Веганы субкультура: Карта сайта

Содержание

История веганства

Еще пару-тройку лет назад мало кто понимал, чем отличается веган от вегетарианца. Сейчас же веганство стало одним из самых популярных движений в мире, сторонников которого становится все больше. Однако этичный образ жизни, включающий в себя строго растительное питание без любых продуктов животного происхождения – не новое течение. У веганства довольно обширная история.

Истоки веганства

В начале 40-х годов прошлого века общественный деятель из Англии Дональд Уотсон, будучи приверженцем растительного питания, узнал все подробности изготовления молочных продуктов, после чего исключил их полностью. И в 1944 году вместе с несколькими друзьями британец основал первое на планете «Веганское общество», целью которого было просвещать людей, рассказывать о пользе питания без продуктов животного происхождения, его этичности и важности для природы. Именно тогда, в ноябре, Уолсоном был введен термин «веган», образованный из первых трех и последних двух букв английского vegetarian. Согласно определению «Веганского общества», «Веганство – это образ жизни, который стремится исключить все формы эксплуатации и жестокости по отношению к животным ради производства еды, одежды или любых других причин, насколько это возможно и практически осуществимо». Оно актуально и в настоящее время.

Именно годовщина создания общества, 1 ноября, отмечается как Международный день вегана (с 1994 года).

Дональд Уотсон умер в возрасте 95 лет, из которых более 60-ти был веганом. Его дело продолжили потомки и последователи.

Объединив сторонников этичного образа жизни в Великобритании, веганство во второй половине XX века распространилось, в первую очередь, в Западной Европе и Северной Америке. Уже после к движению стали присоединяться другие страны.

ЭТО ИНТЕРЕСНО!

В 1998 и 2005 годах в составе «Веганского общества», основанного Дональдом Уотсоном, числилось около 4 тысяч человек. На данный момент веганами являются от 0,2% до 0, 5% общей численности населения всех развитых стран мира.

Заметный виток развития веганства пришелся на начало XXI века, когда в 2005 году вышел в прокат документальный фильм «Земляне». Над его созданием, помимо режиссера Шона Монсона, продюсера Мэгги Кью и команды операторов, работали также актер Хоакин Феникс, который читал закадровый текст, и музыкант Моби, ставший автором саундтрека к фильму. Кинолента представляет собой несколько взаимосвязанных частей, в каждой из которых обнажена тяжелая правда об эксплуатации животных в наше время. Кадры фильма настолько прямолинейны и ужасающи, что немалая часть зрителей, отойдя от первого шока после просмотра, осознанно перешла на веганство или всерьез задумалась об этом.

МНЕНИЕ

Питер Сингер, веган, философ, зоозащитник, автор бестселлера «Освобождение животных» (Animal Liberation):

Если бы каждый человек в мире мог посмотреть только один фильм, я бы выбрал «Землян».


В «офлайне» на возрождение интереса к веганству повлияла также субкультура Straight Edge. В основе движения – идея самоконтроля и чистоты во всех аспектах человеческой жизни. Стрейтэйджеры выступают за осознанное питание, полностью исключают сигареты, алкоголь и какие бы то ни было наркотические вещества, пропагандируют увлечение спортом, в том числе экстремальным. В некоторых случаях активисты субкультуры также следуют принципам веганства, поскольку движение базируется и на отсутствии какой-либо дискриминации, в том числе и по отношению к животным.

МНЕНИЕ

Том Йорк, веган, музыкант, лидер группы Radiohead:

– Когда я ел мясо, меня тошнило. Сначала, как и многие другие, я думал, что организм будет недополучать необходимые вещества, что я буду болеть. В действительности все оказалось совершенно наоборот: мне стало лучше, меня перестало тошнить. Мне с самого начала было легко отказаться от мяса, и я никогда об этом не жалел.

Веганство сегодня

Веганство сегодня – не скромная группа единомышленников, а вышедшее в массы движение. Его упоминание – в топе мировых новостей. Так, на государственном уровне в странах (Великобритании, Австралии, США, Швеции, Израиля и не только) признают пользу веганской «диеты» для здоровья, а также для экологии. Новый доклад ООН призывает к веганству, в нем подчеркивается, что переход на растительный рацион питания поможет в борьбе с изменением климата.

В этом году в Лондоне заработало первое в мире кадровое агентство для веганов, а также на Нью-Йоркской бирже открылся первый в мире веганский биржевой фонд. Кроме того, появилась первая в истории веганская команда по регби, все больше спортсменов доказывают, что веганство и спорт – идеально совместимы. Альпинист Дин Махер совершил первое полностью веганское восхождение на Эверест. Знаменитости создают этичные косметические бренды, отказываются носить одежду из шерсти, кожи и меха. Закрываются фермы по производству фуа-гра, рынки собачьего мяса. Все больше модных дизайнеров переходят на разработку этичных коллекций, выпускаются автомобили с веганским интерьером и т.д.

Даже медицина уже переходит на сторону веганства. Недавно 12 тысяч американских врачей выступили против коровьего молока. Они подчеркнули, что данный продукт не улучшает состояние костей, а получить весь необходимый кальций можно из растительного сырья.

Веганские кафе и магазины всюду. Самые крупные сети ресторанов быстрого питания предлагают растительные аналоги своих блюд, найти веганский бургер – уже не проблема. О популярности веганства свидетельствует и разработка веганского «мяса из пробирки» американской компанией Beyond Meat, в числе инвесторов которой основатель Microsoft Билл Гейтс, актер Леонардо Ди Каприо и экс-глава McDonald’s Дон Томпсон. Попробовать деликатес уже можно в некоторых заведениях и в России. Помимо Beyond Meat над растительным «мясом» также работают в Силиконовой долине, развивая проект Impossible Food, и в Европе (Vegetarian Butcher).

Сегодня быть веганом легко и доступно каждому.


Основные принципы современного веганства

Не тофу единым. Строгое растительное питание – только один из аспектов веганства. Так как веганство – это не диета, а именно этичный образ жизни. Его приверженцы придерживаются следующих «правил»:

·         Животные – не материал

Очевидно, что, отказавшись от употребления мяса, но продолжая покупать вещи, созданные из частей тела животных, человек невольно поддерживает ненавистную ему индустрию, основанную на мучениях братьев наших меньших. Поэтому веганы не приобретают вещи из меха, кожи, шерсти, пуха, шелка и т.д. Многие жалуются, что найти хорошую одежду и особенно обувь, которая прослужит долго и при этом будет сделана из этичных материалов, довольно сложно. Но мир реагирует на изменение вкусов потребителей довольно быстро: множество известных производителей одежды отказывается от использования натурального меха и кожи, появляется все больше локальных брендов, в основе которых лежит этичное производство.

·         Животные – не сырье для экспериментов

Вивисекция – тестирование косметических и лекарственных продуктов на животных уже давно зарекомендовало себя методикой не только жестокой, но и в большинстве своем бесполезной. Существует множество исследований, подтверждающих, что реакцию человеческого организма на то или иное вещество гораздо проще предугадать с помощью лабораторных тестов, в которых используются инновационные технологии. И ни одно животное при этом не страдает! К счастью, рынок этичных брендов, в том числе российских, сегодня растет и развивается быстрыми темпами.

·         Животные – не развлечение

Посещение цирков, дельфинариев, зоопарков, особенно контактных – неприемлемо для вегана, поскольку данные «развлечения» так или иначе подразумевают эксплуатацию животных. Их в лучшем случае лишают свободны, что уже жестокость, а в худшем – истязают, для того чтобы превратить в послушных рабов, которые будут веселить публику и выполнять трюки, вести себя несвойственным им по природе образом. Лошадиные скачки, катание на слонах или верблюдах? Все это не про веганство. Животные – не средство передвижения и не туристическая фишка. Некоторые страны уже это понимают. В частности, самая известная туристическая достопримечательность Камбоджи, храмовый комплекс Ангкор-Ват, сообщил, что откажется от поездок на слонах к 2020 году.

МНЕНИЕ

Моби, веган, музыкант, защитник природы и прав животных:

– С течением времени мое веганство подкреплялось знаниями о здоровье, изменении климата и окружающей среде. Я узнал, что употребление мяса, молочных продуктов и яиц во многом влияет на появление диабета, болезней сердца и рака. Я узнал, что коммерческое животноводство ответственно за 18% изменения климата (больше, чем все машины, автобусы, грузовики, корабли и самолеты, вместе взятые). Я узнал, что производство 1 фунта соевых бобов требует 200 галлонов воды, а производство 1 фунта говядины — 1800 галлонов. Я узнал, что основная причина уничтожения тропических лесов — вырубка под пастбища. Я также узнал, что большинство зоонозов (атипичная пневмония, коровье бешенство, птичий грипп и т.д.) являются результатом животноводства. Ну и в качестве решающего аргумента: я узнал, что питание, основанное на животных продуктах и богатое жирами, может являться главной причиной импотенции (как будто мне не нужно было больше причин, чтобы стать веганом)

.

Материал подготовила Яна Толстова

Вегетарианство в России: индивидуальный выбор против традиций


скачать Автор: Зарубина Н. Н. — подписаться на статьи автора
Журнал: Историческая психология и социология истории. Том 9, номер 2 / 2016 — подписаться на статьи журнала

Объектом рассмотрения является современный российский дискурс вегетарианства и веганства, представляющий собой совокупность явных и неявных поведенческих, этических, медицинских, эстетических, духовных и т. д. норм и ценностей, в соответствии с которыми формируются повседневные практики, могущие институционализироваться и оказывать в той или иной степени принудительное воздействие на своих приверженцев. Выявлен ряд тем вегетарианского дискурса: конфликт индивидуальных и групповых поведенческих матриц, научные, квазинаучные и альтернативные обоснования способов достижения телесной нормы, экологические и зоозащитные нормы и др. При этом современное вегетарианство находится в рамках таких общекультурных трендов, как медикализация, глобализация и гедонизм. Показано, что вегетарианская субкультура в целом разделяет базовые ценности современного общества, но доводит их до абсолютного выражения, неприемлемого для большинства.

Ключевые слова: габитус питания, нормативная телесность, субкультура, матрицы группового поведения, индивидуальный выбор, образ жизни, дискурс.

Практики питания складываются в рамках исторически глубоко укорененной культурной традиции и усваиваются в процессе социализации как совокупность социально одобряемых норм, регулирующих как состав, так и способы и формы приема пищи. Исторические условия, социальная принадлежность и положение той или иной группы формируют габитусы питания, которые воспроизводятся относительно длительное время. Габитусы питания как системы предпочтений, сложившихся в конкретных исторических условиях жизни, позволяют на уровне неосознанного выбора отличать подходящее от неприемлемого, и сформированные на этой основе вкусы выступают маркерами групповой принадлежности (Бурдье 2004: 539–543).

Пищевые запреты и выбор продуктов, способы их обработки, ритуальные, этикетные, коммуникативные особенности трапезы, становясь маркером принадлежности к определенным группам, формируют идентичности и противопоставление «Мы – Они», «Я – Другой». В любом обществе существуют как традиционные системы питания, так и субкультуры, противопоставляющие себя господствующему образу жизни. Сейчас в России существует целый ряд субкультур питания, сформированных отрицанием массового потребления, глобальной культурной унификации и распространения фастфуда: фриганы, слоуфуд (Карпова 2015: 65–73). Однако исторически самым первым в этом ряду и наиболее массовым является вегетарианское и веганское движение1.

Вегетарианство и веганство – это, безусловно, не диеты, а образ жизни, основанный, как говорят сами приверженцы, на «сознательном» отношении к себе и окружающему миру. Они предполагают не только соблюдение определенных пищевых запретов, но в первую очередь выверенные этические, мировоззренческие, медико-гигиенические убеждения, воплощающиеся в правила питания. Для европейских стран с их традициями питания вегетарианство и веганство являются личным осознанным выбором, а не габитусом, выражающим групповые позиции. В регионах, откуда эти практики пришли на Запад, в первую очередь в Индии, они традиционны и носят массовый характер: по некоторым данным, в Индии в настоящее время вегетарианцами являются более 30 % населения (Число… 2016).

Современное вегетарианство в его различных формах можно охарактеризовать как субкультуру, поскольку в отличие от аскетических (пост) и/или самоограничительных (диета) практик оно не предполагает окончания и возврата к массовой культурной норме питания. Кроме того, в отличие от постов и диет вегетарианство – это не сознательное воздержание от желаемой еды, а, напротив, отказ от того пищевого сырья, которое вызывает неприятие, обусловленное как духовно-этическими, так и медико-гигиеническими мотивами. В качестве особой субкультуры, основанной на специфических представлениях об этических ценностях и телесной норме, вегетарианство и веганство весьма жестко противопоставляются традиционно одобряемым и укорененным в культуре практикам питания. Их приверженцы склонны доводить некоторые ценности современной западной культуры – гуманизм, сострадание и любовь к животным, приписывание им определенных прав, которые необходимо защищать, здоровый образ жизни и т. п. – до крайности, до абсолютного выражения. При этом они вступают в противоречие с устойчивыми культурными нормами и традициями, выражающимися в общепризнанных практиках питания. Именно поэтому в экстремальных формах вегетарианство и особенно веганство и сыроедение приобретают контркультурный характер.

Выявление мотивов обращения к вегетарианству и веганству, их социокультурный анализ, обусловленные ими противоречия и конфликты, а также их значение для развития практик питания в современной России и являются целью настоящей работы. Эмпирической базой исследования послужили вегетарианские и веганские интернет-сайты (vegetarian.ru, vegetarianskij.ru, vegan.ru), сообщества в социальной сети «ВКонтакте» и блоги.

История вегетарианства в России: формирование социокультурной проблематики

Чтобы понять сущность и значение субкультуры, необходимо обратиться к ее истории. Мы увидим, что все важнейшие особенности, проблемы и конфликты вегетарианства как практики питания и образа жизни, присущие ему сегодня, зародились одновременно с ним и получили развитие в его полуторавековой истории в нашей стране.

Вегетарианство как система убеждения и практика питания возникло в середине XIX века в Великобритании, где в 1847 году на основе христианских объединений, исповедующих умеренность и аскетизм, было создано Вегетарианское общество2. По оценке российского историка питания и кулинарии В. В. Похлебкина (2004), мода на вегетарианство в Англии была реакцией части интеллигенции и мелкой буржуазии на промышленный переворот и связанное с ним ухудшение экономического и социального положения народа. В идейном плане вегетарианство обосновывалось как императивом улучшения общественной морали в духе возрождения пуританских традиций, так и распространением знаний о ведической религии и индийских вегетарианцах, проникавших из колоний в метрополию и адаптируемых некоторой частью интеллигенции.

В качестве «английской моды» вегетарианство быстро распространялось в Европе. Уже в 1860-х годах оно появилось и в России, причем первоначально обосновывалось оздоровительным эффектом отказа от мясной пищи и продвигалось учеными – медиками и естествоиспытателями. Правда, в России уже существовали собственные вегетарианские аскетические практики, характерные для некоторых религиозных сект – хлыстов, скопцов, малеванцев, молокан и др., благодаря им получившие закрепление в качестве локальной «малой» традиции (Бранг 2016). Однако можно предположить, что вследствие маргинального положения этих сект на распространение вегетарианства в состоятельных слоях русского общества на рубеже XIX–XX веков больше повлияли именно западные заимствования идей здорового образа жизни и гуманного обращения с животными.

