намного ниже рекомендаций, установленных Американской кардиологической ассоциацией [30].В более позднем отчете с использованием подтвержденного исследования питания пациентов на гемодиализе в прибрежных районах США было обнаружено, что среднее потребление с пищей всех n-3 жирных кислот [включая 18-углеродную α-линоленовую кислоту (18:3n-3)] составляет 1,1 г/день. (25–75-й процентиль: 0,8–1,6) [31], что ниже, чем 1,6 г/день, зарегистрированные для населения США в целом [32]. У населения в целом только 0,1–0,2 г/день от общего потребления n–3 ПНЖК приходится на долю длинноцепочечных n–3 ПНЖК, поэтому можно разумно ожидать, что пациенты, находящиеся на гемодиализе, потребляют даже меньше этого количества.Наши находки подтверждают это подозрение. Мы наблюдали, что пациенты, находящиеся на гемодиализе, как популяция, имели сывороточные уровни длинноцепочечных n-3, которые были на самом низком конце спектра по сравнению с популяциями без диализа. Более того, у пациентов на гемодиализе в США уровни были не только одними из самых низких зарегистрированных в целом, но также имели гораздо более низкие уровни, чем у пациентов на гемодиализе в Японии или Скандинавии, где морепродукты составляют большую часть рациона.

Почему это важно? Как продемонстрировали Mozaffarian и Rimm [14], снижение риска смерти от сердечно-сосудистых заболеваний при приеме n-3 ПНЖК было наибольшим в популяциях, где потребление с пищей и уровень длинноцепочечных n-3 ПНЖК в крови были самыми низкими.Это особенно верно в отношении предполагаемых антиаритмических эффектов длинноцепочечных n-3 ПНЖК, что является важным вопросом, учитывая, что внезапная сердечная смерть является наиболее частой причиной смерти у пациентов, находящихся на гемодиализе [33]. Фактически, в популяции пациентов, находящихся на гемодиализе, накапливаются данные, свидетельствующие о том, что длинноцепочечные n-3 ПНЖК могут оказывать кардиозащитное действие и улучшать выживаемость [4, 5, 6, 7, 31], хотя не все исследования согласуются друг с другом [34]. Различия в результатах между исследованиями, в которых пациентам на диализе добавляли рыбий жир, можно объяснить исходными уровнями длинноцепочечных n-3 ПНЖК, которые были намного выше в отрицательных [34], чем в положительных [4,5,6,7,31] исследованиях. , в соответствии с предпосылкой Мозаффариана и Римма.Другие преимущества, такие как улучшение проходимости гемодиализного доступа, артериального давления, профиля липидов и воспалительного статуса, также могут быть связаны с повышенным потреблением длинноцепочечных n-3 ПНЖК с пищей [4,35]. В свете наших результатов популяция пациентов, находящихся на гемодиализе в США, представляется исключительно хорошей когортой для изучения клинических преимуществ добавок длинноцепочечных n-3 ПНЖК.

В настоящее время не существует руководств с рекомендациями по почечной диете для потребления длинноцепочечных n-3 ПНЖК, хотя в недавних рекомендациях Инициативы качества исходов заболеваний Национального почечного фонда (NKF KDOQI) говорится, что «необходимы исследования для определения статуса незаменимых жирных кислот при ХБП». пациенты…» [36]. Наши результаты предоставляют убедительные доказательства того, что, особенно в свете их тяжелого бремени болезни, рекомендации по почечному питанию должны быть переоценены, чтобы учесть необходимость рекомендовать большее потребление длинноцепочечных n-3 ПНЖК при гемодиализе в США и, возможно, других подобных группах населения.