Уже в период зарождения и первоначального распространения вегетарианства в Европе и России оно основывалось на специфических медицинских и естественно-научных представлениях о нормативном теле. Если в традиционных представлениях тех времен нормальное тело представлялось крепким и полным, что достигается употреблением питательной еды – мяса, рыбы и т. д., то вегетарианцы, напротив, бодрость, энергию и хорошее самочувствие связывали с воздержанностью в питании. В середине 1860-х годов в Петербурге возникло вегетарианское общество, которое в шутку называли «Ни рыба, ни мясо», а его председателем и главным идейным вдохновителем был врач-хирург А. П. Зеленков. Его супруга и сподвижница О. К. Зеленкова в 1913 году выпустила первую в России вегетарианскую поваренную книгу «Я никого не ем», содержавшую 365 вариантов вегетарианского меню – рецепты 1500 блюд. В 1878 году было опубликовано эссе ученого-ботаника А. Бекетова «Питание человека в его настоящем и будущем», где была приведена разносторонняя научная аргументация в пользу вегетарианства, включавшая анализ его физиологических, хозяйственно-экономических, экологических преимуществ, а также его этического смысла (История… 2016).

В 1880-х годах российское вегетарианство получило мощный идейный импульс от Л. Н. Толстого, придавшего ему этический, мировоззренческий, духовный характер. Толстой считал, что нравственное совершенствование отдельной личности служит путем к совершенствованию общества в целом, и первый важнейший шаг на этом пути – отказ от избыточного потребления, роскоши и праздности, порождающих, по мнению мыслителя, насилие и жестокость. Сам великий русский писатель пришел к вегетарианству в 1884 году, а в 1893 году была опубликована обширная статья «Первая ступень», вызвавшая резонанс в разных слоях русского общества. В ней Толстой обосновывал необходимость перехода на вегетарианское («безубойное») питание, во-первых, императивом нравственного совершенствования личности, предполагавшим прежде всего воздержание, без которого «не мыслима никакая добрая жизнь». Во-вторых, важнейшим аргументом Толстого в пользу отказа от «убоины» стало сострадательное отношение к животным. Подробное, натуралистичное описание в «Первой ступени» посещения писателем тульской скотобойни становится иллюстрацией страданий, на которые человек обрекает «братьев меньших» не по жизненной необходимости, а ради удовлетворения прихотей (Толстой 2016).

Толстой замечает, что сытное, вкусное, обильное питание ошибочно представляется признаком и символом здоровья, силы и даже счастья. Сопутствующие всем праздникам и знаменательным событиям трапезы подменяют собой их культурную и социальную суть. И бедные слои населения подвержены этому пороку так же, как и богатые, просто у них меньше средств и возможностей для его культивирования. Обжорство и гурманство, цель которых – удовольствие от насыщения и вкуса, он рассматривал в качестве «первого признака недоброй жизни». И первой ступенью на лестнице нравственного восхождения становится отказ от мясной пищи, воплощающей одновременно зло и невоздержанность, и насилия (Там же).

В конце XIX – начале XX века в крупных российских городах стали возникать местные вегетарианские общества и открываться столовые. Сам Лев Толстой организовал ряд таких заведений, предназначенных для простого народа. Во время периодических неурожаев и голода в разных губерниях Российской империи они предоставляли скромную, но доступную еду, а там, где продовольствия хватало, их предназначение состояло в распространении идей «здорового» питания. По данным историков вегетарианства, в 1904 году в России было только 10 таких столовых, а в 1914 году – уже 73. Хотя общее количество убежденных вегетарианцев – членов различных обществ было невелико и колебалось от 1000 до 2000 человек, посетителей столовых было гораздо больше: одни только столовые Московского вегетарианского общества в 1909 году посетили 11 000, а в 1913-м – 642 870 человек (История… 2016).

Толстой и его последователи отмечали активное неприятие вегетарианства со стороны приверженцев «традиций», то есть конфликт между «мясоедами» и вегетарианцами, остающийся важнейшей составляющей и современного дискурса, зародился одновременно с новой практикой. Этот конфликт делает очевидной социально-регулятивную функцию нормативных телесных практик, которые являются одной из многочисленных форм контроля общества и конкретной социальной группы над индивидом. С самого начала основными аргументами против вегетарианского образа жизни были укоренившиеся и поддерживаемые медицинской наукой представления о необходимости мясной пищи для хорошего самочувствия и полноценной, здоровой жизни, то есть о соответствии телесной норме именно смешанного рациона, включающего мясо наряду с прочими составляющими.

Несколько неожиданно критика вегетарианства последовала со стороны православной церкви, несмотря на близость ей идей аскетики, воздержания, самоограничения. В дореволюционной православной России повсеместно соблюдались посты, на которые приходится более 220 дней в году, причем во время самого строгого Великого поста официально прекращалась торговля мясом. Однако постное питание не тождественно вегетарианскому ни по пищевым ограничениям, ни по идеологии. Лактоово-вегетарианство допускает употребление молочных продуктов и яиц, которые запрещены во время православного поста. В то же время вегетарианцы отказываются от рыбы, раков, морепродуктов, которые разрешены во время еженедельных и некоторых других постов.

Критика со стороны православной церкви касалась, естественно, не стола, а мировоззренческих и идейных основ вегетарианства. В 1895 году вышла статья архимандрита Тихона (Белавина) «Вегетарианство и его отличие от христианского поста». В ней будущий Патриарх Московский и всея Руси назвал «утопичными» надежды идеологов вегетарианства на «наступление рая на земле» после перехода человека к растительному питанию без духовного развития в лоне Церкви. Он привел богословские аргументы в пользу употребления мясной пищи в разрешенные дни и заметил, что невозможен «для всех всегда одинаковый» пост, т. е. церковь допускает дифференциацию питания в зависимости от состояния здоровья, рода занятий и т. д. По поводу этических аргументов против умерщвления животных архимандрит Тихон пишет о необходимости милосердия без лицемерия и ложной сентиментальности, когда сострадание к животным совмещается с жестокостью по отношению к людям (Бранг 2016). Подобная критика этики вегетарианства и веганства актуальна и в современных дискуссиях, и мы далее рассмотрим ее более подробно.

Наконец, вегетарианство как мировоззрение было связано с распространением в Европе знаний о ведической религии, в первую очередь представлений о переселении душ, единстве мироздания и следующем из него запрете на умерщвление живых существ. Известно, что многие последователи Толстого распространили принцип «безубойного» питания на запрет убийства вообще как принцип непротивления злу насилием. А эти идеи вызывали отторжение в обществе, особенно после начала Первой мировой войны, революционных потрясений, Гражданской войны. Кроме того, в условиях голода, постоянных нехваток продовольствия, слома традиционной системы питания и доступа к продуктам идеология вегетарианства воспринималась многими не просто как крайне неактуальная, но и как циничная, проповедующая гуманизм по отношению к животным в условиях, когда сотни тысяч людей страдают от недоедания и гибнут в кровопролитных конфликтах.

Уже в первые десятилетия распространения вегетарианства отмечалось, что оно сильно социально дифференцированно вследствие имущественного неравенства, обусловливающего недоступность полноценного вегетарианского питания для малоимущих групп. Как отмечает В. В. Похлебкин, традиционное чередование постного и скоромного стола позволяло сохранять «разумный физиологический баланс, обеспечивающий работоспособность», в то время как вегетарианские ограничения были «тягостны и неприемлемы» для большинства населения нашей страны ввиду скудости доступного пищевого сырья. Высокая стоимость полноценного вегетарианского меню привела к тому, что эта практика изначально приобрела «социально-избирательный и элитарный характер», поскольку была доступна лишь состоятельным социальным группам. Неслучайно вегетарианство распространялось в основном среди интеллигенции, которая могла себе позволить разнообразный и сложный стол. Призывы отказаться от мяса и рыбы, обращенные к простому народу, выглядели, по замечанию Похлебкина, как «лицемерная попытка “научно” обречь рабочий класс на питание картошкой и овсянкой и “ради своей же пользы, ради здоровья” отказаться от недоступных ему окороков, бифштексов, форели и т. д.» (Похлебкин 2004: 331).

Таким образом, в дореволюционной России, а также в первое послереволюционное десятилетие вегетарианство оставалось узкой субкультурой, а его идейные основы принимались обществом неоднозначно. Советская власть с самого начала стремилась взять под контроль массовый доступ к продуктам питания как важнейший фактор власти над обществом (Кондратьева 2006). При этом она стала проводить активную биополитику, направленную на целенаправленное формирование функциональной телесной нормы, определяемой медицинскими знаниями и социально-политическими задачами государства (Зарубина 2015; Кравченко 2014).

В первые годы советской власти вегетарианские общества и созданные ими столовые еще продолжали существовать, хотя симпатий у власти вызывали все меньше, а в 1930 году Московское вегетарианское общество было запрещено. Что формально послужило поводом для запрета, остается не вполне понятным, хотя можно предположить, что власть, стремившаяся контролировать и регулировать буквально все аспекты повседневной жизни людей, не хотела мириться с групповой самоорганизацией на основе собственных мировоззренческих и этических взглядов, пусть даже нейтральных по отношению к господствующей идеологии. Идеи и практики вегетарианцев не укладывались в представления о нормативном теле, утверждавшиеся большевистской биополитикой. К тому же вегетарианство предполагало индивидуально осознанный и ответственный выбор поведенческой матрицы, а советская власть стремилась укрепить единство общества с помощью универсализации телесного опыта и связанных с ним норм поведения. В «Большой советской энциклопедии» 1961 года выпуска утверждалось, что «идеи вегетарианства, основанные на ложных гипотезах, не имеют приверженцев в Советском Союзе», а в последующие годы оно рассматривалось лишь как лечебная диета, целесообразная при некоторых заболеваниях (История… 2016).

В советский период, особенно в 1970–1980-х годах, периодически появлялись вегетарианские системы питания, обоснованные развитием медицинских знаний, которые получали распространение среди ограниченного круга преимущественно образованных горожан (например, система «естественного оздоровления» Г. С. Шаталовой, предполагающая вегетарианский рацион, основанный на плодах), однако институциональной организации вегетарианцы не имели. Можно предположить, что в результате длительных периодов голода и дефицита продуктов, войн и других социальных потрясений, пережитых россиянами в ХХ веке, вегетарианство на время вышло из моды, уступив место актуализации традиционного габитуса питания, ориентированного на насыщение (Зарубина 2014).

В 1990-х годах вегетарианство вновь стало распространяться, на этот раз в контексте не только трансформаций медицинских знаний, но и резко возросшего мировоззренческого плюрализма, в том числе распространения восточных религиозных и квазирелигиозных движений: общества «Сознание Кришны», разнообразных школ йоги, восточных единоборств, групп «духовного восхождения», нетрадиционной медицины. Были созданы многочисленные вегетарианские общества, а затем и интернет-ресурсы, появились специализированные магазины и кафе вегетарианского питания. Мода на вегетарианство подпитывалась распространением ценностей здорового образа жизни и ответственности человека за собственное духовное и физическое развитие, экологии, «прав животных» и т. д. В этот период стали модными и востребованными не унифицированные, а индивидуальные поведенческие матрицы, подчеркивающие неповторимость личности, что соответствует поведенческой матрице вегетарианцев.

Сама субкультура во второй половине ХХ века стала более разветвленной и сложной. Еще в 40-х годах в Великобритании появилось движение веганов и «Веганское общество». Статистических данных о количестве вегетарианцев и веганов в современной России, а также репрезентативных социологических исследований этих субкультур пока мало. Нам удалось обнаружить данные Исследовательского центра портала Superjob.ru, который 20 ноября 2013 года провел опрос, посвященный вегетарианству, среди 1600 работающих россиян. Согласно их данным, убежденных вегетарианцев в России 4 % (в 2008 году было 3 %), в то время как в мире – 10 %. Таким образом, за пять лет количество вегетарианцев в России возросло, однако среди приверженцев традиционного питания отношение к вегетарианству ухудшилось: 29 % опрошенных (против 22 % в 2008 году) считают его вредным для здоровья. Положительно относятся к вегетарианству, хотя сами его и не практикуют, 55 % респондентов (в 2008 году – 66 %). Таким образом, по сравнению с 2008 годом количество людей, негативно относящихся к вегетарианству, увеличилось на 7 %, а «сочувствующих» – сократилось на 11 %. Больше всего вегетарианцев среди молодежи до 24 лет (7 %), а меньше всего – среди людей старше 45 лет (3 %). Это можно объяснить, с одной стороны, восприимчивостью молодых людей к новым ценностям и готовностью пробовать новые правила повседневного поведения, а с другой – устойчивостью сложившегося традиционного габитуса питания у старших поколений.

Свое негативное отношение к вегетарианству респонденты чаще всего объясняют дороговизной полноценного питания без мяса, невозможностью интенсивно и тяжело физически работать на растительной пище, ссылками на «природу человека», который «создан плотоядным» и у которого «не зря есть клыки», а также и просто тем, что «мясо очень вкусное» (К вегетарианству… 2016).

Чтобы лучше понять мотивацию современных приверженцев (и противников) вегетарианства и веганства, а также возникающие у них проблемы социального и культурного характера, следует проанализировать дискурс, складывающийся внутри этой субкультуры и вокруг нее.

Современный дискурс российского вегетарианства: основные проблемы

Вегетарианский образ жизни как результат самостоятельного выбора обусловливает возникновение ряда проблем, с которыми в той или иной форме сталкиваются и которые обсуждают большинство его сторонников и противников. Современный российский дискурс вегетарианства и веганства представляет совокупность явных и неявных поведенческих, этических, медицинских, эстетических, духовных и т. д. норм и ценностей, в соответствии с которыми формируются повседневные практики, могущие институционализироваться и оказывать в той или иной степени принудительное воздействие на своих приверженцев.

В соответствии с древним утверждением о том, что «человек есть то, что он ест», приверженность вегетарианству становится основой формирования выраженной групповой идентичности, обратная сторона которой – противопоставление Другим – «мясоедам», а также и нередкое противостояние веганов и вегетарианцев как «радикалов» и «непоследовательных». Как и при любом групповом противостоянии, здесь ярко проявляется наделение «Мы-группы» самыми позитивными чертами, большинство вегетарианцев и веганов утверждают, что их образ жизни воплощает духовный рост и высокоразвитое этическое сознание, поэтому считают себя «выше» приверженцев традиционного питания. Однако образ вегетарианцев как людей гуманных и позитивных нередко разрушается их же собственным негативным и агрессивным отношением к оппонентам: «Сыроедение ограждает от всего мира, заставляет думать, что ты выше других. Асоциальность, агрессия (в силу обнажения нервной системы), нарушение логического мышления, ухудшение памяти (из-за нехватки витаминов и других веществ), проблемы со здоровьем разной степени – это плоды идеального питания» (Исповедь… 2016).

Для высказываний веганов в адрес оппонентов характерен весьма жесткий, пренебрежительный и оскорбительный тон: их называют «трупоедами», порицают за «неспособность» контролировать свои потребности и привычки, за «несознательную» жизнь. Сторонники традиционного питания не остаются в долгу, они не только критикуют вегетарианцев за агрессивность и жесткую риторику, но и сами нередко сознательно провоцируют тех на агрессию. От их внимания не ускользает и тот факт, что у радикальных веганов «любовь к животным» принимает весьма странные формы. Например, на форумах нередки вопросы типа «Хочу завести кота, но не знаю, чем его кормить, не мясом же!» или «Подскажите, какая порода собак лучше адаптируется к вегетарианской еде?». За этим следует длинное обсуждение допустимости содержания животного дома («в неволе») и возможности перевода хищника на вегетарианское питание (Vegetarian… 2016).

Но основной упрек состоит в том, что любовь к животным и гуманное отношение к ним у вегетарианцев и особенно у веганов зачастую контрастирует с жестким и нетерпимым отношением к людям, в особенности к тем, кто не разделяет их ценности: «Я принял вегетарианство около пяти лет назад по религиозно-философским соображениям. Сейчас могу с уверенностью сказать, что ни добрее, ни лучше меня это не сделало, частично даже наоборот – чаще стал чувствовать негативное отношение к некоторым людям» (Там же).

Одна из часто обсуждаемых тем – взаимоотношения с близкими людьми и окружающими, не являющимися вегетарианцами: конфликты в семьях по поводу совместных меню и застолий, выполнения домашних обязанностей и т. п., на которые жаловался еще Л. Н. Толстой. В связи с этими конкретными вопросами участники дискуссий переходят на более абстрактные темы взаимодействия личности и группы, конфликта между индивидуальными поведенческими матрицами и следованием общепринятым нормам. И здесь голоса разделяются на сторонников самодостаточности, требования неукоснительного уважения к их образу жизни и тех, кто предпочитает следовать общим нормам со своей семьей, друзьями, родственниками, не отказываясь при этом и от своих убеждений: «Важно уважение людьми вашего выбора “как жить” и не принуждение или прошение о помощи в приготовлении и т. д., связанных с мясом. Почему я “должна” уважать их потребность в мясе, а они мое отсутствие потребности в нем нет?»; «Мир в доме – это тоже очень важная часть гармонии и с собой. Бывает нужно пойти на мелкие какие то уступки, чтобы получить что-то большое, а именно понимание и любовь близких» (Vegetarian… 2016, сохранены орфография и пунктуация оригинала).

Особенно драматический накал споры принимают при обсуждении питания детей, растущих в вегетарианских и особенно в веганских семьях. Например, жестко оппонируют друг другу группы «ВКонтакте» – vk.com.veganmama и vk.com.anti_veganmama. Первую еще называют «Веган-мама секта», т. е. радикальных веганов критики рассматривают как сектантов в негативном смысле этого слова. Суть противостояния видится в том, что вегетарианский и веганский образы жизни рассматриваются как результат свободного и осознанного личного выбора, а принуждение к нему тех, кто выбора лишен – детей, домашних животных, – воспринимается как насилие, имеющее опасные для здоровья последствия. Можно предположить, что в данном случае проявляется страх перед принудительным ухудшением структуры питания, которое в прошлом было связано с неоднократными инверсионными трансформациями повседневности в условиях социальных конфликтов и различных потрясений (революции, войны, санкции и т. д.).

Одна из основных тем дискурса вегетарианства – это мотивация обращения к «безубойному» питанию. Наряду с духовно-этическими мотивами выделяются медико-гигиенические, основой вегетарианства и более радикального веганства выступают не только ценности гуманизма и ненасилия, заимствованные из ведической религии и близких ей философских систем, но и научно обоснованные представления о природе человека и обусловленных ею потребностях и возможностях организма: «Человек, который серьезно озаботился влиянием пищи на здоровье, перерыл гору материалов и изучил множество теорий, фактов и результатов экспериментов, вряд ли останется мясоедом» (Просто Пост 2016).

Как мы видим из исторического очерка, вегетарианство в России изначально распространялось именно как оздоровительная практика. Современный дискурс вегетарианства, также ориентированный на научные знания о человеке, сильно медикализирован, т. е. подчинен представлениям о телесной норме и путях ее достижения как целенаправленных усилиях, обоснованных и структурированных специальными знаниями и одобряемых обществом (Зарубина 2015). Участники обсуждений приводят разнообразные аргументы о вреде традиционного питания продуктами животноводства, об анатомической и физиологической «неприспособленности» организма человека для усвоения продуктов животного происхождения. Альтернативная точка зрения приверженцев традиционного питания опирается на столь же научно обоснованные аргументы в пользу природной «всеядности» человека, незаменимости пищевого сырья животного происхождения для полноценного развития и функционирования организма. Поскольку современная наука не дает однозначных неоспоримых заключений о безусловной необходимости или, напротив, вреде тех или иных веществ для здоровья человека, то и споры вокруг антропологических и медицинских аспектов вегетарианства продолжаются.

Одной из самых популярных тем вегетарианских и веганских сайтов и форумов является «переход», т. е. сложный и мучительный процесс перестройки организма с традиционного питания на новую, самостоятельно избранную, «безубойную» практику. И здесь помогают не только советы более опытных товарищей по образу жизни, но и повышающие престиж символы, в качестве которых выступают известные вегетарианцы и веганы, постоянно цитируемые в соответствующих контекстах: Пифагор, Леонардо да Винчи, Аль-берт Эйнштейн, Бернард Шоу, Лев Толстой, Пол Маккартни и т. д.

Вегетарианцы демонстрируют высокую осведомленность в вопросах обеспечения организма необходимыми витаминами и микроэлементами в отсутствие пищи животного происхождения. Именно вегетарианцы и веганы нередко представляют пищу как совокупность необходимых человеку химических веществ, а не конкретных продуктов, именно вегетарианское и веганское питание представляется наиболее «научно обоснованным» из разнообразных альтернативных практик, распространенных в современном обществе. Медико-гигиеническая мотивация обращения к вегетарианству нередко оказывается даже более значимой, чем духовно-этическая: «Я не зоозащитница, не кришнаитка, не православнутая, да и вообще циничная материалистка, атеистка, и даже не маюсь дурью по поводу всяких суеверий. До этических проблем поедания братьев наших меньших мне вообще параллельно и фиолетово… Я убеждена, что мясо вредно для организма человека. Это не вера, а аргументированная система доказательств. Если я получу факты, говорящие против этого, я поменяю точку зрения» (Vegetarian… 2016).

Представления о нормативном теле у современных вегетарианцев и приверженцев традиционного смешанного питания очень близки, и те и другие ориентированы на здоровье (отсутствие болезней), активность, трудоспособность, стройность, силу и выносливость. Вегетарианские форумы изобилуют сообщениями спортсменов-вегетарианцев (веганов, сыроедов и т. п.), в особенности занимающихся силовыми видами спорта, доказывающими возможность высоких спортивных достижений при употреблении пищи растительного происхождения. Поскольку для вегетарианцев и веганов весьма значим символический капитал разделяющих их взгляды и образ жизни знаменитостей, для российских спортсменов-вегетарианцев «иконой» является двукратный олимпийский чемпион по бобслею Алексей Воевода.

Однако при ярко выраженной медикализации вегетарианского и веганского образа жизни для его приверженцев характерны поиски альтернативных путей достижения социально одобряемой телесности, лежащих вне институционализированной медицины. Если для традиционных медикализированных практик характерна ориентация именно на экспертные медицинские знания о достижении социально одобряемого – здорового, трудоспособного и т. д. тела, – то для вегетарианства и веганства с самого их возникновения характерны недоверие к институционализированной медицине и ориентация на нетрадиционные знания, сочетающие современную науку с духовными практиками и философскими системами: «Я уже давно не слушаю современных ученых и врачей. Все они исследуют физику, а есть такое понятие, как метафизика» (Vegeta-rian… 2016).

Конечно, это недоверие подпитывается негативным отношением большинства представителей «официальной» медицины к вегетарианству и веганству: «Да, нужно отметить, что вегетарианцы чаще всего невежды. Настоящие врачи не бывают веганами и этим все сказано» (Просто Пост 2016).

В то же время сами приверженцы вегетарианского образа жизни приходят к нему именно потому, что не получают от научной медицины ответов на свои вопросы и решения собственных проблем. Они осознают сложившееся в нашей культуре противоречие между научно обоснованными представлениями о нормативном, социально одобряемом теле и ограниченными возможностями его достижения с помощью традиционно рекомендуемых и доступных институциональных практик питания (Зарубина 2015). Но если большинство в этих условиях продолжает придерживаться традиционного питания, то меньшинство все-таки пытается выработать собственный путь, в том числе связанный с выстраиванием нетрадиционных форм питания, основанных на отказе от пищи животного происхождения, сыроедении и т. д.

Недоверие вегетарианцев и веганов к институционализированному медицинскому знанию и вырабатываемым на его основе принципам здорового питания и здорового образа жизни соответствует тенденции последних десятилетий, получившей на Западе название хелсизм. Она возлагает на самого индивида ответственность за его здоровье, которое рассматривается не как продукт заботы государства, институционализированной в системе медицинского обслуживания, и популяризации экспертного знания, а как результат личного выбора в пользу здорового образа жизни (Там же). Характерно, что хелсизм возвращает архаичные представления о болезни и отклонениях от нормативной телесности как результате неправильного, аморального образа жизни, неумения или нежелания самого индивида отвечать за свое тело и эффективно его контролировать. В подобной логике вегетарианцы и рассматривают проблемы человечества, пока не отказавшегося от убийства и эксплуатации животных.

Медикализация, хотя и альтернативная, вегетарианского образа жизни приводит к тому, что его приверженцы, относящиеся к питанию «сознательно», уделяют много внимания и времени сбалансированности своего меню. Вегетарианство и его более радикальные разновидности, такие как веганство, сыроедение, фрукторианство, в современных условиях оказываются не только дорогостоящими практиками, но и требуют большой погруженности в проблематику витаминов, минералов, растительных жиров и белков и т. д., которую редко встретишь у сторонников традиционного питания. Поэтому следование вегетарианству со стороны воспринимается как уход в эгоистическую озабоченность своим рационом, замыкание в себе, бегство от общества: «Люди со свободной головой занимаются в это время своим любимым делом – пишут картины, поют, путешествуют, любят друг друга, воспитывают детей, ухаживают за своими престарелыми родителями, наслаждаются жизнью, а вы все для себя любимых подсчитываете, сколько чечевицы и орешков нужно скушать. А ведь все равно все умрем! Для кого и для чего живете, злыдни?» (Просто Пост 2016).

В качестве причин незначительной популярности и распространенности вегетарианского образа жизни в современном российском обществе его приверженцы называют не только косность, распущенность, лень, гедонизм большинства людей, но и целенаправленные действия некоторых институтов. По мнению вегетарианцев, распространению их взглядов противодействует, наряду с официальной медициной, и государство, которое защищает интересы бизнеса, производящего мясную, молочную, рыбную пищу, а также ритейлеров и рестораторов.

Альтернативный и даже контркультурный характер вегетарианства и веганства особенно ярко проявляется в противостоянии массовым глобализированным практикам, таким как фастфуд. Он воплощает в себе не только «удобный» способ быстрого насыщения и востребованный в массовом обществе унифицированный телесный опыт, объединяющий представителей разных социальных групп и снимающий различия хотя бы на время быстрого перекуса в перерыве рабочего дня. В противоположность фастфуду вегетарианское питание – это всегда индивидуальный осознанный выбор, осуществляемый на основе выверенных этических и медико-гигиенических представлений. Но при этом вегетарианское и веганское питание, как и фастфуд, не может не предполагать космополитизации и глобализации пищи. Современные вегетарианцы не могут обходиться без свежих овощей и фруктов круглый год, орехов, зерновых, а также большой гаммы соевых продуктов (молоко, тофу и т. д.), водорослей, растительных масел, специй и пряностей, пищевых добавок и прочих сложных и дорогостоящих продуктов, производимых специально для этого сегмента рынка глобальными компаниями.

Таким образом, вегетарианство, жестко отрицая одни аспекты глобализации питания и действия глобального бизнеса, во-первых, само является космополитическим движением, связанным с распространением заимствованных инокультурных ценностей и практик. Во-вторых, вегетарианство также контролируется глобальным бизнесом по производству и распространению продуктов и пищевых добавок, извлекающим доходы не из массовой «быстрой еды», а из идей «здорового питания».

Современное вегетарианство даже в его радикальных разновидностях отошло от идей опрощения и воздержания, и ему вовсе не чужд гедонизм, являющийся важнейшей составляющей культурного мейнстрима. В начале ХХ века столовые Л. Н. Толстого действительно предлагали простую и дешевую, но при этом однообразную и невкусную еду под лозунгом воздержания и упрощения (кто не помнит о страданиях персонажей И. Ильфа и Е. Петрова, вынужденных питаться «фальшивым зайцем»!). А к началу XXI века сложилась развитая традиция вегетарианской кулинарии, предлагающей широкий ассортимент блюд на все вкусы, сладостей, выпечки и прочих деликатесов (включая «веганскую колбасу»), способных удовлетворить запросы самых изысканных гурманов. Фотографии кушаний, богатого и красивого стола, украшающие вегетарианские сайты, являются аргументом против распространенных среди «традиционалистов» представлений об однообразии и вкусовом примитиве вегетарианского питания. Специализированные закусочные, кафе и рестораны, распространенные во всем мире, предлагают широкий ассортимент блюд – от вегетарианских вариантов фастфуда до высокой кухни.

Вегетарианство как субкультура вовсе не противостоит большинству современных социокультурных трендов в области питания и образа жизни – медикализации, глобализации, гедонизму, – но интерпретирует их в соответствии с собственными этическими установками и медико-гигиеническими представлениями. Установки на «сознательный» здоровый образ жизни, экологическое питание, охрану окружающей среды, гуманное обращение с животными также являются общезначимыми для современного общества, хотя их радикализация вегетарианцами и веганами придает их позиции контркультурный смысл. Наиболее существенное отличие вегетарианско-веганской субкультуры состоит, на наш взгляд, в ярко выраженных установках на индивидуальный выбор образа жизни и стратегии поведения, а также индивидуальную ответственность за этот выбор.

Литература

Бранг, П. 2016. Россия неизвестная: История культуры вегетарианских образов жизни с начала до наших дней. URL: http://thelib.ru/books/ peter_brang/rossiya_neizvestnaya_istoriya_kultury_vegetarianskih_obrazov_ zhizni_s_nachala_do_nashih_dney-read-6.html (дата обращения: 01.02.2016).

Бурдье, П. 2004. Различение: социальная критика суждения. Западная экономическая социология: Хрестоматия современной классики. М.: РОССПЭН, с. 537–568.

Зарубина, Н. Н.

2014. Практики питания как маркер и фактор социального неравенства в России: история и современность. Историческая психология и социология истории 2: 46–62.

2015. Представления о нормативном теле как детерминанты изменений в практиках питания россиян. Историческая психология и социология истории 1: 75–91.

Исповедь бывшей сыроедки. 2016. URL: https://vk.com/topic-1031096 92_33197220 (дата обращения: 28.01.2016).

История вегетарианства в России. 2016. URL: http://vegetarianskij.ru/ istoriya-vegetarianstva-v-rossii/ (дата обращения: 01.02.2016).