Наше исследование имеет ограничения. Когорта из 400 человек не была случайной выборкой из более крупной национально репрезентативной когорты из 10 000 пациентов, из которой она была получена. Однако, как мы заметили, она была очень похожа на большую популяцию гемодиализов в США с точки зрения наиболее важных клинических характеристик.Наша когорта также полностью состояла из пациентов с инцидентом в США, поэтому мы не можем автоматически экстраполировать наши результаты на распространенных пациентов, хотя преобладающие когорты США, представленные на рисунке 2, сообщили о результатах, аналогичных нашим. Измерение жирных кислот в эритроцитах или жировой ткани могло бы предоставить дополнительную полезную информацию, но такие образцы не были доступны для измерения. Хотя наше сравнение средних уровней длинноцепочечных n-3 ПНЖК (рис. 1, 2) включало информацию из каждой доступной опубликованной когорты гемодиализа, размер и разнообразие этих когорт все же были несколько ограничены.Кроме того, здоровые когорты не были специально сопоставлены с нашей или другими когортами пациентов, находящихся на гемодиализе. В то время как различия в методах, используемых для измерения уровней длинноцепочечных n-3 ПНЖК, могли бы объяснить некоторые различия между нашей и другими когортами, результаты других когорт гемодиализа в США, исследованных в разное время и в разных местах, подтверждают наши выводы.

Наше исследование также имеет ряд сильных сторон. Это было крупнейшее и наиболее тщательное исследование на сегодняшний день, характеризующее жирные кислоты сыворотки в целом и длинноцепочечные n-3 ПНЖК, в частности, у пациентов, находящихся на гемодиализе.Тот факт, что в нашем исследовании пациенты начинали гемодиализ, дает новую и полезную информацию в момент времени, когда риск госпитализации и смерти пациента является самым высоким [37], и представляет огромный интерес для нефрологического сообщества и поставщиков услуг диализа.

В заключение, хотя распределение длинноцепочечных n-3 ПНЖК в сыворотке пациентов, перенесших гемодиализ в США, было похоже на наблюдаемое в общей популяции, фактическое содержание в крови было очень низким, особенно в свете предполагаемых преимуществ более высоких уровни.Это открытие поддерживает переоценку текущих рекомендаций по почечной диете, а также предполагает, что пациенты, находящиеся на гемодиализе, являются идеальной группой для проверки эффектов добавок длинноцепочечных n-3 ПНЖК.

Благодарности

А.Н.Ф. и Б.А.В. были поддержаны Национальным институтом здравоохранения (DK084403) и Национальным фондом почек. Р.Т. поддерживается за счет средств Национального института здравоохранения (DK094872, HL112746). Некоторые данные, описанные здесь, были представлены на встрече Международного общества почечного метаболизма и питания в 2012 году.

Заявление о раскрытии информации

R.T. является консультантом Fresenius Medical Care North America.

Авторское право: Все права защищены. Никакая часть данной публикации не может быть переведена на другие языки, воспроизведена или использована в любой форме и любыми средствами, электронными или механическими, включая фотокопирование, запись, микрокопирование или любую систему хранения и поиска информации, без письменного разрешения издателя. .
Дозировка препарата: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор препарата и дозировка, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации.Тем не менее, в связи с продолжающимися исследованиями, изменениями в правительственных постановлениях и постоянным потоком информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на лекарства, читателю настоятельно рекомендуется проверять вкладыш в упаковке для каждого лекарства на предмет любых изменений в показаниях и дозировке, а также для дополнительных предупреждений. и меры предосторожности. Это особенно важно, когда рекомендуемый агент является новым и/или редко используемым лекарственным средством.
Отказ от ответственности: заявления, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и участникам, а не издателям и редакторам.Появление рекламы и/или ссылок на продукты в публикации не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности. Издатель и редактор(ы) отказываются от ответственности за любой ущерб, нанесенный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в содержании или рекламе.

Состав жирных кислот плазмы и уровень эритроцитов и эйкозаноидов у больных с метаболическим синдромом | Липиды в норме и болезни

У больных РС выявлены выраженные клинико-метаболические изменения, характерные для данного синдрома: увеличение индекса массы тела, соотношения талии и бедер (Ш/В), повышение артериального давления, повышение ХС ЛПНП.В обеих группах у больных РС был повышен уровень провоспалительного цитокина (ФНО-α) в крови (табл. 1).

Таблица 1 Клинико-биохимическая характеристика больных метаболическим синдромом

Качественный состав НЭЖК в исследуемых группах представлен 31 компонентом индивидуальных жирных кислот с длиной углеродной цепи от С12 до С24, а также с четным и нечетным числом атомов углерода атомы, нормальные и изоструктурные, насыщенные, полиненасыщенные и моноеновые. Состав основных ЖК плазмы и ЖК липидов эритроцитов у больных РС представлен в табл. 2.Анализ количественного состава НЭЖК показал, что у больных РС 2-й группы по сравнению с контрольной группой отмечалось снижение индивидуальных уровней насыщенных ЖК: лауриновой (12:0), миристиновой (14:0, р < 0,05), пальмитиновой (16:0, р<0,05). 0 р < 0,01), маргарин (17:0, р < 0,05) (табл. 2). Среди изоструктур кислот относительное содержание 16:0-i (p < 0,01) было снижено почти в 3 раза. Поскольку относительное количество насыщенных жирных кислот снижается, содержание полиненасыщенных ЖК увеличивается. Доля линолевой (18:2 n6) и α-линоленовой (18:3 n3) кислот увеличилась в 2 раза (p < 0,01), что отразилось на повышении суммарного показателя n6 FA - Σ n6 FA.Интегральным показателем изменения разновидности ЖК являлся индекс ненасыщенности (US), рассчитываемый как сумма произведений двойных связей в каждой из ЖК с ее относительным процентным содержанием. Этот показатель был повышен (p < 0,05). В третьей группе (больные МС и ИР) вектор изменений состава НЭЖК был сопоставим с таковым во 2-й группе. Полученные результаты показывают, что у больных с отсутствием нарушений глюкозо-инсулинового гомеостаза и у больных с тяжелой ИР изменения были достаточно выраженными. в составе НЭЖК, обусловленное нарушением переноса и всасывания насыщенных и полиненасыщенных ЖК в клетках крови [22].Следствием этих процессов может быть дефицит незаменимых полиненасыщенных кислот в клетках.

Таблица 2 Содержание НЭЖК в плазме и ЖК в липидах эритроцитов у больных с метаболическим синдромом

Для подтверждения этого предположения был изучен липидный состав ЖК эритроцитов у больных РС. В составе липидов ЖК эритроцитов выявлено 37 индивидуальных жирных кислот, насыщенных и полиненасыщенных моноеновых, нормальных и изоструктурных с длиной цепи от С12 до С22, как с четным, так и с нечетным числом атомов углерода (табл. 2).В количественном составе липидов ЖК эритроцитов у обследованных больных РС выявлены существенные изменения по сравнению с контрольной группой. У больных РС без ИР в эритроцитах повышено соотношение 20:0 ЖК, снижено содержание моноеновых (16:1 n7, 17:1) и полиненасыщенных (18:3 n3, 20:4 n6) жирных кислот. Выявлено увеличение относительного уровня кислоты Мида (20:3 n9). Компенсаторный синтез кислоты Мида происходит при дефиците полиненасыщенных кислот семейств n6 и n3 [7]. В 3-й группе выявлено накопление миристиновой, стеариновой и арахидоновой (20:0) кислот на фоне достоверного снижения доли эссенциальной линолевой кислоты (18:2 н6), 18:4 н3, арахидоновой (20:4 n6) и 22:4 n6 полиненасыщенных ЖК, увеличивая 20:3 n9.В обеих группах суммарный набор параметров — Σ n6 (р < 0,05) и УЗИ (р < 0,01) был снижен.

Результаты свидетельствуют об изменении состава свободных жирных кислот плазмы крови и жирных кислот эритроцитов у больных с компонентами МС. Причинами накопления ПНЖК в плазме одновременно с их дефицитом в клетках могут быть нарушения в рецепторном аппарате клеток, ответственном за активный захват ЖК в составе липопротеидов. Изменение состава жирных кислот (ЖК) в мембранах клеток, преимущественно в сторону уменьшения количества этерифицированных эссенциальных полиненасыщенных жирных кислот в фосфолипиды, приводит к уменьшению отрицательного заряда мембраны, повышению ее микровязкости, активации синтеза провоспалительных эйкозаноидов и повышенная чувствительность гладкомышечных клеток артерий к сосудосуживающим эффектам [23, 24].Представленные нарушения являются основными патогенетическими факторами формирования сердечно-сосудистых заболеваний (гипертоническая болезнь, инсульт, инфаркт миокарда). Наблюдаемое снижение арахидоновой кислоты в эритроцитах свидетельствует о нарушении цикла эйкозаноидов и усилении синтеза оксилипинов с выраженными сосудосуживающими (тромбоксан А2) и провоспалительными (лейкотриен В4) свойствами.