Карпова, Д. Н. 2015. Еда как контркультура или движение антикапитализма. Вестник Института социологии 4: 65–73.

К вегетарианству в России относятся благожелательно, но практикуют редко. 2016. URL: http://www.superjob.ru/research/articles/111380/k-vegetarianstvu-v-rossii-otnosyatsya-blagozhelatelno-no-praktikuyut-redko/ (дата обращения: 10.02.2016).

Кондратьева, Т. 2006. Кормить и править. О власти в России XVI–XX вв. М.: РОССПЭН.

Кравченко, С. А. 2014. Социокультурная динамика еды. М.: МГИМО-Университет.

Похлебкин, В. В. 2004. Моя кухня и мое меню. М.: Центрполиграф.

Просто Пост. Вегетарианство, веганство и пост, отличия между ними. 2016. URL: http://prosto-post.ru/info/vegetarianism/

Толстой, Л. Н. 2016. Первая ступень. URL: http://az.lib.ru/t/tolstoj_ lew_nikolaewich/text_0650.shtml (дата обращения: 05.02.2016).

Число вегетарианцев в мире неизменно растет. 2016. URL: http:// www.ayurvedaplus.ru/articles/29605/251916/.

Vegetarian – сайт о здоровом образе жизни и вегетарианстве. Форум. 2016. URL: http://www.vegetarian.ru/forum/.

Размещено в разделах

Как вегетарианцы влияют на маркетинг

В России всего 2% вегетарианцев. Наибольшее их количество в Санкт-Петербурге и Калининграде, свидетельствует исследование независимого агентства Zoom Market. Какое значение имеет субкультура вегетарианцев, в том числе веганов, для потребительского рынка? Как веганство воздействует на маркетинг? Есть ли основания считать, что субкультура транслирует тренды «наружу» и что число веганов в РФ будет расти? На вопросы редакции Executive.ru отвечают эксперты.

Из десяти производителей минимум двое представляют продукцию для вегетарианцев

Елена Князева, управляющий партнер компании-дистрибьютора продуктов питания, эксперт Executive.ru

The Economist сообщил, что 2019 год назван «Годом веганства». Итальянская организация Osservatorio Veganok опубликовала данные о том, что 30 млн европейцев (6% населения) – вегетарианцы, в Америке их более 7%. Рынок продуктов для веганов вырос за 5 лет на 175%. Россия от этого тренда отстает на несколько лет. Тем не менее, эта цифра уже составляет порядка 2%, а компания Nielsen Media Research прогнозирует рост количества вегетарианцев в нашей стране минимум в два раза к 2023 году.

Расширение влияния этого движения в России становится очевидным. В Европе уже вводится обязательная аттестация продуктов с разбивкой на веганские, вегетарианские и невегетарианские, мы в России еще находимся на стадии знакомства со здоровыми продуктами, поэтому пока сложно разобраться в составе продукта. К примеру, зачастую на сырной продукции можно заметить знак: без глютена, а на хлебобулочных изделиях: без лактозы. Это, конечно, оксюморон, но у нас пока еще «работает».

Присутствие продуктов для веганов и вегетарианцев выросло с маленькой полочки в отделе для диабетиков в целый сектор в зале, в отдельного закупщика по этой категории в сети, и даже в мини-маркеты для веганов. Бум лета 2019 года стало мороженое без молока. В e-commerce буквально каждый день появляются новые проекты этого направления.

Из десяти производителей, которые хотят на полки супермаркетов, минимум две компании представляют продукцию для вегетарианцев. Многие отели стали предлагать вегетарианское меню на завтрак, в ресторанах появились популярные блюда вегетарианской кухни, в кофейнях – «немолоко» для капучино, и целые тематические праздники в кейтеринговых компаниях.

Количество веганов в России определенно будет расти

Азгануш Мисакян, сооснователь, Improve, эксперт Executive.ru

Количество веганов в России определенно будет расти. На Западе с улучшением условий для потребления вегетарианских продуктов число веганов значительно увеличилось, даже мясоеды начали устраивать себе «зеленые дни», стали включать в рацион продукты без использования ингредиентов животного происхождения.

В России компании еще стараются приклеить на продукт этикетку Vegan friendly, так как тренд только начал формироваться. На сформированном рынке США уже избегают ярлыка Vegan и используют наклейки Plant-based (на растительной основе), чтобы не ограничивать аудиторию покупателей только веганами.

Маркетологам сложно игнорировать растущий тренд – запрос на вегетарианство: все больше людей с каждым годом выбирают такой тип питания. Компании выводят на рынки продукты, не содержащие животных ингредиентов, будь-то косметика или производство котлет. В связи с растущим спросом со стороны веганов число соответствующих ниш и продуктов растет: появились косметика и алкоголь (например, вегетарианское пиво), вегетарианская еда для животных, эко-туры и даже хостелы и отели для вегетарианцев. 

Вегетарианское меню привлекает мясоедов

Алексей Морозов, генеральный директор, «Три Т», эксперт Executive.ru

 

Использование субкультуры в интересах маркетинга я считаю оправданным на следующем примере. В популярных фаст-фуд ресторанах в свое время появились блюда здорового питания. Как выяснилось, они были убыточными, но их никто не убирал из меню, потому что людей привлекала возможность поесть именно здоровую еду. Но уже на месте человек часто решал, что сегодня он поест другие блюда, а здоровую еду закажет завтра и будет дальше питаться только ей. Часто на следующий день ситуация повторялась. Но если бы в меню не было возможности выбрать здоровую еду, человек сюда не пришел бы. Так же может работать ситуация с веганами. Человек получает право выбора и оправдание для себя и других, что он зашел поесть именно вегетарианские блюда. А бизнес привлекает клиентов и зарабатывает.

Количество вегетарианцев будет расти вместе с уровнем жизни

Максим Вальпа, директор, агентство BrainHub, эксперт Executive.ru

Количество вегетарианцев будет расти вместе с уровнем жизни. У нас в стране к этой субкультуре, для простоты понимания, видимо, принято относить еще и тех, кто отказывается от мяса и алкоголя в силу совершенно не философских причин.

Посмотрите на отчеты Всемирной организации здравоохранения, где публикуют исследования, в которых доказано, что количество съеденного мяса напрямую влияет на риск заболеть раком кишечника и некоторых других органов. Естественно, определенная часть людей делает выводы из подобной информации, и отказывается от мяса в пользу более здоровой еды. А общество их автоматом причисляет к веганам, которыми они по своим убеждениям не являются.

Среди популярных людей тоже есть вегетарианцы, и их поклонники начинают копировать  жизненные принципы своих кумиров. Это еще один источник роста числа вегетарианцев.

Вегетарианство – это целая индустрия

Александр Жириков, генеральный директор, «Мега», эксперт Executive.ru

 

Вегетарианство следует рассматривать и как стиль жизнь, и как направление бизнеса, и как философию. Это целая индустрия. В мире создаются фабрики, выпускается масса вегетарианских товаров, работают профильные СМИ, продаются книги, работают кафе и рестораны. Вегетарианство связано с многочисленными диетами, с занятиями йогой, фитнесом и вообще со здоровым образом жизни. Семинары по здоровому образу жизни собирают неплохую аудиторию. Рынок просто огромен. И в его росте сомнений нет.

Здесь следует учесть и такой существенный фактор, как здоровье. Врачи говорят, что здоровье на 60% зависит от качества питания и здорового образа жизни, а на 40% – от экологии, наследственности и состояния медицины. В России лишний вес имеет каждая вторая женщина и каждый третий мужчина. Причина – неправильное питание. Кроме того, многие россияне, да и граждане других стран, напуганы ростом числа онкологических заболеваний. Ученые  рекомендуют есть больше овощей, фруктов, орехов, уменьшить потребление мяса, сахара.

Жертвы моды, на которых грех не заработать

Марат Бисенгалиев, директор филиала, «Афая», эксперт Executive.ru

 

Вегетарианцы влияют так же, как и любая другая группа потребителей: под них подбирают новые группы продуктов, теоретически более полноценных в отношении питательности и, естественно, более дорогих. Те же орехи или свежие тропические фрукты – удовольствие дорогое. Можно только удивляться цене, к примеру, хумуса, который раньше продавался, по моим наблюдениям, с рентабельностью до 1000%. Сейчас она, вероятно, упала до 200-300%.

С моей точки зрения, веганство, если не сопровождается религиозными или еще какими-то основаниями – удел очень небольшой группы с редким обменом веществ. А остальные веганы – это жертвы моды, на которых грех не заработать.

Тенденция может остаться в рамках нишевого сегмента

Екатерина Вронская, пресс-секретарь, iMARS Communications, директор по связям с общественностью, «Спутник»

Вегетарианству и его разновидностям действительно уделяется много внимания. Такой образ жизни с каждым днем становится популярнее, и многие бренды делают эту тенденцию частью своей маркетинговой стратегии. За рубежом это довольно распространенная практика. В 1990-х годах начался активный рост компаний, производящих вегетарианские продукты питания, и, следовательно, маркетингу тоже нельзя было отставать.

Говоря о трансляции трендов, нельзя не упомянуть опыт Великобритании. Благотворительная организация Veganuary создала инициативу, которая призывает попробовать образ жизни без мяса. Компания предлагает присылать заинтересовавшемуся человеку письма с планом питания, веганскими рецептами и полезными советами. В любом случае, у каждого из нас есть выбор, поэтому, несмотря на повышенное внимание к вегетарианству, такая тенденция может совершенно не повлиять на маркетинг в целом и остаться в рамках нишевого сегмента.

Высокие цены на «зеленые» товары искусственно формируют образ элиты

Константин Крохмаль, руководитель, «Хит Центр»

 

Веганство – это тренд, и он вполне успешен. Субкультура веганства вышла за рамки одиночных почитателей и ворвалась зеленым цунами на российский потребительский рынок. И это не гротеск, а правда жизни. Кто бы мог подумать, что на потребительском рынке появятся магазины без мяса, веган-шопы, рестораны и кафе, где на посетителя, который спрашивает, есть ли что мясное, смотрят как на прокаженного. В продуктовых магазинах появились вегетарианские бургеры, котлеты, вегетарианские сосиски и так далее, до бесконечности.

Маркетинговые механизмы искусственно сформировали прослойку потребителей – приверженцев здорового образа жизни. Стало модно быть вегетарианцем, особенно круто – веганом! Почему? Да потому, что это дорого! Завышая цены на «зеленые» товары, искусственно формируется образ элиты, которая выходит за рамки обычного среднего потребителя. 

Маркетологи не дремлют, и, ловя волну, придумывают новые ходы для зарабатывания денег. И некоторые фишки вполне успешно продаются. Вегетарианская философия не ограничивается только едой. Искусственно создается инфраструктура исключительно для веганов и, как не парадоксально, это находит отклик у покупателей.

Я прогнозирую, что к 2020 году число вегетарианцев увеличится в несколько раз. Эта модная тенденция показала свою востребованность, несмотря на явный и нескрываемый рекламный ход, который рассчитан маркетологами на несколько лет вперед. Я смотрю на все это как на позитивную тенденцию, но переплачивать за это не готов!

Веганская косметика становится актуальным трендом

Алексей Филиппов, генеральный директор, GPC Pharmaceuticals

Субкультура вегетарианцев и веганов из года в год наращивает свое влияние, веганская косметика становится актуальным трендом. Активные действующие вещества – это те компоненты косметического средства, которые оказывают наибольший эффект. В веганской косметике ингредиенты не тестируются на животных, отсутствуют продукты животного происхождения. Например, не применяется ланолин, пчелиный воск, мед, экстракты икры, сперма серого морского ежа, секрет улитки, яд королевской кобры, экстракт медузы, крокодиловый жир, протеины паутины и экстракты ласточкиных гнезд. При изготовлении веганской декоративной косметики не используется ряд цветовых пигментов. Например, цветовой пигмент кармин изготавливается из измельченных личинок жуков, и его применение противоречит веганской концепции.

Как правило, российские производители товаров для красоты и здоровья ориентируются на Европу, а в Европе основной тренд – это натуральность и экологичность. Косметическая промышленность хочет следовать этому тренду. Тем более, бывает, что активное вещество, выделенное из самого обыкновенного и всем знакомого растения, превосходит многие экзотичные компоненты по эффективности. Так, кверцетин – один из самых эффективных омолаживающих антиоксидантов – выделяется из лиственницы.

Фото в анонсе: pixabay.com


Материал подготовлен с помощью сервиса «Лига экспертов» Executive.ru. Комментарии экспертов Executive.ru публикуются в начале текста, со ссылкой на профайл участника Сообщества.

Веганы — психи (их надо лечить) 🙂

Баян старый.
Вегетарианство признано психическим заболеванием
Большинство вегетарианцев по всему миру пришли в шок от того, что эксперты из Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) признали их психически невменяемыми. Представители движения, выступающие за гуманизм и здоровый образ жизни, оказались в списке больных, которых, по мнению международных экспертов, стоит лечить в первую очередь.

Вегетарианцы давно подвергаются нападкам со стороны людей, которым трудно поверить в то, что можно весьма успешно и безболезненно существовать, отказавшись от употребления мяса. Многие «травоядные», как их уничижительно называют любители шашлыков и бифштексов, вынуждены даже скрывать свои гастрономические пристрастия, чтобы избежать нападок и насмешек со стороны не столь либеральных окружающих. Последние обычно утверждают, что выжить без продуктов животного происхождения невозможно, что человек по своей природе хищник, а тысячи коров и свиней, которых ежедневно забивают ради мяса, это результат естественного отбора.
В ответ сторонники «гуманистической диеты» выпустили сотни книг и фильмов, в которых рассказывается, как можно получать все необходимые витамины из овощей и фруктов, сравнивая скотобойни с нацистскими лагерями смерти. Как бы то ни было, сегодня по мировому вегетарианскому сообществу был нанесен новый удар.
И не узколобыми консерваторами, а авторитетными экспертами из Всемирной организации здравоохранения. Недавно они провели семинар, на котором обнародовали расширенный список заболеваний, с которыми необходимо бороться врачам-психиатрам. «Болезненный рейтинг» пополнился вегетарианством и сыроедением, которые оказались в компании других недугов, попадающих под определение «расстройство привычек и влечений».
Сторонников строгой диеты признали невменяемыми не просто так. Поводом для этого послужил недавний инцидент в испанском городе Малага, где одна из местных семей довела своих детей до состояния комы, запрещая им употреблять мясо, а также продукты, подвергавшиеся какой-либо термической обработке – варке, жарке, копчению и другим. Малышей спасли соседи, вовремя вызвавшие врачей и полицию. Нерадивых взрослых «гуманистов» направили в психиатрическую лечебницу, разлучив их с детьми.
Опубликованный ВОЗ документ вызвал бурю протеста среди вегетарианцев по всему миру. Они написали в организацию множество писем, в которых утверждали, что в грамотно составленной овощной диете нет ничего плохого, просто не нужно насильно навязывать свою точку зрения другим, заставляя, к примеру, детей отказываться от мяса, если оно необходимо для их здоровья или же злиться на друзей-мясоедов, обедающих бифштексами. Вегетарианцы настаивают на том, чтобы психически больными были признаны именно «травоядные деспоты», а не все защитники животных поголовно.
Тем временем, американский портал Seattle Pi опубликовал список знаменитых вегетарианцев. Среди тех, кто решил раз и навсегда отказаться от употребления мяса, оказались бывший президент США Билл Клинтон, актер Алек Болдуин, музыканты Пол Маккартни, Моби и Стивен Патрик Моррисси (The Smiths) и многие другие.
https://news.mail.ru/society/8451436/?social=fb

 

Почему ты не веган? | Vegetarian.ru

Последнее время все чаще можно услышать положительные комментарии о веганстве от людей, которые едят мясо. Важно упомянуть тот факт, что примерно 99% веганов, когда-то таковыми не были. Показалось интересной идеей спросить у невеганов, почему они, собственно, не веганы. Для опроса были выбраны 7 человек разных профессий и интересов. Это небольшое исследование привело к достаточно интересным выводам.

Участникам было задано два вопроса:

1. Почему ты не веган?

2. Если бы не эта причина, ты бы мог(ла) стать веганом?

Ира Илюшина, 23

Личный ассистент в компании по внедрению искусственного интеллекта

1. Я люблю мясо (курицу, другое не ем). Были попытки отказаться. В тот период я иногда чувствовала, что не наедаюсь и хотелось чего-то мясного. Спустя время, я поняла, что не хочу прибегать к насилию над собой. Действую, как чувствую, а чувствую, что не готова стать веганом. Пока что меня все устраивает. Если говорить не только о еде, то позицию против цирков с животными, зоопарков, дельфинариев и других развлечений, предполагающих эксплуатацию животных, я полностью поддерживаю.

2. Да!

Данила Пухкало, 23

Кроссфит-тренер, атлет, строитель

1. Я не веган потому, что считаю невозможным полностью восполнять свою норму по белку и аминокислотам из растительной пищи. Мои энергозатраты колоссальны: я физически активно работаю, занимаюсь кроссфитом, летом почти каждый день гоняю на велосипеде. Чтобы восстанавливаться, нужно много и разнообразно есть. Я детально продумываю свой рацион.

2. Да. Я слышал про компании, которые будут производить мясо из растительного белка. Например, Impossible Foods. Если в будущем состав продукции будет максимально приближен к мясу, то было бы интересно полностью перейти на веганский тип питания. Идеологически движение веганов поддерживаю и респектую участникам.

Даша Сущая, 27

Фотограф

1. Потому что в моей семье всегда была другая система питания. Я к ней привыкла и мне в ней комфортно.

2. Веганом вряд ли. Мне в целом несложно отказаться от мяса, но слишком нравится сыр. В целом, система питания без мяса для пищеварения гораздо приятнее. Периодически этим пользуюсь, когда чувствую, что живется слишком тяжело.

Альберт Кузнецов, 31

Руководитель отдела расследований Комитета против пыток, диджей

1. Я бы назвал несколько причин, исключая банальные гастрономические предпочтения и вот это все. Во-первых, в России совершенно невозможно создать себе сбалансированный веганский рацион при умеренных затратах на еду и отсутствии возможности для регулярного самостоятельного приготовления пищи дома. Также, фастфуды, фудкорты и зоны готовых блюд в маркетах практически не предлагают товаров, удовлетворяющих такой диете. Качественные веганские продукты, если хоть немного разнообразить стол, выйдут ощутимо дороже. Более того, не раз сталкивался с практикой, когда невеганские товары выдают за веганские. Вижу, здесь много спекуляций и лицемерия.

Во-вторых, веганы, как субкультура, в отличие от строгих вегетарианцев, кроме диеты несут в себе, на мой взгляд, достаточное количество спорных идей, по которым даже внутри сообщества нет единого мнения. Вследствие чего, регулярно возникает множество споров и дискуссий, которые глазами стороннего наблюдателя выглядят как острые приступы нарциссического инфантилизма и формируют соответствующий образ всему комьюнити. Я бы назвал этот образ токсичным и отталкивающим. Он же и лежит в основе бесконечного количества мемов и шуток про веганов в русскоязычном сегменте интернета. Надеюсь, что культура станет более френдли для окружающих и ее последователи в большинстве перейдут от детских склок к терпимому доброму просвещению.

И еще, к слову о доступности. Для сравнения, в Штатах, например, даже в исправительной колонии можно официально получить веганский стол. Своими глазами видел там в 2015 году котлеты из темпе. Следствие развития культуры в массах на всех уровнях.

2. Да.

Саша Пятницкая, 32

Художник-график, художник-постановщик

1. У меня большая дружная семья, которая любит собираться за большим столом. Готовит обычно старшее поколение, и это классическая русская кухня. Большинство кушаний так или иначе содержит то, что веганам не положено! А готовить себе отдельно и не есть с общего стола –это, конечно, оскорбление.

Вторая причина – я живу в мегаполисе, далеко от дешевых продуктов. А поездки и командировки для меня не редкость. Скорость моей жизни высока, часто не получается поесть нормально, тем более, искать что-то веганское.

Также, я очень люблю путешествовать, и кухня разных стран является важной частью местной культуры. Мне интересно постигать и эту сторону жизни тоже!

2. Ответ мой будет таким: если я откажусь от семьи, работы и путешествий – это будет уже совсем другой человек. Пусть он и отвечает на этот вопрос.

Вова Переведенцев, 32

Лингвист-переводчик, музыкант

1. Я никогда не рассматривал возможность отказа от употребления пищи животного происхождения, потому что никогда не видел в этом смысла. Также, не вижу изъянов в традиционной модели питания ни с точки зрения полноценности диеты, ни с позиции эстетики (кулинарные предпочтения) или этики (жестокость/милосердие).

Первое и второе пояснений не требует, а моральную сторону вопроса я вижу так: животный мир – продолжение флоры. Если человек в разумных пределах отбирает от природы какую-то часть для нужд собственного существования (рубит лес, забивает скот и т.д.), но позволяет природе восстановится, в этом нет чего-то противоестественного и безнравственного.

При этом меня заботят растущие масштабы потребления мяса в мире, а точнее те условия и практики, которые применяются в промышленном производстве, например, говядины. Тут есть о чем думать и рассуждать в контексте границ гуманности. Кроме того, мне известны дискуссии в научной среде об экологическом следе мясных производств. И, наконец, периодическое воздержание от употребления мяса и прочей животной пищи в моей жизни имеет место просто из-за особенностей организма и пищеварения. Плюс к этому, иногда в компании друзей-веганов я ем что-то непривычное для себя, так что лишних предрассудков не имею.

2. Я не рассматриваю полный отказ, а частичный (который фактически практикую) – да. Он может варьироваться, т.к. меняются состояние здоровья, предпочтения, но не вижу причин менять мой рацион на только на этичные продукты.

Настя Моргиева, 21

Студент, бармен

1. Раньше я была вегетарианкой. Через год после перехода на этот тип питания меня положили в больницу с диагнозом анемия. Все врачи говорили, что мне обязательно нужно есть мясные продукты, в которых содержится много железа, вместе с этим мне прописали таблетки с высоким его содержанием. Теперь я должна пить их каждый месяц курсом по 6 дней. Веганство более сложная тема. Страшно отказываться от многих продуктов или заменять их чем-то. К тому же многие веганские продукты стоят дорого, например, по сравнению с какими-нибудь недорогими невеганскими сосисками.

2. Конечно. Я не люблю вкус мяса, в продуктах животного происхождения тоже не особо нуждаюсь. Все это можно заменить более полезными и вкусными продуктами. Я читала, что даже с анемией можно быть веганом, но опять же, все упирается в стоимость заменителей. Да и найти такие продукты можно не в каждой «пятерочке» у дома.

Итоги и выводы

Как уже упоминалось в начале статьи, практически все веганы когда-то не были веганами. А многие из вас могут вспомнить, как с жаром говорили «Не есть мясо? Что? Нет, я никогда не стану веганом!» Опрос показал, что люди, во-первых, стали более лояльны к веганам, у многих есть друзья и друзья друзей, от которых они знают, что это такое. Во-вторых, больше людей интересуются веганством и рассматривают возможность перехода. Даже спортсмены, даже люди с проблемами со здоровьем. Просто на данный момент мы имеет ряд проблем, которыми ребята с нами и поделились. Практически все они укладываются в описанные американским активистом Гэри Юрофски – традиции, привычки, доступность, вкус. Об этом выходила интересная статья «Почему веганы едят “мясо”?» в нашем мартовском номере.

После прочтения этого материала будет о чем подумать и веганам, и невеганам. От себя хочу сказать огромное спасибо ребятам, которые не побоялись ответить на такие серьезные вопросы. Это действительно здорово и ценно. В завершении стоит добавить – будьте вежливы и доброжелательны к окружающим, как опрошенные ребята. Негативная мотивация и токсичность не помогут донести вашу мысль собеседнику, в итоге вы испортите человеку настроение, а веганскому сообществу репутацию. Лучше быть адекватными классными котиками. Вы же такие?

Алексей Котиков

@vegankotik

«Все должны стать веганами». Как освободить животных из рабства?

21-летний активист Семен Баутин в феврале и марте почти каждую неделю выходил на одиночный пикет с плакатом «Мы все должны стать веганами. Переубеди меня». Семен стоял на одной из центральных улиц Екатеринбурга и предлагал прохожим вступить с ним в дискуссию о веганстве. Ролики с этими разговорами он выкладывал в своем канале Vegans for Animals на YouTube. Семен сторонник веганского аболиционизма. Он уверен, что животные не могут быть собственностью человека. Отказ от использования всех животных в любых целях этический минимум, который должен выполнять цивилизованный человек. Вот что Семен рассказал в интервью Радио Свобода:

– Как вы стали веганом?

Я почувствовал, что весь мир – это нацистская Германия, а я – один из нацистов

– В 16 лет я начал интересоваться культурой растафарианства. Мне понравилось это движение, потому что в его основе были защита слабых и справедливость. Так я это тогда видел. В детстве я занимался карате, и наш тренер учил использовать силу и навыки, чтобы защищать, а не нападать. Мне хотелось верить в существование доброго и справедливого бога и самому соответствовать этому образу. Сейчас я атеист. По моему мнению, раз справедливости нет и невинные существа страдают, то и бога нет. Я узнал, что некоторые растафари придерживаются диеты, исключающей животные продукты. Я искал информацию об этом и наткнулся на фильм «Земляне» о жестоком обращении человека с животными. Я посмотрел его и испытал шок. Раньше я ни разу не задумывался о масштабах насилия над животными. Я чувствовал злость на себя. Я столько лет считал себя хорошим человеком, который следует принципу «ненасилия», но ел мясо животных, употреблял их выделения, носил их кожу, не замечая никакого противоречия. Я почувствовал, что весь мир это нацистская Германия, а я один из нацистов. Но я не сразу стал веганом, искал себе разные оправдания, боялся негативной реакции родителей. Как-то я стоял у холодильника с бутылкой молока в руке и подумал, кто я такой, если я пью выделения живого существа, которые пропитаны страданиями. После этого я отказался от животной пищи, в том числе молочных продуктов, яиц и меда.

– На вас произвел впечатление шоковый контент?

Я не сторонник шоковых мер. Меня фильм «Земляне» привел к последовательному веганству, но многих такие кадры могут оттолкнуть. В целом я считаю, что шоковые методы защиты животных имеют краткосрочный эффект. Я много читал, в том числе переводы с английского текстов о веганстве и веганском аболиционизме. И понял уже на уровне рассудка, что мы прекрасно можем жить, не используя животных как ресурс.

– Какие методы агитации вы выбираете?

многие люди любят собак и кошек, но пока не понимают, что корова или свинья тоже способны чувствовать

Я не давлю на чувство вины и стыда. Я уважаю своих собеседников и готов говорить с ними на равных. Часто веганы высокомерно относятся к невеганам. Я хорошо помню, как сам много лет участвовал в насилии над животными, и не осуждаю тех, кто пока находится в заблуждении. Часто веганы называют свои ролики «Веган против мясоеда». Мне не нравится акцент на противоречии и конфликте, которые заложены в таком названии. Я стараюсь строить диалог на общности: многие люди любят собак и кошек, но пока не понимают, что корова или свинья тоже способны чувствовать. Я не использую шантаж и манипуляции. На мой взгляд, у людей достаточно эмпатии и доброты. Прийти к веганству им мешают не жестокость, а невежество и общественные стереотипы. Например, многие не понимают разницу между веганами, вегетарианцами, сыроедами и фруктоедами. Некоторые не понимают, чем можно питаться, кроме мяса. Не поверите, но многие люди не осознают, что сельскохозяйственных животных в самом деле убивают. Некоторые даже не задумываются, что обед на их столе – это результат смерти животных. В сознание людей не выстроены причинно-следственные связи. Моя задача – восполнять эти пробелы, а не пугать и шокировать. Такой вид активизма не выглядит столь эффектно, как, например перформансы, где голые люди в крови лежат в центре города, но, мне кажется, он более эффективен в долгосрочной перспективе. ​

– Как прохожие реагируют на ваш плакат?

Прийти к веганству им мешают не жестокость, а невежество и общественные стереотипы

– Многим эта тема интересна. Люди подходят и затевают разговор. Мне кажется, нам надоело общаться онлайн и хочется поговорить о чем-то интересном с живым человеком. Думаю, что после пандемии желающих общаться офлайн станет еще больше, и я продолжу свою акцию. Собеседники ведут себя по-разному. Некоторые говорят: «Иди к черту, я ем и буду есть мясо». Другие приводят аргументы, внимательно меня слушают. Я заметил, что мои оппоненты часто противоречат себе. Например, один и тот же собеседник мог оправдывать эксплуатацию животных тем, что человек наделен сверхсознанием, и одновременно тем, что человек тоже зверь, но более сильный. Мне запомнился разговор с женщиной в шубе, которая вещала мне о душе и доброте, но оправдывала убийство животных. Мне сложно объяснить такое противоречие. Оно просто есть. Возможно, в основе многих заблуждений лежит спесишизм – дискриминация одного биологического вида другим. В сознании многих людей домашние животных стоят выше сельскохозяйственных, а человек – царь всего. Я уверен, что все живые существа равны и имеют одинаковые права на жизнь и свободу.

Семен Баутин. Фото Ани Восточной


– Какой из аргументов ваших собеседников поставил вас в тупик?

– Некоторые люди говорят, что животных специально разводят и выращивают для эксплуатации, служение людям – якобы предназначение животных. Нет у животных предназначения. Смысл жизни всех существ – сама их жизнь. Животным принадлежат их плоть, их выделения, их дети. Нередко мне говорят: «Сделали бы лучше что-нибудь для людей». Я выхожу на митинги против домашнего насилия и дискриминации женщин. Защита животных не противоречит защите людей. Природа насилия едина, и защищая права животных, мы выступаем против насилия как такового, потому что оно базируется на ложном представлении о превосходстве одних живых существ над другими.

– Вы против разведения породистых собак, кошек и использования животных в качестве компаньонов?