Исследование уровня эйкозаноидов в сыворотке крови больных РС показало, что у больных 2-й и 3-й групп были повышены концентрации 6-кето-простагландина F1α (р < 0,001) и лейкотриена В4 (р < 0,001).001) в отличие от контрольной группы (табл. 3). В 3-й группе выявлен повышенный уровень тромбоксана В2 (р < 0,001), чего во 2-й группе не отмечалось. Повышенный уровень лейкотриенов, являющихся сильнейшими медиаторами аллергических и воспалительных процессов, а также высокое содержание ФНО-α в крови больных РС свидетельствуют об активации воспалительных реакций [25]. Наблюдаемый избыток 6-кето-простагландина F1α, который является мощным сосудорасширяющим средством [26], у больных РС свидетельствует о запуске компенсаторных механизмов, поддерживающих сохранение баланса между образованием про- и анти-оксилипинов.Однако попытка организма поддерживать динамическое равновесие между лейкотриенами и простагландинами имеет свои ограничения. Выявленные нарушения могут стать решающим этапом в запуске механизмов сердечно-сосудистых заболеваний, сахарного диабета и других патологий, развивающихся у больных РС. Это подтверждается гиперпродукцией тромбоксана В2 у больных МС, осложненной инсулинорезистентностью, что указывает на связь таких патогенетических механизмов РС, как вазоконстрикция, гиперкоагуляция, которые усиливают нарушения функции сосудистой стенки, приводящие к повышению резистентности клеток к инсулину. [16].

Таблица 3 Уровень эйкозаноидов в крови больных метаболическим синдромом

Существенная роль в модификации ЖК и формировании субстрата для синтеза эйкозаноидов также принадлежит дельта-5- и 6-десатуразам. Однако в нашей работе активность десатураз не изучалась. Необходимо дальнейшее изучение причин модификаций ФА в патогенезе РС.

Таким образом, развитие РС сопровождается модификацией неэтерифицированных и этерифицированных ЖК в плазме и клетках крови.Одной из причин изменения состава ЖК могут быть нарушения их активного транспорта. Это приводит к изменению структуры клеточных мембран, снижению функциональной активности инсулинозависимого транспортера глюкозы, нарушению синтеза оксилипинов и дисбалансу между про- и противовоспалительными, сосудосуживающими и сосудорасширяющими эйкозаноидами. Смещение динамического равновесия биосинтеза цитопротекторных и цитотоксических эйкозаноидов в пользу последних, нарушение работы рецепторов инсулина инициируют патогенетические механизмы развития и прогрессирования метаболических осложнений, являющихся основным компонентом сердечно-сосудистых заболеваний, формирования сахарного диабета.Причиной РС является нарушение жирных кислот плазмы и клеточных мембран, синтеза вазоактивных и провоспалительных эйкозаноидов. Полученные данные свидетельствуют о важной роли жирных кислот и их метаболитов в патогенезе метаболического синдрома, что следует учитывать при разработке и выборе профилактических и лечебных мероприятий, направленных на предотвращение или устранение выявленных нарушений липидообмена, циклооксигеназы и липоксигеназы. системы.

Высокий уровень жирных кислот может означать внезапную смерть для мужчин среднего возраста — ScienceDaily

ДАЛЛАС, авг.14. Высокий уровень «свободных» жирных кислот в крови может быть связан с аномальным сердцебиением, которое может привести к внезапной смерти у мужчин среднего возраста, согласно отчету, опубликованному сегодня в Circulation: Journal of the American Heart Association.