– Пока человек использует животных в любых целях, даже чтобы с ними «мимимишкаться», интересы животных будут подавляться. Ни один закон не сможет защитить животных, пока человек ими владеет. Да, положение определенного вида рабов лучше, некоторые рабовладельцы могут относиться к рабам хорошо. Но доброе отношение к рабам не отменяет их рабского статуса. Поэтому мы против полумер, таких как «антицирк», «антимех» и вегетарианство. Они лишают движения в защиту животных целостности и последовательности. Разговоры о более гуманных формах эксплуатации животных мне кажется ерундой. «Гуманность» и «эксплуатация» – это антонимы. Я думаю, популярная идея о прекрасных фермах, где счастливые коровки и свинки весело пасутся на изумрудных лугах, а потом их безболезненно убивают, – не более чем миф.

Разговоры о более гуманных формах эксплуатации животных мне кажется ерундой


– У вас есть домашние животные?

– Две кошки. Их завели родители, и мы к кошкам хорошо относимся. Конечно, веганы заботятся о домашних животных, берут их из приютов и стараются дать им комфортную жизнь. Но разведение животных-компаньонов должно быть прекращено.

– Я знаю, что вы выходили в пикет за климат. Поддерживаете движение Fridays for future?

– Мне нравится их целостный подход к вопросам экологии. Среди последователей Греты Тунберг много веганов. Я изменил свои экологические привычки.

Перестали летать самолетами?

– Люди не перестанут летать самолетами. Это слишком сложно и создаст много неудобств. От эксплуатации животных современный мир может отказаться, сохранив качество жизни. Сейчас, в период самоизоляции, я могу в типовом магазине рядом с домом купить продукты для веганского питания, в том числе растительное молоко. Почти во всех крупных городах есть веганские рестораны и магазины. Купить средства гигиены, которые не тестируют на животных, не составляет труда. В интернете полно информации о том, как полноценно питаться растительной пищей.

Синод РПЦ недавно отнес вегетарианцев к модной молодежной субкультуре. Среди ваших ровесников идеи отказа от эксплуатации животных в самом деле популярны?

Миф о том, что есть мясо необходимо, очень живуч

– По моим наблюдениям, веганским аболиционизмом интересуются люди 20–30 лет. Большой части молодежи надоел мир, пропитанный насилием, и она ищет иные, более справедливые формы организации общества. Бытует миф, что веганством увлекаются в основном подростки. Подростки тоже интересуются веганством, но статистика тематических групп в социальных сетях показывает, что они не в большинстве. Подростки-веганы часто жалуются, что родители заставляют их есть животные продукты. Конфликты на почве веганства доходят до абьюза со стороны родителей. Моя мама тоже сначала была против веганства. Она никогда не давила на меня, но мой переход на растительную пищу ее очень сильно возмутил. Родители так себя ведут из-за страха за здоровье детей. Миф о том, что есть мясо необходимо, очень живуч. Кроме того, еда – это мощный и доступный способ контроля, и некоторые родители боятся его лишиться. Сейчас мама готовит мне веганскую еду и поддерживает мой активизм.


– К вам, как к веган-активисту, проявляли интерес силовые структуры?

Еда – это мощный и доступный способ контроля


– Полицейские обычно не обращают внимания на веганов. Мы им кажемся каким-то несущественным движением. Но так будет, пока число веганов не станет большим и корпорации не начнут нести убытки. Я думаю, что идеи веганского аболиционизма станут еще более популярными. Сейчас в мире наступает кризис из-за болезни, возникшей, по одной из версий, из-за поедания животных. Я думаю, что люди в целях собственного выживания пересмотрят свои привычки и заинтересуются веганством. Отказ от насилия, который начинается с осознанного ежедневного выбора продуктов питания, вещей, стиля взаимодействия с живыми существами, изменит наш мир кардинальным образом. Начнутся глобальные социальные и экологические преобразования. А силовики исчезнут естественным образом – в их деятельности не будет необходимости.

«Все говорят о пользе вегетарианства, а есть ли у него недостатки? » – Яндекс.Кью

Добрый день. Это конечно не мой профиль, но как говориться: «Меня спросили, я ответил». Лучше этот вопрос адресовать диетологам. Конечно врачам, а не специалистам по диетам.

Сразу оговорюсь… Любое поведение и действия человека — это его выбор и ответственность. Хочется ему играть в рулетку со своим здоровьем — пусть играет. Главное что бы свое мнение не навязывал окружающим.

Основные мифы сторонников вегетариантства.

1. Все микроэлементы и вещества они получают в полном объеме.

Далеко не так. Например, витамины некоторых групп B и D — основные источники их из мяса или рыбы. Разговоры про растительные источники, не более чем фикция. Да, добавляются добавки в рацион — но они не являются естественными. Насколько они усваиваются организмом — так же большой вопрос.

2. Одобряемое использование вегетарианства всеми общепризнанными организациями здравоохранения.

Так же далеко от истины. Так например, вот выдержка из Википедии:

«Надлежащим образом спланированная вегетарианская либо веганская диета является здоровой и может обеспечить преимущества для здоровья, профилактики и лечения некоторых заболеваний» — Американская академия питания и диетологии США.

Вы меня извините, но это не та организация, к которому прислушиваются специалисты во всем мире. ВОЗ таких рекомендаций и окончательных выводов не делает. Да и само высказывание содержит часть про планирование и тщательность.

Другие выводы более профессионального толка.

Американское онкологическое общество считает, что вегетарианская диета предположительно снижает риск возникновения рака.

3. Вегетарианцы меньше болеют.

Не спорю — есть данные исследований о положительном влиянии вегетарианской диеты на некоторые виды онкологии и сердечно-сосудистые заболевания. Но ни кто не мешает, изменить потребление жареного мяса (трасжиров) — вот как раз на этом настаивает ВОЗ.

Но на заболеваемость инфекционными патологиями, никак не влияет это вид «поведения» — так же болеют гриппом, ангиной и т.д.

Теперь одно интересное исследование от «мировых ученых», но на которое почему-то не ссылаются сторонники этого «поведения».

Мутации rs66698963 в гене FADS2 в последующих поколениях. Данная мутация способствует усвоению незаменимых жирных кислот из растительной пищи, однако одновременно делает организм более подверженным воспалению и раку в результате повышенной выработки арахидоновой кислоты. Эта же мутация препятствует выработке омега-3-ненасыщенных жирных кислот, которые считаются защищающими от болезней сердца.

Какие можно сделать выводы?

Еще раз повторюсь. Выбор питания и поведения (а вегетарианство это и изменение поведения) самостоятельный личный выбор человека.

Насколько применима эта субкультура без последствий на широтах нашей страны — хороший вопрос. Ведь данное направление было сформировано в странах Юго-Восточной Азии, где о дефиците того же витамина D — мало кто слышал, из-за климатических более солнечных условий.

Никто не спорит о необходимости, так называемых, разгрузочных дней в виде временного планируемого перехода на растительное питания. Это полезно, но опять же, изначально проконсультируйтесь у специалиста. Возможно, у Вас имеются состояния при которых данная диета противопоказана.

С уважением. Надеюсь мой ответ Вам был полезен.

Гарвардский социолог изучает, как веганство превратилось из безвкусного в модное.

Далеки дни Энни Холл, год, когда Вуди Аллен смирился с тарелкой ростков люцерны и дрожжевого пюре. За прошедшие годы веганское питание превратилось из безвкусного в модное и стало популярным. Одна из примет времени: в 2016 году Tyson Foods, крупнейший переработчик мяса в США, купила 5% акций производителя растительного белка Beyond Meat. (Самый известный продукт компании, Beyond Burger, имеет розовый оттенок от экстракта свеклы и, как сообщается, шипит при жарке.Веганство, больше не скованное ассоциациями с хиппи-чудаками или радикальной политикой, поднялось на астральный план жизни, основанной на стремлениях. В наши дни он составляет смешанную и более гламурную компанию: знаменитые тела, принадлежащие таким, как Том Брэди и Бейонсе, подпитываются веганской диетой.

Аспирантка-социолог Нина Гейхман исследует социальные аспекты распространения веганства. Она объясняет, что поначалу веганство было тесно связано с идеологией движения за права животных, которое изначально было нацелено на целый ряд целей, таких как ношение меха и тестирование продуктов на животных.Когда активисты переключили внимание на условия на ферме и еду, веганство приобрело черты того, что ученые называют «движением за образ жизни». Со временем он стал более тесно ассоциироваться с общими проблемами окружающей среды и менталитетом «здоровья», связанным с идеями совершенствования тела. Трудно найти заслуживающие доверия цифры о том, сколько людей идентифицируют себя как веганов, говорит Гейхман, но все большее число людей тем или иным образом практикуют веганство: включают заменители мяса и молочных продуктов в свой рацион или ограничивают свой рацион в определенное время дня или на какое-то время. недель.

Социологи изучали веганство в его связи с активизмом в защиту прав животных, но меньше исследований механизмов и структуры нынешнего движения за образ жизни. Гейхман особенно интересуется анализом ведущих деятелей, которых она условно назвала «защитниками образа жизни», утверждая, что они изменили природу активизма в отношении образа жизни. По ее словам, они обычно приходят из сфер, обычно не связанных с активизмом, особенно в сфере предпринимательства, и их «культурная работа» не строго определяется их официальной деятельностью.Эта работа расширила веганство за пределы его идеологической основы, позволив большему количеству людей участвовать, даже если они не подчиняют все аспекты своей жизни всем его принципам.

Гейхман разделил этих игроков на три категории. Некоторые сторонники образа жизни создают возможности для потребления — например, открывая услугу подписки на веганские наборы для питания, открывая ресторан или закупая растительные белки в своих продуктовых магазинах. Другая группа занимается тем, что она называет «производством знаний», создавая образовательные ресурсы — фильмы, книги и сообщения в блогах, — которые люди распространяют, чтобы поделиться кулинарными советами и советами или убедить других изменить диету.В-третьих, и это наиболее абстрактно, это вид защиты, связанный с тем, что она называет «производством смысла» или «интерпретационной работой». Эти цифры меняют культурные ассоциации веганства: «символическая сущность того, что означает веганство», как выражается Гейхман. Брэди — яркий пример: назвав свое имя линейкой наборов для еды от веганского стартапа Purple Carrot, он связывает веганство с мачо-телесностью профессионального футбола. («Питание TB12 Performance Meals» утверждает, что помогает «спортсменам и активным людям оставаться на пике карьеры» и «максимизировать свои результаты на игровом поле» за 78 долларов в неделю.)

Гейхман планирует провести полевые исследования и интервью, чтобы изучить эволюцию веганства в двух других национальных контекстах. Первая — это Франция, «очевидное место для изучения движения за еду, потому что она занимает центральное место в наших представлениях о том, что делает хорошую еду или правильную еду». Национальная кухня может показаться враждебной по отношению к кешью или сливу из нута (называемому «аквафаба») в качестве заменителя яичного белка, но иерархическая структура продуктов питания , культура может проложить путь к резким изменениям.В последние годы поварам высокой кухни, обслуживающим высококлассную международную клиентуру, приходилось экспериментировать с веганским меню и выпечкой. Их влияние было усилено сетью веганских блогов о еде и составителями поваренных книг — даже несмотря на то, что другие учреждения сопротивляются распространению этого образа жизни. Французское министерство здравоохранения, отмечает Гейхман, предупреждает, что соблюдение режима végétalien приведет к дефициту питательных веществ и долгосрочным рискам для здоровья, а правительственные стандарты питания для школьных столовых требуют употребления молочных продуктов при каждом приеме пищи.

Второй случай — Израиль, где, по некоторым оценкам, почти 5 процентов населения являются веганами; Тель-Авив заработал репутацию одной из веганских столиц мира. Силы обороны Израиля даже предоставляют меню без животных в столовых, а также ботинки и шлемы без кожи для солдат-веганов. Но помимо цифр, Израиль представляет собой интересный контрастный пример, объясняет Гейхман, отчасти потому, что веганство там по-прежнему прочно укоренено в заботе о правах животных и практикуется во всем политическом и религиозном спектре.Ее также интересует, как веганский образ жизни эволюционировал в культурном контексте Израиля, опираясь на национальную символику, окружающую использование земли и воды, и опираясь на сельскохозяйственные традиции страны и средиземноморскую диету.

Веганский образ жизни Гейхман, тем временем, выходит далеко за рамки ее индивидуальной тарелки. Она участвует в работе Совета по устойчивому развитию, Гарвардского веганского общества, веганской конференции «Лига плюща» и бостонской организации «Миллениалы», где ежемесячно проводятся пикники.«Вообще-то, в это воскресенье есть один, — добавляет она не совсем случайно.

Подростки-веганы справляются с небольшой помощью своих друзей (и субкультуры)

Это исследование показывает, что поддерживающие сети друзей и панк-рок-культура могут быть основными факторами, помогающими молодым людям стать веганами и соблюдать диету.

Сводка: Faunalytics | Это резюме внешнего исследования | Опубликовано: 17 августа 2015 г.

В настоящее время в США происходят серьезные сдвиги в потребительской культуре, ориентированные на «экологичность» и закупку местных продуктов, своего рода социально сознательное потребление, связанное с продуктами питания и методами их производства.Предыдущие исследования показали, что модели потребления взрослых, как правило, связаны с домовладением и сетями соседей и социальных кругов. Принимая во внимание, что потребление молодежи часто может быть отражением «поиска этической последовательности», когда они пытаются обеспечить, чтобы их повседневные действия отражали их идеалы. Веганство и вегетарианство более распространены в младших возрастных группах, но что заставляет подростка становиться веганом и оставаться веганом? Согласно этому исследованию, «существующие исследования описывают многое из того, что происходит после того, как человек присоединился к движению по образу жизни, но они менее полезны для объяснения вербовки в такое движение.”

В данной статье проблема «найма» рассматривается через призму субкультуры и социальных кругов. Исследователи провели подробные интервью с 23 веганами в возрасте от 20 до 20 лет, обсуждая, как и почему они стали веганами и какие факторы побудили их оставаться веганами. Общие результаты исследования показывают, что поддержание веганства требует двух основных вещей: социальной поддержки друзей и семьи и участия в веганстве как движении за образ жизни (в отличие от движения за питание / диету).Однако исследование также показало, что участие в «панк-субкультуре», в частности, «еще больше облегчило эти процессы вербовки и сохранения веганства как движения за образ жизни».

Все 23 участника идентифицировали себя как веганы, а 11 из них также идентифицировали себя как панк. Хотя существует целый ряд подкатегорий панка (таких как анархо, байк, краст и мирный панк), участники этого исследования обычно называют «политический панк» или «хардкор-панк», оба из которых обычно ориентированы на политику и идеология.Сама по себе панк-музыка иногда была частью «каталитического» события, побуждающего кого-то стать веганом, но чаще всего это был механизм, усиливавший мотивацию к веганству. «Играя в группах, составляя журналы, посещая вечеринки на концертах или работая с Food Not Bombs», подростки постоянно проверяли и перепроверяли свою приверженность делу и участвовали в сообществе, которое поддерживало ту же идеологию. Интересно, что исследователи обнаружили, что исследованные ими подростки-веганы получили поддержку своего веганства как со стороны семьи, так и со стороны своей субкультуры, что показало, что эти два аспекта жизни человека не обязательно должны противоречить друг другу.

По мере того, как движение в защиту животных растет и становится все более популярным, наблюдается стремление сделать веганство «профессиональным» и сделать его приемлемым для всех слоев общества. Хотя это положительный момент, мы не должны забывать, что субкультура также является мощным инструментом в воспитании и удержании веганов. Более того, мы должны помнить, что некоторые панки настоящего — профессионалы будущего, поэтому эта панк-субкультура может распространиться на все слои общества. Как защитники животных, мы можем поддерживать и развивать как основные, так и субкультурные формы веганства через нашу работу.

Удивительная причина того, почему веганство стало мейнстримом | The Independent

Давно прошли те времена, когда веганы были сведены к стереотипам миротворцев, страдающим от неприятного запаха изо рта и неподходящих футболок с принтом тай-дай.

С более чем 3,5 миллионами британцев, которые сейчас идентифицируют себя как веганы, и более 57 миллионами постов #vegan в Instagram, можно с уверенностью сказать, что жизнь на растительной основе более популярна, чем когда-либо прежде.

Больше не ассоциируется с тощими — Дэвид Хэй и Том Брэди сокрушили это клише — веганство официально проникло в массы.

Итак, как веганство превратилось из поддельной субкультуры в основной образ жизни?

Согласно тенденциям Google, поисковые запросы «веганство» неуклонно росли с 2012 года по той же траектории, что и «Instagram».

(Google Trends

(Google Trends)

Хотя приложение для обмена фотографиями было запущено исключительно на iOS в 2010 году, оно стало более широко использоваться в 2012 году, когда была выпущена версия для устройств Android.

Теперь с большим количеством более 800 миллионов пользователей, это практически всеобщая любимая платформа социальных сетей.

Может ли быть, что Instagram несет ответственность за капитальный ремонт PR веганства, в результате которого он превратился из чокнутой диеты в эстетически приятную какофонию смузи из «земных чаш» и «зеленой богини»?

«Веганское сообщество невероятно активно в Интернете, — объясняет Бет Трандл, глава отдела продуктов питания в маркетинговом агентстве Social Chain.

Вероятно, это связано с тем, что их диетический выбор определяется их фундаментальными убеждениями, объясняет она, что может повысить их активность в социальных сетях, поскольку они стремятся поделиться своей страстью к веганству со всем миром.

Мы пробуем первый в Великобритании веганский бургер

Очевидно, что Instagram — это платформа, ориентированная прежде всего на визуальные элементы, и поэтому на ней проще всего поделиться своими жизненными привычками.

«Персональный характер платформы позволяет людям интегрировать веганство в релевантные и стимулирующие публикации, одновременно рассеивая множество заблуждений и стереотипов о том, что значит быть веганом», — добавила она.

Если вы хотите распространить сообщение, например, о личных, этических или экологических преимуществах веганства, показать людям всегда будет гораздо больше, чем просто сказать им: «Именно здесь Instagram побеждает в повышении привлекательности веганства», сказал Саймон Винч, исполнительный директор Veganuary.

«Это идеальное место для вдохновения, и многие продукты на растительной основе выглядят очень привлекательно, что делает изображения популярными среди пользователей», — сказал он The Independent .

Ключевой частью того, что делает веганский контент таким стимулирующим фактором является растущее сообщество влиятельных лиц в социальных сетях, пропагандирующих образ жизни как часть своего бренда.

Элла Миллс начала документировать свой растительный образ жизни в своем блоге Deliciously Ella в 2011 году, успех которого сделал Миллс известным всем, чье имя успех, который выходит за рамки веганского сообщества, что привело к многочисленным книжным сделкам, гастрономам и нескольким продуктам питания — она ​​также может похвастаться одним.2 миллиона подписчиков в Instagram.

Креативные веганские блюда от YouTube — в фотографиях

Показать все 15

1/15 Креативные веганские блюда от YouTube — в фотографиях

Креативные веганские блюда от YouTubers — в картинках

Веганские голые куриные чаупы

Креативные веганские блюда от YouTubers — в картинках

Легкие веганские закуски из брауни

Креативные веганские блюда от YouTubers — в картинках

Кленовый персик с орехами на ночь овес

Креативные веганские блюда от YouTubers — в картинках

Сковорода с макаронами

Креативные веганские блюда от YouTubers — в картинках

Крылышки буйвола из цветной капусты

Креативные веганские блюда от YouTubers — в картинках

Веганские фри по-животному

Креативные веганские блюда от YouTubers — На фотографиях

Кружки с сыром Брюссельская капуста

Креативные веганские блюда от YouTubers — На фотографиях

Веганское пиво и соус из хлеба чеддер

Креативные веганские блюда от YouTubers — На фотографиях

Vegan s’more tacos

Креативные веганские блюда с YouTube — На фото ures

Веганские обертки из цезаря с курицей

Креативные веганские блюда от YouTubers — На фотографиях

Карамелизированный луковый соус

Креативные веганские блюда от YouTubers — на фотографиях

Суп из тортильи и сырный такитос

Креативные веганские блюда от

на YouTube

Легкий веганский перец чили

Креативные веганские блюда от YouTubers — в фотографиях

Веганские шоколадные тарталетки hazenlut

Креативные веганские блюда от YouTubers — на фотографиях

Бекон из маниоки

Для Миллс Instagram стал основным фактором повышения популярности ее бренда и для развенчания мифов о том, что растительная диета скучна и ограничена.

«Благодаря этому растительную пищу можно было представить как нечто красочное, обильное, яркое и вкусное, что помогло развеять предубеждения о том, что еда больше похожа на« кроличью еду! »», — сказала она The Independent .

«В конечном итоге, чтобы наша еда была экологически чистой, она должна быть вкусной и приятной, и я думаю, что Instagram стал инструментом, демонстрирующим, что растительные блюда могут работать на это, помогая захватить наше воображение».

Система хэштегов, доступная на платформе, также может быть связана с внедрением веганства в мейнстрим, поскольку она делает контент доступным для совместного использования и помогает создать сообщество, добавляет Винч.

«Те, кто обеспокоен тем, что не могут пропустить свои любимые блюда, могут просто выполнить поиск, скажем, #VeganPizza, и найдут более 300 000 сообщений, которые доказывают, что вам не обязательно пропустить пиццу!»

Это также может упростить поиск блюд на растительной основе, добавил он.

Плюс, чтобы мы не забыли, что Instagram — это творческая платформа, и воссоздание растительных альтернатив основным кулинарным продуктам, например пастушьему пирогу и пицце, естественно, требует немного творчества.

«Вот тут-то и становится по-настоящему захватывающе», — говорит блоггер, основанный на растениях, Ниоми Смарт, которая рассказывает о своем образе жизни, основанном на растениях, 1,7 миллиона подписчиков в Instagram и еще 1,7 миллиона на YouTube.

«Я люблю воссоздавать блюда, с которыми я выросла, например, пастуший пирог и шоколадный торт, и делать их на растительной основе», — сказала она The Independent.

«Все эти креативные блюда можно продемонстрировать в Instagram, чтобы люди увидели, какие приемов пищи можно приготовить на растительной диете.”

Очевидно, что Instagram также является платформой для обмена социальными сообщениями, которая побуждает пользователей взаимодействовать с контентом, который их вдохновляет, и комментировать его. Это стало ключевым моментом в историях успеха как Smart, так и Mills.

«Мы запустили три продуктовые линейки в 5 500 магазинах без единого сотрудника в нашем отделе маркетинга», — сказала Миллс, добавив, что только сейчас она наняла руководителя отдела маркетинга.

«Каждую неделю мы получаем от 12 до 20 миллионов показов на нашем канале в Instagram», — объясняет она, добавляя, что учетная запись полностью управляется ею, и она отвечает на каждое прямое сообщение, которое получает: «обычно около 300 в день».

«Некоторые люди думают, что я сумасшедший из-за этого, но это создало действительно заинтересованную линию общения, и я действительно понимаю, что именно ищет наша аудитория, и как мы можем быть для них полезным инструментом, чтобы есть больше фруктов. и овощи »

Рост популярности таких аккаунтов, как Mills ’и Smart’s, несомненно, является отражением меняющегося лица веганства на уровне общества.

«Это больше не преподносится как что-то необычное», — объясняет Доминика Пясецка, представитель The Vegan Society.

«Это просто и доступно — вы можете зайти в любой супермаркет и вас встретит огромный выбор веганских продуктов».

«Такие платформы, как Instagram, помогли людям увидеть веганство таким, какое оно есть на самом деле: попытка, основанная на сострадании. вести этичный, устойчивый и здоровый образ жизни, не причиняя страданий животным ».

Сравнительный дискурсивный анализ субкультуры второго порядка

Автор

Включено в список:
  • Эллисон Кристофер

    (Департамент социологии Техасского университета в Сан-Антонио, One UTSA Circle, Сан-Антонио, Техас 78249, США)

  • Джон П.Бартковски

    (Департамент социологии Техасского университета в Сан-Антонио, One UTSA Circle, Сан-Антонио, Техас 78249, США)

  • Тимоти Хаверда

    (факультет социологии Техасского университета в Сан-Антонио, One UTSA Circle, Сан-Антонио, Техас 78249, США)

Abstract

В последние несколько лет веганство пользуется все большей популярностью и все более пристальным вниманием ученых. Используя идеи теории культуры, в этом исследовании проводится качественный анализ дискурса двух документальных фильмов, пропагандирующих веганство: «Вилки вместо ножей» (2011) и Vegucated (2010).Каждый из этих популярных фильмов, продвигающих веганство, представляет разные портреты веганов и выдвигает различные мотивы для принятия веганского образа жизни. «Вилки вместо ножей» пропагандируют здоровое веганство, основанное на научных аргументах о диетических преимуществах веганства. В отличие от этого, Vegucated продвигает целостный веганство, которое, помимо пользы для личного здоровья, также способствует защите прав животных и экологической сознательности. Эти конкурирующие образы раскрывают важную линию разрыва в веганстве, которая может иметь значение для роста этого движения.Веганство — это особая субкультура второго порядка, входящая в более широкую вегетарианскую субкультуру. Однако веганство поддерживает культурную значимость, опираясь на типично американские дискурсы индивидуализма, науки, здорового образа жизни и экологической осведомленности.

Рекомендуемое цитирование

  • Эллисон Кристофер, Джон П. Бартковски и Тимоти Хаверда, 2018. « портретов веганства: сравнительный дискурсивный анализ субкультуры второго порядка «, Общества, MDPI, Open Access Journal, vol.8 (3), страницы 1-21, июль.
  • Дескриптор: RePEc: gam: jsoctx: v: 8: y: 2018: i: 3: p: 55-: d: 159024

    Скачать полный текст от издателя

    Ссылки на IDEAS

    1. Кори Ли Ренн, 2017. « Веганство Трампа: политический обзор американских веганов в эпоху политики идентичности «, Общества, MDPI, Open Access Journal, vol. 7 (4), страницы 1-13, ноябрь.
    2. Фокс, Ник и Уорд, Кэти Дж., 2008. « Вы то, что вы едите? Вегетарианство, здоровье и идентичность », Социальные науки и медицина, Elsevier, vol.66 (12), страницы 2585-2595, июнь.
    Полные ссылки (включая те, которые не соответствуют элементам в IDEAS)

    Самые популярные товары

    Это элементы, которые чаще всего цитируют те же работы, что и эта, и цитируются в тех же работах, что и эта.
    1. Эйнхорн, Лаура, 2020. « Нормативное социальное влияние на потребление мяса ,» Документ для обсуждения MPIfG 20/1, Институт Макса Планка по изучению обществ.
    2. Эймер Лихи, Шон Лайонс и Ричард С.Дж. Тол, 2011. « Детерминанты вегетарианства и частоты потребления мяса в Ирландии ,» Экономический и социальный обзор, экономические и социальные исследования, т. 42 (4), страницы 407-436.
    3. Ceuterick, Melissa & Vandebroek, Ina, 2017. « Идентичность в аптечке: дискурсивная позиция андских мигрантов относительно использования ими лечебных трав в Соединенном Королевстве », Социальные науки и медицина, Elsevier, vol. 177 (C), страницы 43-51.
    4. Стед, Мартина и Макдермотт, Лаура и МакКинтош, Энн Мари и Адамсон, Эшли, 2011 г.« Почему здоровое питание вредно для здоровья молодых людей: идентичность, принадлежность и еда », Социальные науки и медицина, Elsevier, vol. 72 (7), страницы 1131-1139, апрель.
    5. Ханиджу, Ратна и Каппеллини, Бенедетта и Хосани, Самир, 2021 год. « Еда для двоих: Типология совмещенных практик ,» Журнал бизнес-исследований, Elsevier, vol. 134 (C), страницы 675-688.
    6. Чарри, Карин и Тесситоре, Тина, 2021 год. « Я чирикаю, они следят, ты ешь: количество подписчиков, подталкивающих в социальных сетях есть более здоровую пищу », Социальные науки и медицина, Elsevier, vol.269 ​​(С).
    7. Эндрюс, Гэвин Дж. И Дафф, Кэмерон, 2019. « Материя начинает иметь значение: о постгуманистических представлениях о жизненно важном возникновении здоровья », Социальные науки и медицина, Elsevier, vol. 226 (C), страницы 123-134.
    8. Филдинг-Сингх, Прия, 2019. « Вы достойны того, что едите: представления подростков о здоровом питании, морали и социально-экономическом статусе », Социальные науки и медицина, Elsevier, vol. 220 (C), страницы 41-48.
    9. Ломбардини, Кьяра и Ланкоски, Лина, 2011 г.« Экономико-психологическая модель устойчивого потребления продуктов питания ,» Международный конгресс 2011 г., 30 августа — 2 сентября 2011 г., Цюрих, Швейцария 114403, Европейская ассоциация экономистов-аграрников.
    10. Acga Cheng & Murthazar Naim Raai & Nurul Amalina Mohd Zain & Festo Massawe & Ajit Singh & Wan Abd Al Qadr Imad Wan-Mohtar, 2019. « В поисках альтернативных белков: раскрытие потенциала недостаточно используемых тропических бобовых ,» Продовольственная безопасность: наука, социология и экономика производства продуктов питания и доступа к продуктам питания, Springer; Международное общество патологии растений, т.11 (6), страницы 1205-1215, декабрь.
    11. Карфора, В., Касо, Д. и Коннер, М., 2017. « Корреляционное исследование и рандомизированное контролируемое испытание для понимания и изменения потребления красного мяса: роль пищевых идентичностей », Социальные науки и медицина, Elsevier, vol. 175 (C), страницы 244-252.
    12. Клаудиа Модлинска и Доминика Адамчик и Доминика Мезон и Войцех Писула, 2020. « Гендерные различия в отношении к веганам / вегетарианцам и их предпочтениям в еде и их значение для продвижения устойчивых моделей питания — систематический обзор », Устойчивое развитие, MDPI, Open Access Journal, vol.12 (16), страницы 1-17, август.
    13. Йоханнес Симонс, Карл Вирбум и Жанетт Клинк-Леманн, Инго Херлен и Моника Хартманн, 2021 год. « Вегетарианство / веганство: способ чувствовать себя хорошо ,» Устойчивое развитие, MDPI, Open Access Journal, vol. 13 (7), страницы 1-19, март.
    14. Патрик Шенк, Йорг Рёссель и Мануэль Шольц, 2018. « Мотивы и ограничения отказа от мяса ,» Устойчивое развитие, MDPI, Open Access Journal, vol. 10 (11), страницы 1-19, октябрь.