«Это первое долгосрочное исследование, обнаружившее, что высокие уровни свободных жирных кислот могут быть связаны с повышенным риском внезапной смерти у здоровых мужчин», — говорит автор исследования Ксавье Жувен, доктор медицинских наук, из отделения кардиологии в больнице Европы Жоржа Помпиду в Париже.Исследователи знали, что высокие уровни свободных жирных кислот могут вызывать нерегулярный сердечный ритм у людей с сердечными заболеваниями, но никто не изучал, могут ли они также быть опасными для здорового человека, говорит он.

Жиры, которые мы едим, откладываются в жировой (жировой) ткани. Когда эти жиры высвобождаются из мест хранения, они превращаются в циркулирующие неэтерифицированные жирные кислоты (NEFA) или свободные жирные кислоты.

Хотя это исследование показывает связь между уровнями циркулирующих свободных жирных кислот и высоким риском внезапной сердечной смерти, в сопроводительной редакционной статье говорится, что не все жирные кислоты одинаково склонны вызывать аритмии.Редакционная статья предполагает, что увеличение потребления жирных кислот омега-3 в рационе, которые поступают из жирной рыбы или масла канолы, и снижение потребления жирных кислот омега-6, содержащихся в маслах семян растений (кукуруза, сафлор, подсолнечник), является способом для снижения риска внезапной смерти.

Жувен и его коллеги включили 5250 французских государственных служащих в Парижское перспективное исследование в период с 1967 по 1972 год и наблюдали за ними в среднем 22 года. Участниками исследования были мужчины в возрасте от 42 до 53 лет на момент включения.Образцы крови, проанализированные в текущем исследовании, были взяты через год после зачисления.

После того, как исследователи сделали поправку на возраст, частоту сердечных сокращений, потребление табака, кровяное давление и другие факторы, оказалось, что уровни НЭЖК являются фактором риска внезапной сердечной смерти. Риск внезапной смерти увеличивался по мере увеличения уровня НЭЖК, но такой связи не было обнаружено для сердечного приступа со смертельным исходом. Очень высокие уровни (407 мкмоль на литр или более) указывают на более чем 30-процентный риск внезапной сердечной смерти.Внезапная сердечная смерть, иногда называемая остановкой сердца, может возникнуть как осложнение сердечного приступа, обычно в течение одного-двух часов после появления симптомов сердечного приступа. Это может произойти независимо от сердечного приступа, хотя обычно присутствует основное заболевание кровеносных сосудов. Одной из причин внезапной смерти является фибрилляция желудочков, при которой сердце сокращается в быстром и хаотичном ритме, что делает его неспособным перекачивать кровь к остальным частям тела. Выжившие после сердечного приступа подвергаются повышенному риску внезапной смерти, как и люди с диабетом или внезапная смерть в семейном анамнезе.

В своем отчете Жувен ссылается на исследование сердечного приступа, в котором пациентам давали вещество, которое уменьшало циркулирующие НЭЖК и продемонстрировало снижение частоты желудочковых аритмий.

«Хотя его клиническая польза еще не доказана, поиск способов снижения уровня свободных жирных кислот у субъектов с высоким риском внезапной смерти может стать целью профилактики», — говорит он.

Жувен говорит, что необходимы дальнейшие исследования для оценки потенциала использования измерения NEFA для прогнозирования внезапной смерти и использования уровней NEFA в качестве возможной цели для предотвращения внезапной смерти.

Ряд факторов, включая курение сигарет, голодание, диабет, гипертиреоз или сердечный приступ, могут вызвать высвобождение жирных кислот из жировой ткани. Александр Лиф, доктор медицинских наук, автор редакционной статьи, сопровождающей отчет Жувена, считает, что некоторые из этих жирных кислот могут вызывать фатальные аритмии при высвобождении из хранилища, в то время как другие могут оказывать защитное действие.

Лиф, профессор клинической медицины Гарвардской медицинской школы, говорит, что высокий уровень омега-6 жирных кислот может способствовать развитию аритмии, если их уровень не уравновешивается омега-3 жирными кислотами.

«Похоже, что для защиты необходимы лишь относительно небольшие количества жирных кислот омега-3, но потребление должно сопровождаться снижением содержания жирных кислот омега-6, чтобы приблизиться к соотношению омега-6 к полиненасыщенным омега-3 1:1. жирные кислоты», — говорит он.

«Выводы, сделанные Жувеном и соавторами, позволяют предположить, что испытуемые, включенные в Парижское проспективное исследование, вероятно, придерживались диеты с низким содержанием омега-3 жирных кислот, как это имело место в прошлом столетии в западных промышленно развитых странах», — сообщает Leaf. .

В октябре прошлого года Американская кардиологическая ассоциация пересмотрела свои диетические рекомендации, включив в них рекомендацию два раза в неделю есть жирную рыбу с самым высоким содержанием омега-3 жирных кислот. В новых рекомендациях по питанию также подчеркивается важность общего режима питания, в котором основное внимание уделяется фруктам, овощам, цельнозерновым продуктам, нежирным молочным продуктам и рыбе, нежирному мясу и птице, а не строгому сокращению одного диетического компонента, например жира. .

В соавторстве Мари-Алин Шарль, М.Д.; Мишель Деснос, доктор медицины; и Пьер Дюсиметьер, доктор философии.

%PDF-1.4 % 680 0 объект > эндообъект внешняя ссылка 680 276 0000000016 00000 н 0000007087 00000 н 0000007249 00000 н 0000009626 00000 н 0000009677 00000 н 0000009728 00000 н 0000010110 00000 н 0000010161 00000 н 0000010212 00000 н 0000010263 00000 н 0000010314 00000 н 0000010365 00000 н 0000010416 00000 н 0000010467 00000 н 0000010518 00000 н 0000010569 00000 н 0000010620 00000 н 0000010671 00000 н 0000010785 00000 н 0000010836 00000 н 0000010887 00000 н 0000010938 00000 н 0000010989 00000 н 0000011040 00000 н 0000011091 00000 н 0000011142 00000 н 0000011193 00000 н 0000011244 00000 н 0000011295 00000 н 0000011346 00000 н 0000011397 00000 н 0000011448 00000 н 0000011499 00000 н 0000011550 00000 н 0000011601 00000 н 0000011652 00000 н 0000011703 00000 н 0000011754 00000 н 0000011805 00000 н 0000011856 00000 н 0000011907 00000 н 0000011958 00000 н 0000012009 00000 н 0000012060 00000 н 0000012111 00000 н 0000012162 00000 н 0000012213 00000 н 0000012264 00000 н 0000012315 00000 н 0000012366 00000 н 0000012417 00000 н 0000015246 00000 н 0000018452 00000 н 0000021292 00000 н 0000024511 00000 н 0000027975 00000 н 0000030855 00000 н 0000031293 00000 н 0000031807 00000 н 0000032203 00000 н 0000032287 00000 н 0000032772 00000 н 0000033161 00000 н 0000033675 00000 н 0000037590 00000 н 0000040820 00000 н 0000044210 00000 н 0000047423 00000 н 0000047757 00000 н 0000048089 00000 н 0000048795 00000 н 0000049595 00000 н 0000050303 00000 н 0000050998 00000 н 0000051513 00000 н 0000052081 00000 н 0000052617 00000 н 0000052985 00000 н 0000053421 00000 н 0000054031 00000 н 0000054424 00000 н 0000054954 00000 н 0000055420 00000 н 0000055941 00000 н 0000056448 00000 н 0000056962 00000 н 0000057468 00000 н 0000057947 00000 н 0000058397 00000 н 0000058813 00000 н 0000059229 00000 н 0000059611 00000 н 0000060045 00000 н 0000060681 00000 н 0000061274 00000 н 0000061881 00000 н 0000062662 00000 н 0000063382 00000 н 0000063985 00000 н 0000064629 00000 н 0000065370 00000 н 0000066088 00000 н 0000066442 00000 н 0000067120 00000 н 0000067798 00000 н 0000068371 00000 н 0000068953 00000 н 0000069599 00000 н 0000070365 00000 н 0000071070 00000 н 0000071792 00000 н 0000072579 00000 н 0000073244 00000 н 0000073279 00000 н 0000073357 00000 н 0000086342 00000 н 0000086672 