    Исправления

    Все материалы на этом сайте предоставлены соответствующими издателями и авторами. Вы можете помочь исправить ошибки и упущения. При запросе исправления укажите дескриптор этого элемента: RePEc: gam: jsoctx: v: 8: y: 2018: i: 3: p: 55-: d: 159024 . См. Общую информацию о том, как исправить материал в RePEc.

    По техническим вопросам, касающимся этого элемента, или для исправления его авторов, заголовка, аннотации, библиографической информации или информации для загрузки, обращайтесь:.Общие контактные данные провайдера: https://www.mdpi.com/ .

    Если вы создали этот элемент и еще не зарегистрированы в RePEc, мы рекомендуем вам сделать это здесь. Это позволяет связать ваш профиль с этим элементом. Это также позволяет вам принимать потенциальные ссылки на этот элемент, в отношении которых мы не уверены.

    Если CitEc распознал библиографическую ссылку, но не связал с ней элемент в RePEc, вы можете помочь с этой формой .

    Если вам известно об отсутствующих элементах, цитирующих этот элемент, вы можете помочь нам создать эти ссылки, добавив соответствующие ссылки таким же образом, как указано выше, для каждого ссылочного элемента.Если вы являетесь зарегистрированным автором этого элемента, вы также можете проверить вкладку «Цитаты» в своем профиле RePEc Author Service, поскольку там могут быть некоторые цитаты, ожидающие подтверждения.

    По техническим вопросам, касающимся этого элемента, или для исправления его авторов, названия, аннотации, библиографической информации или информации для загрузки, обращайтесь: в группу преобразования XML (адрес электронной почты указан ниже). Общие контактные данные провайдера: https://www.mdpi.com/ .

    Обратите внимание, что исправления могут отфильтроваться через пару недель. различные сервисы RePEc.

    Веганство и панк-рок: неожиданный дуэт

    На первый взгляд сложно увидеть связь. Но копните немного глубже, и вы увидите, что веганство и панк-рок неразрывно связаны.

    От лирических образов до активности животных на панк-роковой сцене — идеи веганства глубоко укоренились в самой ткани субкультуры.

    Восстание

    Когда вы слышите слово «панк», вы, вероятно, думаете о рваных кожаных куртках, сапогах на платформе и высоких ирокезах.Но это больше, чем просто мода, это образ жизни.

    В субкультуре укоренилась идея восстания с упором на восстание против истеблишмента. Например, многие панк-рокеры солидарны с забастовками шахтеров и голодовками ИРА в 1980-х годах, поскольку их не устраивало, как правительство относилось к тем, кто отстаивал то, во что они верили. любовь и равенство, панк-образ жизни нашел отклик у многих людей и привлек их к тому, что действительно происходило в британской политике.

    Как и панк-рок, веганство — это еще одна форма бунта. Мясо по-прежнему преобладает в западном мире, в основном из-за представления о том, что плотоядную диету легче поддерживать. И медленно, но верно это меняется.

    В Великобритании более 600 000 веганов, и это число растет в геометрической прогрессии. Все больше и больше знаменитостей используют свои платформы в социальных сетях для публикации и обмена информацией о преимуществах веганства и важности защиты животных.

    Джон Фельдманн, фронтмен американской панк-группы Goldfinger, всегда высказывался об этой проблеме в Интернете, а также продвигал важную работу, которую PETA делает в области защиты прав животных. Такие люди, как Фельдман, используют социальные сети как форму современного протеста. Имея большое количество последователей и поддерживающих фанатов, они чувствуют, что обязаны отстаивать то, во что они верят, и поощрять других делать то же самое.

    Организации, занимающие позицию

    В начале 80-х родилось новое поколение панка: анархо-панки.Их философия была основана на защите животных и пацифизме. Многие новые группы, такие как Flux of Pink Indians, получили известность из-за ярких образов в их текстах, особенно их прорывного трека Sick Butchers. Их слова нашли отклик у многих людей, побудив их бороться за права животных.

    Организация

    Food Not Bombs, основанная Китом МакГенри, основана на взгляде на то, что приоритеты правительства искажены, что позволяет людям голодать при капиталистической системе.Группа выполняет жизненно важную работу, чтобы никто не остался голодным, предоставляя бесплатные веганские блюда тем, кто в ней нуждается. У него огромная команда волонтеров и более 400 отделений по всему миру.

    Однако хорошая работа Food Not Bombs не обошлась без трудностей. Флорида ввела так называемый «запрет на кормление» организации еще в 2011 году. Поскольку штат пытался ограничить ее в предоставлении бесплатной еды тем, кто в ней больше всего нуждается. Но оппозиция не отговаривает группу от помощи другим.

    В 2013 году он открыл бесплатную школу в Нью-Мексико, в которой преподавались самые разные темы, от текущих социальных проблем, ненасильственных социальных изменений и устойчивого образа жизни.И все это основано на этике анархо-панк-движения, важность которой для веганства нельзя недооценивать.

    Новое поколение веганских панков

    Гораздо проще найти истории о веганских панках прошлого. Простой поиск приведет вас к кроличьей норе фотографий и видео мирных протестов. И демонстрации в защиту прав животных и устойчивости, в то время как служащие в черных галстуках таращатся на идиосинкразических, беззаботных панков; но, уверяю вас, те времена не прошли.

    Новое поколение веганских панков использует свою платформу для продвижения идеи субкультуры. Один человек, который прокладывает путь в Северной Ирландии, — это Джек МакГарри, гитарист белфастской группы SX-70. МакГарри стал веганом около года назад. С тех пор он почувствовал необходимость проповедовать веганство через свою музыку.

    «Я сделал выбор в пользу вегана, — говорит МакГарри, — из-за моих музыкальных кумиров с панк-сцены, таких как Misfits. Их музыка и тексты нашли отклик у меня, потому что звук был таким тяжелым, но каким-то образом связан с аспектом прав животных.”

    Для МакГарри важно учиться у тех, кто вас вдохновляет. И все это благодаря тому, что они принимают их сообщения и распространяют их среди местных сообществ. «Сейчас я начинаю адаптировать свои тексты к более широким темам, таким как защита окружающей среды, устойчивость и права животных. Я действительно чувствую, что моя миссия — донести до людей эти проблемы через свою музыку », — говорит он.

    Гитарист, родившийся в Белфасте, надеется, что все больше и больше людей сделают выбор в пользу веганов.Он ссылается на исследование Элизабет Черри из Манхэттенвильского колледжа, которое показало, что те, кто идентифицирует себя как веганские панки, как правило, остаются веганами дольше, чем те, кто не идентифицирует себя как панки. «Меня даже не шокировало, когда я узнал об этом», — говорит МакГарри. «Мне просто очень приятно это слышать — панки преданные люди, чувак».

    Как панк-рок повлиял на веганство — Микуна

    Веган и панк-рок? Издалека это может показаться случайным, но если мы внимательно посмотрим на их историю, эти две культуры тесно переплетены [1].От Тима Макилрата (Восстание против) и Трэвиса Баркера (Blink-182) из ​​2000-х годов до Джона Фельдмана (Голдфингер) и Дэйви Хэвока (AFI) в 1990-х годах, начиная с Грегга Финна (Черный флаг) и заканчивая Яном Маккеем (Незначительная угроза). ) 1980-х годов. Их всех объединяет то, что они невероятные панк-рок-музыканты, люди, и они особенно разборчивы в своей диете: Все они вегетарианцы или веганы, и тогда они громко об этом говорили.

    Но насколько громко?

    Изучив панк-культуру 1980 года и ее субкультуру, становится ясно, что есть две основные субкультуры, по которым панк-группы себя идентифицировали: стрейт-эдж (без алкоголя, наркотиков, кофеина) или антиправительственные / авторитетные (анархисты).В 1980-х некоторые панк-группы посылали сообщения своим образом жизни, а также своей музыкой, и такой выбор образа жизни был доказательством легитимности и бунта в их субкультурах. Так какая же связь между панк-роком и веганством? Фактически и панк-рок, и идеология, основанная на растениях, дают центральную идею , задавая вопрос, как и почему, как способ восстать против нормы и поставить под сомнение норму.

    Стрейт-эдж движение зародилось в начале 1980-х, когда Minor Threat вышла с одноименной песней, что приписывают зарождению / разжиганию этой панк-субкультуры.Несмотря на то, что есть несколько противоречий с определением прямолинейного , общей основой было отсутствие наркотиков и очень жесткий чистый образ жизни, который в конечном итоге превратился в веганство / вегетарианство. Ян Маккей, фронтмен Minor Threat, сказал, что он никогда не намеревался взорвать это место, но он был одним из ведущих примеров чистой (веганской) пищи и отсутствия наркотиков в музыкальной индустрии. В конце 1980-х годов на сцену вышли более радикальные группы, такие как Vegan Reich из Laguna Beach, которые начали продвигать свои убеждения и активизм в защиту прав животных с помощью песен, таких как «This is it» или «I, the Jury», на своих выступлениях.Это определенно были песни NSFW (Not Safe For Work) и, возможно, немного экстремальные, в которых были очень сильные заявления о правах животных, но которые стали популярными на панк-сцене Южной Калифорнии.

    В 90-е годы два участника одной из самых популярных панк-групп, AFI, были приверженцами стиля. Фронтмен Дэйви Хэвок и участник группы Джейк Пьюджет — веганы. Хавок объясняет свой образ жизни как долголетием своей группы, так и своим личным здоровьем [16]. Хавок открыто говорил о своем образе жизни и приверженности веганству, и говорит: «Это действительно была прямолинейная и хардкорная сцена, которая в первую очередь повлияла на меня, чтобы стать вегетарианцем, и она научила меня здоровью и правам животных, и это было то же сообщество, которое привело меня к веганству благодаря образованию.[17] Трэвис Баркер из Blink-182 принимал участие в многочисленных веганских кампаниях, но одна из них выделяется среди прочих — это кампания «Поднимите шум для животных», которую он проводил вместе с дочерью Алабамой и, конечно же, Петой.

    Одна из наших любимых групп 2000-х — Rise Against — часть субкультуры стрейт-эдж. Джо Принсипи из Rise Against и Тим Макилрат оба являются веганами, и Макилрат считает, что причастность к панк-року связана со своими убеждениями, особенно с веганством [12].Видео на сингл «Ready to Fall» демонстрирует взаимосвязь промышленного фермерства, родео и спортивной охоты с вырубкой лесов, таянием ледяных шапок и лесными пожарами. [13] Это отличное сообщение от Тима Макилрата, в котором говорится, что мы можем стать архитекторами нового поколения:

    Быть панк-роком — забытое звено. Поскольку права животных и активизм продолжают набирать популярность в обществе в 2010-х и 2020-х годах, альтернативные образы жизни, такие как стрейт-эдж, исчезли и остаются незамеченными.Веганство и панк-рок поддерживали и бросали вызов друг другу в их росте и созревании в 1980-х и 1990-х годах, стоит поговорить о них и о том, как существует связь между ними и началом прав животных и сознательного питания. Будь то поиск истоков растительного движения или просто панк-рок.

    Источники

    [1,4,5]

    https://en.wikipedia.org/wiki/Animal_rights_and_punk_subculture

    [2, 7]

    https: // diyconspiracy.сеть / заявление-отслеживание-корни-веганский-прямой-край /

    [3]

    Veganism, Sustainability, and Punk Rock: Eartheasy Speaks with Joshua Ploeg

    [6]

    https://www.jstor.org/stable/10.1525/j.ctt1tqx754

    [8]

    https://en.wikipedia.org/wiki/Anarcho-punk

    [9]

    https://en.wikipedia.org/wiki/Straight_edge

    [10]

    https://en.wikipedia.org/wiki/Vegan_Reich

    [11]

    https: // www.mensjournal.com/entertainment/blink-182s-travis-barker-why-im-vegan-w473107/

    [12,13]

    https://en.wikipedia.org/wiki/Tim_McIlrath

    [14]

    https://www.vegan.com/morrissey/

    [15]

    https://www.morrissey-solo.com/threads/rocks-vegan-fundamentalist-why-morrissey-was-ahead-of-his-time-the-telegraph.143428/

    [16]

    https://www.billboard.com/articles/columns/podcasts/7717955/afi-davey-havok-jade-puget-interview-pop-shop-podcast

    [17]

    https: // www.onestowatch.com/blog/got-dairy-free-milk-an-interview-with-davey-havok

    [18]

    https://en.wikipedia.org/wiki/Fluff_Fest

    [19]

    https://en.wikipedia.org/wiki/Verdurada

    [20]

    Veganism, Sustainability, and Punk Rock: Eartheasy Speaks with Joshua Ploeg

    Блог курса по сетям

    для INFO 2040 / CS 2850 / Econ 2040 / SOC 2090

    В статье исследуется веганское движение с точки зрения тех, кто находится в субкультуре панка, а не в ней, в том, как они определяют и практикуют веганство на основе различных аспектов своих социальных сетей.Он заканчивается концепцией, что поддержание образа жизни зависит от сильных социальных сетей, которые также поддерживают движение, а не от индивидуальной силы или норм субкультуры.

    Чтобы дать больше информации, панк-веганы определяются как следующие определения веганского общества и остаются неизменными в своих взглядах на продукты животного происхождения (в том смысле, что они никогда не приемлемы). Не-панк-веганы склонны быть более свободными в своих взглядах, их определения субъективно построены и постоянно меняются.У них есть континуум приемлемости в отношении использования продуктов животного происхождения, в зависимости от конкретного человека.

    Далее подробно говорится о том, что простое предоставление человеку информации о веганстве и его преимуществах не требует изменений. Скорее, активно обсуждая материал с другими и расширяя свою социальную сеть, вы разделяете коллективные идеалы, которые еще больше подтверждают ваши новые убеждения, что приводит к фактическому внедрению нового образа жизни. Эти другие люди также помогают вам продолжать работать в направлении этого образа жизни, не расслабляясь, и выступают в качестве системы поддержки, чтобы вы продолжали идти, поскольку они также являются частью сообщества.

    Этот ресурс снова обращается к теме коллективных действий и каскадного эффекта. Для проблемы коллективных действий деятельность приносит пользу только в том случае, если в ней участвует достаточное количество людей. В противном случае люди просто сталкиваются с негативными последствиями. В этом случае, если у вас есть много друзей, которые также являются веганами, вы действительно узнаете их мнение об использовании продуктов животного происхождения и о том, как отказ от них может спасти столько жизней от трагедий и помочь окружающей среде, которая укрепит ваша решимость взять на себя обязательства.Однако, если вы единственный, большинство людей не поймут, что вы пытаетесь делать или почему это так важно, что может затруднить подтверждение ваших преимуществ и затруднить функционирование в обществе, где большинство людей этого не делает. сознание использования животных — что снижает вероятность того, что вы вообще будете придерживаться движения. Это относится к идее «порога для участия». Если достаточное количество людей сделают это и смогут распространять свои знания о движении таким образом, чтобы побудить вас присоединиться, вы тоже сделаете это, если считаете, что это принесет достаточно личной выгоды.

    https://foodethics.univie.ac.at/fileadmin/user_upload/inst_ethik_wiss_dialog/Cherry__E._2006._Veganism_as_a_Cultural_Movement.pdf

    Комментарии

    Оставить комментарий

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.