00000 н 0000086738 00000 н 0000086854 00000 н 0000094684 00000 н 0000094935 00000 н 0000095306 00000 н 0000107139 00000 н 0000107178 00000 н 0000116272 00000 н 0000116311 00000 н 0000116678 00000 н 0000116775 00000 н 0000116924 00000 н 0000117277 00000 н 0000117594 00000 н 0000118037 00000 н 0000118505 00000 н 0000118815 00000 н 0000119011 00000 н 0000119160 00000 н 0000119408 00000 н 0000119876 00000 н 0000119997 00000 н 0000120154 00000 н 0000120401 00000 н 0000120827 00000 н 0000120948 00000 н 0000121105 00000 н 0000121432 00000 н 0000121841 00000 н 0000122240 00000 н 0000122564 00000 н 0000122735 00000 н 0000122884 00000 н 0000123352 00000 н 0000123449 00000 н 0000123598 00000 н 0000123845 00000 н 0000124150 00000 н 0000124406 00000 н 0000124870 00000 н 0000125041 00000 н 0000125198 00000 н 0000125445 00000 н 0000125725 00000 н 0000125977 00000 н 0000126385 00000 н 0000126556 00000 н 0000126713 00000 н 0000126960 00000 н 0000127245 00000 н 0000127496 00000 н 0000127906 00000 н 0000128077 00000 н 0000128234 00000 н 0000128482 00000 н 0000128735 00000 н 0000128983 00000 н 0000129256 00000 н 0000129427 00000 н 0000129584 00000 н 0000129831 00000 н 0000130299 00000 н 0000130420 00000 н 0000130577 00000 н 0000130825 00000 н 0000131140 00000 н 0000131261 00000 н 0000131418 00000 н 0000131496 00000 н 0000131621 00000 н 0000131896 00000 н 0000226366 00000 н 0000227071 00000 н 0000228121 00000 н 0000228868 00000 н 0000229636 00000 н 0000230401 00000 н 0000231449 00000 н 0000232115 00000 н 0000232805 00000 н 0000234037 00000 н 0000235253 00000 н 0000236039 00000 н 0000236587 00000 н 0000237634 00000 н 0000238549 00000 н 0000239464 00000 н 0000240576 00000 н 0000241686 00000 н 0000242181 00000 н 0000243444 00000 н 0000243952 00000 н 0000244798 00000 н 0000245489 00000 н 0000246122 00000 н 0000246896 00000 н 0000247607 00000 н 0000248208 00000 н 0000249282 00000 н 0000250369 00000 н 0000251086 00000 н 0000251844 00000 н 0000252584 00000 н 0000253361 00000 н 0000254063 00000 н 0000254654 00000 н 0000255372 00000 н 0000255971 00000 н 0000256598 00000 н 0000257976 00000 н 0000259644 00000 н 0000260309 00000 н 0000260988 00000 н 0000262061 00000 н 0000263109 00000 н 0000263843 00000 н 0000264325 00000 н 0000265061 00000 н 0000265648 00000 н 0000266272 00000 н 0000267476 00000 н 0000268672 00000 н 0000269706 00000 н 0000270480 00000 н 0000271522 00000 н 0000272331 00000 н 0000273062 00000 н 0000274138 00000 н 0000274901 00000 н 0000275538 00000 н 0000276195 00000 н 0000277897 00000 н 0000279016 00000 н 0000280284 00000 н 0000281337 00000 н 0000282467 00000 н 0000283535 00000 н 0000284607 00000 н 0000285679 00000 н 0000286782 00000 н 0000287846 00000 н 0000289162 00000 н 00002

00000 н 00002

00000 н 0000292569 00000 н 0000293654 00000 н 0000294711 00000 н 0000295763 00000 н 0000296817 00000 н 0000298112 00000 н 0000299161 00000 н 0000300273 00000 н 0000301366 00000 н 0000302534 00000 н 0000302750 00000 н 0000303003 00000 н 0000303779 00000 н 0000006895 00000 н 0000005935 00000 н трейлер ]/Предыдущая 2214257/XRefStm 6895>> startxref 0 %%EOF 955 0 объект >поток чч ч[UyZ$,mu}K]iש%j_s2԰ %+A6uP?TM؎!U^qk(d8 #slMZDA/=sϽ

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.